Безумный Макс
Поделиться:


Просмотров:  807

Безумный Макс

ЛОНДОНСКИЙ ЮВЕЛИР РУССКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ С КАРИБСКИМ ПАСПОРТОМ – ТАК ГОВОРИТ О СЕБЕ МАКСИМ АРЦИНОВИЧ, ВЛАДЕЛЕЦ ЮВЕЛИРНОГО ДОМА MAXIMILIAN LONDON И УЧРЕДИТЕЛЬ ФОНДА MAXIMILIAN ART FOUNDATION, КОЛ- ЛЕКЦИОНЕР И МЕЦЕНАТ, ИНТЕРЕСЫ КОТОРОГО ОТНЮДЬ НЕ ОГРАНИЧИВАЮТСЯ ПРИВЫЧНЫМ ДЛЯ БИЗНЕСМЕНА ЗАРАБАТЫВАНИЕМ ДЕНЕГ.

Максим, почему сегодня вы именуете свою компанию «инвестиционный бутик»?

M. A.: Да, сегодня мы являемся фактически инвестиционным бутиком. И вот почему. В 2014 году рубль обвалился, упали цены на нефть более чем в три раза, и в один месяц мир стал совсем другим. Поэтому сегодня мы все живем в другой реальности. Наша компания ведет операции из Лондона, Дубая, Нью-Йорка, Гонконга, Женевы и Москвы. Основная масса наших клиентов сконцентрирована в Азии, потому что Азия – это сегодня больше 3 млрд человек. Китай, Малайзия, Индонезия, Япония, Корея, Вьетнам – это очень быстро растущий рынок. Европа же медленно и верно загнивает. Англичане, французы, итальянцы, испанцы, немцы – им уже ничего не надо. У них проблемы с беженцами, у них проблемы с налогами, там и средний класс, и богатые люди не знают, как сегодня выжить. При этом все же мировой рынок предметов роскоши создается в Европе и европейцами. А главные законодатели ювелирной индустрии – это, конечно же, французы. Все самые лучшие ювелирные изделия создаются только на Вандомской площади и в частных ателье вокруг нее, и конкурировать с ее мастодонтами, такими как Cartier, Van Cleef & Arpels, Boucheron, Chaumet, практически невозможно. Даже английские марки, такие как Graff, Moussaieff и Garrard, которая, кстати, старше Cartier аж на 100 лет, не могут сравниться с французами по роскоши, дизайну и изяществу. Так или иначе американские, английские и швейцарские бренды все привлекают к работе европейских дизайнеров из Франции и Италии. Французские и итальянские ателье создают изделия для иностранных ювелирных Домов, потому что сами европейцы сегодня уже не покупатели.

Вернемся же к нашему инвестиционному бутику – мы маленькая, частная и очень закрытая для посторонних глаз компания, которая может быстро подстраиваться под реалии сегодняшнего рынка. К тому же мы – компания совсем не публичная. MaximiliaN London – это такой Savile Row of jewellery или, если хотите, tailor made jewellery product designed by order. Все изделия только Piece Unique, и это именно то, чего хотят наши клиенты – индивидуальности. Они давно переросли все известные в мире ювелирные бренды и не хотят переплачивать за уникальные камни в известных бутиках по 300–500% выше нашей оптовой цены только потому, что на коробке красуется имя известного бренда! Сегодня все богатые люди научились разбираться в качестве камней и ценах на них, и они готовы только на smart buy. Мы работаем как финансовые консультанты, которые помогают клиентам решать вопросы альтернативных инвестиций – переводить часть своих денежных активов, но не более 3–5% от размера своего состояния, в драгоценные камни, в предметы искусства и коллекционные вина.

Потому, что драгоценный камень, и я не устану это повторять, является самым компактным в мире финансовым инструментом на Земле, созданным матушкой- природой и вмещающим в себя огромные, иногда просто гигантские средства!

Безумный Макс

Расскажите, что это может дать вашим клиентам?

M. A.: Если говорить про российских граждан, то нужно понимать, что в конце июня 2016 года закончилась финансовая амнистия для капиталов, находящихся за границей. Существует несколько миллионов человек в нашей стране, которые на протяжении последних 25 лет целенаправленно вывозили огромные капиталы за границу, таким образом выводя их из российской экономики. Это вполне открытые данные, и Минфин вместе с финансовой разведкой ежегодно подсчитывает все это. Поверьте мне, все знают, у кого, где и сколько! Безусловно, это большая проблема для России – ведь не просто же так рухнула национальная валюта и не все дело только в нефти. Сейчас в западных банках находятся триллионы российских долларов, которые уходили туда с 1991 года, и наше правительство дало еще год на то, чтобы люди могли задекларировать то, что у них находится в активах за границей, и «подчистить концы». А дальше, после 2017 года, независимо от того, привезут они эти деньги обратно в Россию или не привезут, но придется отдать либо все в виде штрафов, либо заплатить такие штрафы и налоги, что мало не покажется! Свободное хранение денег на офшорных счетах закончится с начала 2018 года. Что же будет потом? А потом все люди, которые имеют российский паспорт, независимо от того, проживают ли они в Америке, в Европе, в Дубае, в Азии, будут платить налоги в России.

Все станет как в США с их налоговым управлением IRS, государственная машина вас достанет везде в мире и раздавит. Россия подписала и ратифицировала соглашения с FATF-GAFI (Financial Action Task Force) и с FATCA (Foreign Account Tax Compliance), и сейчас начинается такая борьба с отмыванием незаконно полученных средств и средств, находящихся без уплаты российских налогов за границей, что страшно даже себе представить! Налоговых гаваней в мире осталось совсем чуть-чуть: Карибы, Гонконг, Сингапур, Дубай и Лихтенштейн с Гибралтаром! Их скоро тоже не станет!

То есть либо вы остаетесь российскими гражданами и начинаете платить налоги здесь и сейчас, либо вы просто отказываетесь от российского гражданства, оформляете себе европейский или американский паспорт и становитесь налогоплательщиками других стран, но тогда это будет существенно дороже по налогам. 13%-ный подоходный налог в России – это не так уж и много!

Безумный Макс

Безумный Макс

Какое отношение это имеет к вашему бизнесу? 

M. A.: Мы можем помочь нашим клиентам, независимо от их происхождения, перевести часть их состояния (но не больше 5%) в альтернативные инвестиции не ради сверхприбыли, а исключительно ради сохранения капитала. Альтернативные инвестиции – это инвестиции в редкие и натуральные драгоценные камни, слитки золота и платины, антикварное искусство и дорогие коллекционные вина, нумизматику, коллекционные машины.

Цены на нефть падают, а спрос на редкие коллекционные драгоценные камни продолжает расти. Очень много компаний на Земле занимаются производством и добычей белых бриллиантов, и цены на них подвержены финансовым рискам в кризисы вместе с рынком других сырьевых ресурсов. А вот рынок цветных драгоценных камней, т.е. цветных бриллиантов: розовых, голубых, оранжевых, зеленых, красных бриллиантов (самых редких), а также рубинов, сапфиров и изумрудов, – это очень закрытый рынок. Это закрытый клуб, куда трудно попасть, он только для тех, кто понимает, о чем речь. Мы же являемся туда проводником. Мы зарабатываем свои 10% комиссионных на том, что помогаем людям разместить их капиталы, инвестируя в цветные драгоценные камни. Как брокеры по недвижимости или по продаже акций. А почему же цены на них продолжают расти?

Потому что население нашей планеты увеличивается бешеными темпами, а камней становится все меньше. Мы заказывали в крупном консалтинговом агентстве в Лондоне специальное исследование «Динамика роста цен на цветные драгоценные камни с 1913 по 2013 год», которое показало, что в 1913 году, всего лишь сто лет назад, на Земле жило чуть больше 2 млрд человек. А сегодня нас 7 млрд 200 млн человек, через 15 лет будет 9 млрд. При этом в наши дни люди очень быстро становятся миллионерами. Я даже где-то читал, что в Китае каждую минуту появляется 30 новых миллионеров. И все они, даже если, как Марк Цукерберг, и ходят в тапочках и растянутых трениках, являются потребителями предметов роскоши. Своим девушкам и женам они дарят ювелирные украшения. Поэтому мы предлагаем своим клиентам из числа Hight Net Worth Individuals в первую очередь задуматься о своем будущем и инвестировать малую часть своего годового дохода в драгоценные камни и драгметаллы. Это своего рода создание личного частного пенсионного фонда. Начав свои пенсионные накопления сейчас, вы будете приятно удивлены, на какую сумму у вас будет активов в вашей депозитарной ячейке в Монако или в Сингапуре к 2030–2040 годам. Вот тогда вы помянете меня добрым словом! Везде и во все времена, на протяжении многих тысячелетий и веков драгоценные металлы и камни являлись надежным активом, защищающим своих владельцев от валютных рисков, рисков падения строя и крушения финансовых систем! Это, на языке экономистов, «квазиденьги», имеющие цену в любой стране мира, в любое время и в любой ситуации. Простите меня за циничные сравнения, но во время блокады Ленинграда за бриллианты и золото покупали хлеб и еду, спасая жизнь своим близким и детям, а некоторые предприимчивые швейцарские банкиры выкупали у нацистов целые еврейские семьи из концлагерей за золото и драгоценные камни – в музее Холокоста есть свидетельствующие об этом документы.

Безумный Макс

А как обстоит дело с ликвидностью драгоценных камней? 

M. A.: Тут важно понимать, что камни все же продать за один день нельзя. Но ежегодно цены на них только растут. Я в этом бизнесе 20 лет, и мой опыт говорит о том, что стоимость цветных и драгоценных камней ежегодно вырастает как минимум на 10–12%. Поверьте, я путешествую, как Индиана Джонс, и не менее 200 дней в году нахожусь в самолетах. Езжу на Мадагаскар, в Мозамбик, в Бразилию, в Таиланд и Танзанию – мы колесим по всему миру в поисках самого лучшего сырья. Месяц назад я в Бирме, высоко в горах, спускался в шахту и сам на месторождении в деревне Могок рылся в земле. Потому, что я знаю, что цены на сырье, т.е. на неограненные камни, драматическим образом растут, так как хорошего сырья все меньше и меньше. Природа создала свои драгоценные минералы 7–10–15 млн лет назад! Человеческая жизнь для камня – это просто маленькая вспышка. Спрос на хорошие и редкие камни постоянно растет! Мы не призываем все свое состояние инвестировать в драгоценные камни, нет. Мы говорим: «О’кей, это альтернативная инвестиция, мы  знаем в них толк и найдем вам самые лучшие камни со швейцарскими геммологическими сертификатами по самой лучшей оптовой цене на рынке». К тому же это долгосрочная инвестиция на десятилетия, а не ежедневная спекуляция акциями, это именно возможность диверсификации своего портфеля, своеобразный пенсионный вклад, если хотите. Каким бы богатым человек ни был, может наступить момент, когда он неожиданно лишится всех своих активов. Читайте каждый день «Коммерсант» и «Ведомости», и вы поймете, что все опять как в 90-е: посадили, убили, отняли, обвинили, сбежал, обанкротился! А альтернативные инвестиции защищают и часто спасают человека от краха. Это такая заначка на черный день, как нас учили бабушки еще в СССР. Пенсионные фонды сегодня ненадежны, банки рушатся как карточные домики и сливают банковскую тайну спецслужбам, исчезают целые страны и валюты, сгорают банковские вклады, как только что было на Кипре! А вот ликвидные камни, картины старых мастеров и коллекционные вина – это те покупки, о которых стоит задумываться мужчинам уже в 35–40 лет и спокойно тратить на них 5–10% своего годового дохода вплоть до 60–65 лет. Вы будете приятно удивлены, какое состояние вам удастся скопить за 20–30 лет своих альтернативных инвестиций. Например, из-за  инфляции и высокого спроса на качественное сырье цены на колумбийские изумруды с 2000 года по сегодняшний день выросли с 3000 долларов за карат до 25 000 долларов за карат. А теперь сами посмотрите, за какую цену великие ювелирные бренды вам предлагают купить такие изумруды! По 150 000 – 200 000 долларов за карат! Это же грабеж, и дураков сегодня уже не осталось! Так что считайте сами… 

Безумный Макс

Как вы добываете камни? 

M. A.: У нас с партнерами два месторождения изумрудов в Колумбии. Камни мы добываем открытым способом, потом граним их в США либо в Таиланде, после сертифицируем их в американских и швейцарских геммологических лабораториях, а потом, уже в ограненном виде, продаем всем мировым ювелирным Домам из первой десятки. Наша группа партнеров является одним из самых больших в мире трейдеров по цветным драгоценным камням. В натуральных изумрудах высшего качества, без синтетики и различных добавок, нам сегодня нет равных в мире. Мы очень агрессивная компания в плане продаж, всегда держим слово и выполняем взятые на себя обязательства. Украшения MaximiliaN London создаются мной из собственных ресурсов. В добыче у меня есть партнеры, есть партнеры и в продажах, а также дилеры и дистрибьюторы по всему миру. Если в одной стране кризис, то в другой части света процветание. Стагнирует сейчас Россия и Казахстан, тормозит Европа, а тем временем Азия и Африка с Латинской Америкой на подъеме. Продаем все туда.

Новым для меня бизнесом – линией серебряных украшений MaximiliaN Silver Label – я владею 50 на 50% со своим братом Денисом, а в ювелирном Доме MaximiliaN London я единственный владелец, и совсем скоро совладельцем Дома станет одна из королевских семей из Залива. Я лондонский ювелир российского происхождения с карибским паспортом. Тем, что я русский, я очень горжусь, но при этом я не российский ювелир – мы являемся на 200% западным ювелирным брендом. В ювелирном мире каждый второй бренд так или иначе создан выходцами из России или из СССР, это очевидный факт! Например, Graff, Jacob, Marshak, Gaydamak, Yana, Orlov, Yanush, Bellini и многие-многие другие. Мы их уважаем и со многими сотрудничаем. А вы знаете. например, что самыми креативными в разработке ювелирного дизайна и закреплении камней во всем мире являются армяне? Когда на них были гонения со стороны турков, то армяне старались изучить такое мастерство, чтобы оно было применимо во всем мире, и они стали лучшими ювелирами, как евреи, например, лучшими огранщиками и торговцами бриллиантами!

 

Ювелирные украшения в единственном экземпляре – удовольствие недешевое. Какой рынок для вашей компании является основным?

M. A.: Наш бренд лучше всего известен на рынке Ближнего Востока. Я сам резидент Эмиратов уже 20 лет и зимой живу в основном на Пальме, люблю тепло и море, веду из Дубая свой международный бизнес. Мы очень сильны в работе с королевскими семьями Эмиратов, Катара, Бахрейна, Кувейта и Саудовской Аравии. Им вообще наплевать, сколько сегодня стоит баррель нефти и какие, где и против кого санкции в мире. Страны-то совсем молодые, культура только формируется, зато здесь есть безграничные денежные ресурсы и любовь ко всему роскошному и блестящему. Будем и дальше помогать им тратить денежки! Неслучайно журнал Forbes Middle East признал нас лучшим ювелирным Домом для инвестиций и сохранения капитала!

Безумный МаксНа что еще простирается сфера ваших интересов?

M. A.: Искусство – моя давняя страсть. Фонд Maximilian Art Foundation поддерживает множество проектов. Так, в прошлом году мы организовали выставку моего друга фотографа Стива МакКарри в Эрмитаже, а сейчас планируем провести выставку еще одного моего великого друга – фотохудожника Патрика Демаршелье. И я благодарен Богу и судьбе, что жизнь свела меня с такими замечательными людьми и я могу их открывать и показывать их творения нашему искушенному зрителю. Работать над такими проектами – огромное счастье для меня и важная часть моей жизни.

Я постоянно посещаю выставки искусства Art Basel, Art Basel Miami, Биенал- ле в Венеции. Вот только что вернулся с выставки FIAC в Париже, где приобрел несколько работ для своей коллекции. Сегодня она насчитывает более сотни работ современных художников, и со временем это все трансформируется в частный музей. Меня очень вдохновляют истории таких коллекционеров, как Третьяков, Щукин, Бернар Арно. Совсем недавно, 20 октября этого года мы были на торжественном ужине в музее Louis Vuitton Foundation в составе делегации меценатов Эрмитажа по личному приглашению Бернара Арно в честь открытия выставки коллекции Щукина из собраний Пушкинского музея и Эрмитажа. Наш Клуб друзей Эрмитажа подарил во время своего визита в музей фонда Louis Vuitton скульптуру современного российского художника Ярослава Ксенофонтова, работающего под псевдонимом Xeno. Эта скульптура была вырезана автором в стиле киберпанк из зеленой яшмы, и она существует лишь в одном экземпляре в мире! Теперь современные российские художники будут представлены и в лучшем французском частном музее современного искусства.

Спорт также является неотъемлемой частью моей жизни, и я ежегодно участвую в пяти-шести полных марафонах по 42 км в Париже, Лондоне, Женеве, Стокгольме, Питере, Москве, Берлине, Чикаго, Майами и Лондоне. Сейчас занимаюсь помощью Наталье Родионовне Малиновской, дочери великого человека – Маршала Советского Союза Родиона Яковлевича Малиновского, в издании романа ее отца и его книги о первом Русском экспедиционном корпусе, благодаря которому Франция выиграла Первую мировую войну против Германии (1914–1918), а потом страшно предала наших солдат и офицеров, бросив их в концлагеря и не дав возможности вернуться на родину и спасти свою страну от большевиков. Тем временем в нашей стране разразилась Великая Октябрьская революция и гражданская война. Ужасная и трагическая история, которую нельзя забывать! Если мы не издадим сейчас эти книги, то кто тогда? Господь все время посылает нам испытания и послушания, и только нам решать, замечать это или проходить мимо. Ну, и главный проект моей жизни – это проект строительства музея Эрмитаж в Дубае.

К сожалению с падением цены на нефть со 140 долларов за барель до 40 у правительства Эмиратов сразу вдруг кончились деньги на искусство! Но рано или поздно мы проект сделаем, и музей, задуманный мной как самое большое здание музея в мире с площадью более одного миллиона кв м, станет магнитом и точкой притяжения для десятков миллионов туристов на Ближнем Востоке, которые прилетают сюда на отдых и им некуда пойти, кроме пляжа и торговых центров! У страны без культуры и искусства просто не может быть достойного будущего! Я сам пытаюсь сделать свою жизнь интересной и насыщенной и ни от кого ничего не жду. Мой бизнес помогает мне заниматься вещами, которые мне нравятся, оставить след в истории и благодаря всему этому – просто быть счастливым человеком.

Беседовала Ирина Малкова

Похожие статьи: