Джеральд Гислан: Почерк истории

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1403

Написать историю выдающихся людей, рассказать о самых удивительных периодах человеческой жизни, раскрыть тайны самых невероятных веществ и материалов… Казалось бы, что здесь особенного? Садись за книги, изучай, пиши.

Джеральд ГисланТак ведь, нет. Не все так просто. Джеральд Гислан – не историк и не литератор. Он пишет свои истории при помощи духов. А для того, чтобы суметь выразить все переполняющие его эмоции в ароматах, много читает, слушает, изучает и путешествует по миру, чтобы в какой-то момент открыть его заново. Своим проектам он посвящает всего себя. Поэтому его «парфюмерная библиотека», созданная в 2000 году и названная Histories de Parfums, постоянно пополняется. О ней мы и побеседовали с Джеральдом Гисланом, когда он прилетел в Дубай для презентации своей новой «трилогии» – Tubereuse.

Джеральд, почему Вы решили писать историю в ароматах?

Не знаю. Просто мне показалось, что у меня совершенно нет времени на написание собственных книг, вот я и решил описывать свои эмоции в духах. Я много думал об этом и пришел к выводу, что мои «книги» будут передавать чувства и ароматы тех людей, которые жили и творили в разные исторические эпохи. Вот, обратите внимание на упаковку моих духов. Они все похожи на книги. И если вы поставите их на полку, то получите целую «библиотеку». Оказалось, что для меня это самый лучший способ рассказать миру и о том, что чувствую я.

Какой аромат дал старт Вашим «парфюмерным историям» и бренду Histories de Parfums?

Первыми были женские духи, названные «1804». Это год рождения знаменитой французской писательницы Жорж Санд. Они очень теплые, цветочно-янтарные, но в то же время с ярко выраженным характером. За ними последовали «истории» других известных в мире женщин – Маты Хари (1876), Юджинии де Монтиро (1826), Колетт (1873). Эти женщины и их необыкновенные судьбы стали источниками моего вдохновения. Затем я обратился к выдающимся мужчинам, которые также оставили свои заметные следы в истории. Мною были созданы ароматы «1725» (год рождения Казановы), «1740» (Маркиз де Сад) и «1828» (Жюль Верн). В этих ароматах скрыты романтизм Казановы, эротизм Маркиза де Сада и дух приключений, присущий Жюлю Верну. Так пополнялась моя «библиотека».

По какому принципу Вами выбирались все эти характеры? И что было дальше?

Жизнь каждого моего персонажа заставляет задуматься о самых разных аспектах бытия, о различиях в характерах. Все что я слышал или читал о том или ином человеке, я старался передать в духах. А дальше были совсем другие истории, названные мною «Цвета и эмоции». В этой серии «книг» я постарался рассказать о тайнах цветов и вторящих им ароматов. Так появились на свет духи “Noir Patchouli” («Черный. Пачули»), “Blanc Violette” («Белый. Фиалка») и “Vert Pivoine” («Зеленый. Пион»). В этих ароматах мне хотелось запечатлеть чистые запахи, которые я впитал в себя с детства. Я родился в Тулузе и хорошо помню ароматы ночных фиалок, распускавшихся с наступлением темноты. Он мне ужасно тогда не нравился, так как вся Тулуза была помешана на фиалках – с ними делали конфеты, выпускали мыло и парфюмированный тальк. Позднее я посвятил этим фиалкам духи. Пион – это совсем другая история, связанная с моей возлюбленной, которая любила свежесрезанные пионы. Именно поэтому аромат пиона у меня «зеленый» или свежий, если говорить языком парфюмера. Пачули – это мои воспоминания о походе на рынок специй после бессонной ночи, проведенной в одном из клубов Ибицы. Одним словом, это всё мои истории, рассказанные всем.

Сколько «историй» в Вашей сегодняшней коллекции?

Двенадцать. Есть еще «культовые книги»: «1969» и «Ambre 114». И сегодня к ним прибавились три уникальных аромата туберозы, выпущенные под номерами, или, если хоти-те «в трех томах»: “Tubereuse 1 Capricieuse”, “Tubereuse 2 Virginale”, “Tubereuse 3 Animale”. Почему именно тубероза? Когда я учился в парижской парфюмерной школе, мне дали понюхать чистый экстракт туберозы. Он показался мне ужасным. Однако я понимал, что тубероза – это капризное растение, из которого практически невозможно выделить чистую эссенцию, поэтому его экстракт один из самых дорогих в мире. И вот тогда я решил, что создам аромат на основе туберозы, чтобы передать всю прелесть этого уникального ночного цветка – символа тайных желаний и опасных удовольствий. В результате у меня получилось три аромата, абсолютно разных, но в каждом из них угадывается тубероза.

Джеральд, известно, что Вы владеете несколькими барами и ресторанами в Париже. Почему Вы решили заняться еще и созданием парфюмерии?

Когда я думаю о парфюмерии, я не стараюсь придумать что-то определенное. У меня все мои истории рождались и рождаются спонтанно. Например, мне всегда хотелось создать аромат поцелуя, и его создал духи «1889», посвященные году создания знаменитого французского кабаре Moulin Rouge.

Правда, и какой он, поцелуй?

Сладкий, слегка пудровый и неуловимый. Немного напоминает запах губной помады. Очень-очень женственный. Мы планируем представить его в ОАЭ в декабре нынешнего года.

Какую из своих «историй» Вы можете смело и безоговорочно назвать бестселлером?

«1969»! Это моя самая чувственная история, которую любят во всех странах мира. Она женственная и эротичная, она наполнена ароматами цветущего персика и шоколада. Будучи ресторатором и поваром, я люблю добавлять к своим ароматам кулинарные ингредиенты. Они отлично звучат в парфюмерных композициях. Здорово! Тогда каких еще историй нам следует ожидать?

Самых разных. Шоколадных, ванильных, цветочных… И самых-самых женственных, ведь всё, что мужчины делают в своей жизни, они делают для женщин и во имя них.

Похожие статьи: