Директор Лувра Абу-Даби Мануэль Рабате: «Искусство – это потребность в красоте»

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1647

Мы встретились с директором музея Мануэлем Рабате, чтобы обсудить его революционный подход к музейному делу, влияние архитектуры Жана Нувеля на общее восприятие и значение музея в глобальном культурном диалоге.

Беседовала Ирина Малкова

Лувр Абу-Даби

Лувр Абу-Даби известен своей важной ролью в сближении культур Востока и Запада. Можете ли вы рассказать, как музей формирует свою коллекцию, чтобы отразить эту миссию?

Мануэль Рабате: Действительно, мост между Востоком и Западом – это мандат Лувра Абу-Даби. Эта роль четко определена в основополагающем документе, заключенном между Францией и Абу-Даби, который заложил фундамент. Лувр Абу-Даби имеет два источника: Лувр как музей музеев, и Абу-Даби. Будучи столицей ОАЭ и имея связи по всему миру, город открыл новую страницу в истории энциклопедического универсализма, объединив эти два имени.

Директор музея Мануэль Рабате

Что такое универсальные музеи? Это Лувр, Британский музей, Метрополитен и Эрмитаж –все они демонстрируют произведения искусства различных эпох и культур. Эти музеи собирали предметы из всех цивилизаций, они исследовали мир, знания, открытия. В классическом универсальном музее, например в Эрмитаже в Санкт-Петербурге или парижском Лувре, вы увидите собрание предметов искусства всех народов мира. Месопотамия, греческое искусство, голландская живопись, русский авангард... Именно это отличает универсальный музей от остальных – упорядоченные знания, объединенные по тематическому признаку произведений искусства, или школ, или определенного временного периода.

Лувр Абу-Даби придает этой концепции новое измерение. Хотя у нас представлено меньше арт-объектов, музей не уступает крупнейшим музеям мира в энциклопедичности, уделяя больше внимания повествовательности. Он рассказывает истории, тем самым создавая связное нарративное пространство. Вместо традиционного деления на разделы по цивилизациям или странам посетители могут проследить, как в одно и то же время различные культуры создавали свои произведения. То есть вместо того, чтобы переходить от египетского раздела к месопотамскому, греческому и так далее, в Лувре Абу-Даби вы перемещаетесь по эпохе и видите все, что было создано людьми в этот период.

Первый зал посвящен первым деревням, второй – первым королевствам, третий – величайшим империям, а затем вы заходите в зал универсальной религии. При очевидных различиях у представленных экспонатов всегда можно увидеть общие черты, которые мы и исследуем здесь.

Например, у нас есть серия о золотой маске, которую надевали, чтобы выйти за пределы смерти, и которую можно встретить в разных уголках мира в определенное время. Мы показываем, как взаимосвязаны путешествия форм, культур, историй, религии и традиций, как они копируют и влияют друг на друга.

Подобная концепция музея разрабатывалась в течение 10 лет – с 2007 по 2017 год. Ею занималась большая команда в Париже, в Абу-Даби, – множество кураторов и педагогов. Это новый и довольно инновационный способ представления культур мира.

Я хочу задать вопрос в некотором смысле философский. В вашем восприятии и с вашим опытом можете ли вы дать определение искусству? Исходя из того, что само искусство не является необходимостью для существования человека или его выживания.

Мануэль Рабате: Дать определение искусству очень сложно, но я не думаю, что люди могут без него жить. Я согласен с тем, что базовые потребности человечества связаны с выживанием, а не с эстетикой. Если взять пирамиду Маслоу, то еда, вода, кров, защита, продолжение рода стоят у ее основания. Отказывать людям в базовых потребностях во имя искусства неуважительно по отношению к ним. Но я думаю, что у всех нас – и это мы демонстрируем в музее – в силу нашей человечности есть стремление к красоте, к трансценденции, стремление к балансу и эстетике. И нет ни одного момента в истории, ни одного места в мире, где бы не существовало этого искушения прекрасным, этого стремления к красоте. Оно может быть структурировано вашим образованием, религией, идентичностью и опытом, но оно универсально. Это стремление и делает нас людьми и в каком-то смысле все же необходимо для нашего существования. Ведь даже люди из первобытных племен, которые были заняты исключительно выживанием, все равно оставляли рисунки на скалах и в пещерах.

Понятие красоты изменчиво, оно эволюционирует во времени и варьируется между цивилизациями и культурами. Например, в исламской культуре красота находит свое выражение в геометрических узорах, архитектурных чудесах и пропорциях.

Лувр Абу-Даби

Но вы как раз и предлагаете проследить, как со временем менялось эстетическое понимание красоты и прекрасного.

Мануэль Рабате: Да, поэтому мы располагаем наши произведения в хронологическом порядке. Интересно, что за всю историю нашей цивилизации можно увидеть некие отправные точки развития нашей человечности, влияющей на то, как мы воспринимаем красоту. Каждый раз с появлением технологий, таких как письмо, различные инструменты для резьбы или печатные станки, фотография и т. д., можно видеть, как происходило ускорение развития множественных форм самовыражения. Были моменты, когда мир объединялся, были и периоды разделения. Именно эти моменты влияли на знания, которыми мы обладаем.

Интересно, что красота обладает свойством привлекать к себе людей, наверное, поэтому они всегда объединяются вокруг искусства.

Мануэль Рабате: Когда вы приходите в Лувр Абу-Даби, вы можете искать экспонаты, связанные с вашей культурой. Если вы русский – что-то из Византии или, возможно, что-то христианское. Но узнаете ли вы себя в одной из частей Римской империи?

Есть много вещей, которые могут говорить с вами и резонировать на одной волне. Но существует и множество предметов, отличных от вас, но показывающих вас как часть человечества, и этот диалог обладает большой ценностью. Вы можете гордиться своей идентичностью и в то же время видеть другие идентичности мира и то общее, что у них есть.

Это очень важно. Можно быть открытым другим культурам, инаковости и при этом оставаться собой. И поскольку мы рассказываем эту историю, демонстрируя произведения искусства, я думаю, что прогулка по нашим галереям дает чувство причастности ко всему человечеству. Я искренне в это верю. Мы, люди, не просто живем своей жизнью – нас всех объединяет нечто высшее и вечное. У нас есть зал, где мы показываем бок о бок, на равном пьедестале произведения искусства всех религий. У нас есть танцующий Шива из Тамилнаду, древний Коран и древняя Тора, манускрипты с буддийскими текстами или реликвии доколумбовых религий.

Расскажите, как устроен ваш музей?

Мануэль Рабате: В Лувре Абу-Даби есть одно большое основное пространство, где расположены постоянные галереи. Здесь собраны 10 000 лет истории начиная с неолитической эры и заканчивая сегодняшним днем. Это прогулка сквозь время. В этих галереях представлены произведения искусства из нашей собственной коллекции, от региональных партнеров, картины из французского Лувра и других музеев. Например, сейчас мы представляем картину Леонардо да Винчи «Святой Иоанн Креститель» из парижского Лувра. Это прекрасное произведение останется здесь лишь до ноября 2024 года, так что лучше успеть его увидеть, перед тем как оно вернется во Францию. Потом мы представим другую картину.

А ваши временные экспозиции?

Мануэль Рабате: Наши временные выставки – одна из визитных карточек Лувра АбуДаби. Посещая музей каждые четыре-шесть месяцев, вы всегда будете находить здесь что-то новое. Наша полупостоянная галерея площадью 6000 квадратных метров все время обновляется, представляя новые экспозиции, например такие как недавняя выставка «Cartier: Исламское вдохновение и современный дизайн».

У нас также есть детский музей Picturing the Cosmos, где представлена захватывающая экспозиция, посвященная космосу, которая будет интересна и детям, и взрослым. На первом этаже вы погрузитесь в мир искусства, где главные темы – космос, звезды, планетарные системы в различных культурах. Здесь же находится «зеленый гейзер», добавляющий элемент научной фантастики и делающий посещение детского музея еще более увлекательным. У меня три дочери, и они постоянно ходят в этот музей. Игровой подход к обучению, применяемый здесь, доказал свою эффективность и идеально подходит для семейного времяпрепровождения.

Помимо основных экспозиционных залов Лувр Абу-Даби располагает и открытым пространством под куполом, где тоже организуются выставки. Там мы представляем творения художников, активно работающих в регионе, стремимся предоставить платформу для демонстрации их искусства.

Среди приглашенных талантов была, например, русская художница Таис Махачева, чьи работы получили признание в нашем музее.

Лувр Абу-Даби

Как вы справляетесь с проблемами сохранения вовлеченности в мире, который становится все более цифровым, особенно учитывая влияние последних глобальных событий на сектор культуры?

Мануэль Рабате: Мы активно внедряем технологии, но делаем это таким образом, чтобы они служили мостом между людьми и искусством, а не самим искусством. Именно поэтому мы разрабатываем подкасты и внедряем геймификацию – все эти инструменты помогают углубиться в искусство, не отвлекаясь от него. Технологии могут обогатить восприятие через звук, голос или интерактивные элементы, делая музейный опыт более многомерным. Используя наше приложение ArtScan, посетители сканируют произведения и получают подробную информацию о них на многих языках, включая русский. Это дает лучшее понимание картин.

Что касается самого цифрового искусства, то мы наблюдаем за ним. Ведь эта форма искусства появилась сравнительно недавно, 50–60 лет назад, она еще слишком молода, особенно на фоне 10 000 лет истории, представленной в нашем музее. Нам важно не спешить с выводами по поводу цифрового искусства, дать ему время, чтобы увидеть, как оно будет развиваться. Когда появилась фотография, художники также столкнулись с выбором – отвергать нововведение или интегрировать его в свое творчество. Цифровое искусство совершенно точно останется и со временем просто стабилизируется. Наша задача – попытаться понять и принять его, но не реагировать слишком поспешно.

Какое значение имеет изучение и интерпретация образов в современном мире, насыщенном визуальной информацией, и как музеи могут помочь в этом процессе?

Мануэль Рабате: В нашем мире человек действительно окружен множеством изображений благодаря телефонам и цифровым технологиям, поэтому очень важно научиться «читать» и понимать визуальные образы, осознавать, что является их основой, источником. Именно это может дать музей. Эрмитаж, парижский Лувр или Лувр Абу-Даби предоставляют возможность понять различные формы и стили изображений, будь то репрезентативные, абстрактные или геометрические.

Лувр Абу-Даби

Искусство не только завораживает и притягивает, но и обучает нас интерпретировать визуальные образы, позволяя взаимодействовать с изображением более осознанно. Оно может дать вам инструменты, помогающие не потеряться в потоке образов, не быть увлеченным им, а взаимодействовать с ним на более глубоком уровне понимания. Я думаю, что поход в музей и знакомство с произведениями искусства помогают нам понять мир, в котором мы живем, а также и самого себя.

Поэтому искусство – это не только источник эстетического наслаждения, но и средство, инструмент для повышения культурного и эстетического осознания. Оно может изменить ваше взаимодействие со всеми другими образами, потому что дает силу и точку опоры. Порой искусство действует как медитация, успокаивая и концентрируя внимание, или же стимулирует к новым идеям. И конечно, связь с искусством делает нас более внимательными, чувствительными и гармоничными личностями.

Здание Лувра Абу-Даби, спроектированное Жаном Нувелем, само по себе является архитектурным чудом. Как, по-вашему, дизайн музея способствует восприятию посетителей?

Мануэль Рабате: Я бы сказал, что архитектура музея играет одну из ключевых ролей в формировании впечатлений. Как вы знаете, остров Саадият является естественным островом Абу-Даби, но сам музей построен на участке земли, который соединен с Саадиятом. Поэтому Лувр со всех сторон окружен водой, что придает его атмосфере необычный колорит. Отличие Лувра Абу-Даби от стандартного музейного пространства заключается еще и в уникальной компоновке помещений: здесь не просто залы, а целые здания, соединенные между собой и создающие ощущение открытости и связности.

Купол Жана Нувеля с его магическим «дождем света», падающим на вас, добавляет музею таинственности и величия. Этот архитектурный элемент, выполненный в стиле арабской машрабии, способствует глубокому погружению в культурный контекст региона. Все это перекликается с тем, о чем мы говорили, – с нахождением баланса или ощущением покоя рядом с предметами искусства. То, что музей окружен водой, – это особый сенсорный опыт, в своем роде медитативный. Вода успокаивает, так как в ней есть гармония и красота. «Световой дождь», льющийся с купола, впечатляет как днем, так и ночью. Музей закрывается в 18.30, но посетители могут свободно гулять под куполом или сидеть в кафе до полуночи. Этот купол – сам по себе произведение искусства. И возможно, он и есть первое произведение в нашей коллекции.

Похожие статьи: