Григорий Лепс: «Признание публики для меня – это полные залы»

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1858

Об уникальном его голосе и поразительном обаянии написаны десятки статей. О взаимоотношениях с шоу-бизнесом, пути к успеху и всенародному признанию можно прочесть на официальном сайте певца. Уже никому не нужно рассказывать о том, как 30-летний артист приехал из Сочи в Москву, чтобы её покорить. Ему многое удалось, но он продолжает идти вперед.

Григорий ЛепсБольшой и настоящей радостью стали для поклонников его таланта рождественские концерты Григория Лепса в отеле Burj Al Arab в Дубае. Обычно не самый общительный из представителей российского шоу-бизнеса Григорий согласился дать интервью нашему журналу. Так, за чашкой чая, и прошла наша беседа.

Григорий, добрый вечер. Во-первых, разрешите поблагодарить Вас за замечательный концерт, а во-вторых, поздравить с получением «Золотого граммофона» в 2009 году за сольное исполнение. Скажите, пожалуйста, что Вас тянет в Дубай? Вы частый гость в нашем городе…

У меня здесь много друзей. Я по ним скучаю, поэтому приезжаю.

Вы верующий человек, но всё же приехали в Эмираты накануне православного Рождества.

Меня пригласили поработать здесь, и я согласился. До этого я никогда не работал в этом городе. Я имею в виду публично. На каких-то частных вечерах выступал, конечно. Но вот публичных концертов у меня не было, поэтому мне было достаточно интересно.

Какие ощущения у Вас остались от дубайской публики?

Нормальные. Мне кажется, что я её не впечатлил.

Почему Вам так показалось?

Ну, во-первых, я пел где-то на 70% от своих возможностей, потому что немного приболел накануне. В Москве сейчас погода такая странная немного, а здесь, в Эмиратах, плюс. В общем, я знаю, что могу петь лучше. У каждого исполнителя есть любимые песни, а есть те, которые просто надо петь, потому что они вошли в альбом или по каким-то другим причинам.

Какие песни Вам больше всего нравится исполнять? 

Мне больше всего нравится тишина. Полная тишина.

То есть, оказываясь на отдыхе, Вы стараетесь уединиться?

Я редко отдыхаю в последнее время, очень редко. Надо бы почаще это делать. К музыке я отношусь, как к работе, хотя и достаточно трепетно. Но это работа. Я не люблю все время работать, это невозможно. Поэтому люблю выбирать такие места, где можно помолчать. Я, например, никогда не слушаю музыку в машине. Радио – это табу. Запрещено.

Как и где тогда Вы набираетесь новых впечатлений? Откуда черпаете вдохновение?

Конечно, я прослушиваю то, что мне приносят. Если нравится, то оставляю у себя, не нравится – оставляю так, как есть.

Если говорить о современной эстраде, то за чьим творчеством Вам интересно наблюдать? С кем интересно сотрудничать?

Есть много таких людей. Но, как правило, дуэты редко получаются. Вот с Ириной Аллегровой получилась песня, я считаю. Со Стасом Пьехой получился дуэт, хотя, может быть, и в меньшей степени. Есть еще пара дуэтов, но они, на мой взгляд, сыроваты для меня, можно было их спеть и получше. Очень интересный дуэт родился у Макса Фадеева. Есть такая певица Виктория Ильинская, очень интересная девочка, очень интересно поет. Мы с ней записали песню. Пока её еще не крутили, по-моему, только собираются. Вот этот дуэт неплохо сделан, очень неплохо. С Валерой Меладзе мне было бы интересно поработать. Кто еще? Иосиф Давыдович Кобзон. Но это выполнимо. Мы уже собираемся делать совместный проект. Александр Яковлевич Розенбаум. Интересный будет альбом, который мы собираемся вместе записать.

Александр Яковлевич уже выступал в Дубае с концертом, сейчас вот Вы приехали. Стоит ли ожидать вашего совместного приезда к нам?

Совместного вряд ли. Но очень может быть. В альбоме мы будем петь его песни, некоторые старые произведения, несколько новых. Посмотрим, как это получится. Но это процесс не быстрый. Год, два, я думаю, так где-то.

Несмотря на то, что радио в Вашей машине всегда выключено, одним из организаторов Вашего здесь концерта стало недавно открытое в ОАЭ «Русское Радио». Скажите, приятно было получить «Золотой граммофон», премию, которую присуждают исполнителям слушатели именно этой радиостанции?

Мне приятно, конечно, что люди как-то оценивают мой труд. Но на голосовые связки это никак не влияет. Хотя приятно, да, действительно приятно.

Для Вас эта награда является показателем народного признания?

Надеюсь, что так. Но для меня народное признание – это нечто другое, чем всякого рода награды из серии «Певец года», «Певица года», «Танцор года»… Для меня признание – это полные залы. Вот это и есть настоящая народная любовь. Когда люди ходят и слушают тебя, тогда это понятно, тогда это ответ на все вопросы. А можно быть четыре раза великим, а в зале будут сидеть двадцать человек… Но при этом человеку вручат восемьдесят три граммофона… Пусть, кому это нравится, получают. А у меня везде собираются полные залы. Пока, по крайней мере.

А есть такие города или страны, куда хочется возвращаться вновь и вновь? Григорий Лепс

Мне без разницы, где петь. Я, повторюсь, к музыке отношусь, как к профессиональной работе. Мне платят за это деньги. Я отношусь к каждому концерту серьезно, в соответствии со своим статусом и уровнем. К сожалению, не всегда это получается. Здоровье человеческое небезгранично, тем более моё. Да и возраст уже – не двадцать лет.

Существует ли в наше время дефицит хороших песен, авторов?

Очень большой дефицит. Очень большой. Мне песни приносят люди, которых, в большинстве своем, никто не знает. Они очень скромные ребята. Не раскрученные и не засвеченные. Я надеюсь, что каким-то образом могу им помочь, а они мне.

Практически каждая Ваша песня заставляет слушателей думать. Как Вы работаете с авторами текстов, в первую очередь?

Ну, они пишут то, что я прошу. Глупые песни в моем репертуаре тоже присутствуют, хотя я стараюсь их избегать.

Скажите, Вы очень капризный артист? Какие основные требования к организаторам гастролей присутствуют в Вашем райдере?

Это, наверное, не ко мне, а к организаторам вопрос о том, капризен ли я (смеется). Мне кажется, что я не очень капризный. Обычный, бытовой такой артист. Самое большое мое требование – это хороший звук на концерте. Если звук хороший, то 50% проблем уже снято. А так, естественно, чтобы крыша была, возможность выспаться, поесть-попить… Во всяком случае розовую туалетную бумагу я не прошу (смеется).

Какие качества Вы больше всего цените в людях?

Честность, порядочность, доброту. Я все время об этом говорю. Это в равной степени относится и к мужчинам, и к женщинам. Как сказал один человек: «Сила в правде». Так ведь? Есть у тебя деньги, нет у тебя денег, неважно. Если ты прав, то ты уже сильный.

Если отвлечься от Вашего гастрольного графика, скажите, пожалуйста, над чем Вы сейчас работаете?

Сейчас я начал работать над следующим альбомом. Думаю, что через год-полтора его уже выпущу. Что касается совместного альбома с Александром Яковлевичем Розенбаумом, то он меня немного опережает по этой теме. Он уже спел несколько достаточно интересных произведений. Сейчас мне их осталось напеть. Ну, и доделывать весь альбом. Для этого, правда, времени не так уж много, но пора уже, пора. Будем шевелиться.

Вам нравится участвовать в телевизионных проектах, таких, как «Две звезды», например, или каких-то больших концертах к праздникам? Или Вы избирательны в этом плане?

Мне это очень не нравится. Я очень не люблю телевизор, ящик этот. Считаю, что ни к чему он совсем. Я вообще стараюсь меньше появляться на телевидении, но меня все время тащат куда-то. Я всеми фибрами души своей против этого. Для меня, опять же, постоянное появление на экране – не показатель. Я сам себе цензор, я сам для себя решаю, что правильно, а что нет. У меня нет продюсера. Был когда-то, а теперь нет. Когда мы расстались, я почувствовал себя гораздо лучше и увереннее. Конечно, в начале моей карьеры меня учили петь, правильно интонировать, растягивать фразы. Прошло время, и я вырос из этих штанов. Сегодня я – сам себе хозяин. Захочу – буду работать, захочу – не буду.

Какой вид отдыха для Вас является наиболее предпочтительным?

Тишина. Неважно где. Отдых, он ведь не состоит из моря или пальм. Главное, чтобы человек был в гармонии с самим собой. Я могу спокойно отдыхать в Лондоне или Нью-Йорке, в Вене или Париже. Могу просто идти по улице и отдыхать. Могу сидеть здесь, где-нибудь на берегу залива и отдыхать. Но при этом, мне бывает необходимо общение с людьми.

Но тогда нужны друзья и в Лондоне, и в Париже, и в Вене, и здесь…

Они есть везде. Поверьте мне, их у меня очень много. Конечно, преданных и искренних друзей много быть не может, но два-три человека найдется. Именно поэтому я очень часто здесь и бываю, потому что один из моих близких друзей живет в ОАЭ. Я сюда приезжаю к нему, мы постоянно на связи и постоянно общаемся.

Как Вы считаете, в наше время еще сохранились такие понятия, как честь, совесть, дружба, особенно, в актерской среде?

Я не знаю, я ведь не актер, хотя меня усиленно туда пихают. В плохих фильмах я не хочу играть, а в хорошие меня вряд ли позовут. Есть режиссеры, которые умеют делать хорошее кино. Такие, например, как Никита Михалков, или, скажем, Федор Бондарчук. Очень неплохо работают. А что касается дружбы, то я верю в то, что она существует.

Жизнь артиста публична, часто в СМИ пишут много подробностей, не всегда правдивых. Обижаетесь на журналистов?

Нет (смеется). Что мне на них обижаться, я же им ничего плохого не сделал. Бывает, конечно, напишут ерунду, но это их профессия. Я, вообще, уважаю любую профессию. Проститутки ведь тоже нужны, также как и врачи, и музыканты. При любой власти. Таксисты нужны, художники нужны…

Как долго с Вами работает Ваша группа?

По-разному. Некоторые, с самого начала. Дольше всех, пожалуй, мой оператор, Роман. Он уже со мной, чтоб не соврать, лет двенадцать-тринадцать вместе. Бывает, что периодически кто-то уходит, новые люди приходят, правда, это редко бывает. В принципе, сейчас, у нас хорошая команда. Мы все разные, у всех нас есть белые пятна, но мы стараемся перекрашивать их в радужные тона. Мне где-то хочется большего, наверное, и ребятам иногда хочется большего. Но это нормальное явление, человек должен расти. Может быть, кто-то из них захочет от меня уйти, и я буду только приветствовать это, если, конечно, человек будет заниматься делом, а не какой-нибудь ерундой. Хотят заниматься сольными проектами, пожалуйста. Лишь бы это не мешало работе со мной.

Кризис как-то повлиял на Ваши творческие планы?

Пока я не вижу никаких проблем. График моей работы расписан на два года вперед. В любом случае, я не собираюсь петь всю жизнь. Я себе отмериваю еще где-то лет пять-семь, если здоровье позволит. Потом я просто хочу петь только тогда, когда я этого захочу, а не тогда, когда надо. Буду какие-то концерты два-три раза в месяц давать. И хватит. Весьма возможно продюсирование. Я сейчас строю очень большой продюсерский центр с записывающей студией. На сегодняшний день, это, наверное, самый большой по площади продюсерский центр. Кстати, я это делаю не для того, чтобы кого-то подвинуть или нажить деньги. Я просто хочу, чтобы у меня была своя студия, чтобы я мог никуда не бегать и ни с кем не договариваться. Пусть со мной договариваются. Если смогут.

А с вами трудно договориться?

Нет. Григорий Лепс: «Признание публики для меня – это полные 
залы»

Есть у Вас на примете молодые музыканты и исполнители, которым Вы хотели бы помочь?

Масса. Огромное количество. Помочь пока нет, не возьмусь, потому что помощь требует колоссальных финансовых средств, которых у меня пока нет. Если у человека есть бюджет, тогда я буду с ним разговаривать. Если он архигениальный, тогда я подумаю. Но таких ребят очень много, очень. И они сидят без дела, без репертуара, без денег.

Хотите что-нибудь пожелать нашим читателям?

Пожелания традиционны – здоровья, счастья, благополучия. Женщин пусть меньше беспокоят морщинки, и пусть карманы их мужей не пустеют. Тем, у кого еще нет мужей, желаю, чтобы появились. Достойные ребята, непьющие.

Так важно, чтобы обязательно непьющие?

Да, нет, в общем-то. Я сам алкоголик. Ярко выраженный. Просто периодически не пью. Вот сейчас уже почти год не пью. У меня так – три года не пью, пять лет не пью, семь лет не пью, а потом пью. Сейчас предпочитаю хорошее красное вино.

Причем, выбираю достаточно дорогие вина, не пью суррогаты. Для кого-то, может, это ничего и не стоит, но я считаю, что 500-700 долларов за бутылку вина, это очень прилично.

Григорий, спасибо Вам большое за уделенное нам время, и надеемся вновь увидеть Вас с новым концертом в Дубае.

На всё воля Божья. От чистого сердца хочу поблагодарить ваших читателей за то, что они пришли на мои концерты и за то, что они покупают и читают ваш журнал. А вам – удачи и всего наилучшего.

Похожие статьи: