История аравийской нефти

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  4794

Текст: Виктор Лебедев

Начало.

История аравийской нефтиНедра Аравийского полуострова – неисчерпаемая нефтяная кладезь. Только на территории Саудовской Аравии ее запасы оцениваются в 264 млрд баррелей. Однако поиски главного энергетического сырья XX века начинались не здесь. Они были сосредоточены вблизи региона и постепенно приближались к пустынной Аравии, которая на рубеже XIX и XX столетий была плохо известна иностранцам и не освоена даже самими местными жителями. Саудовцы не имели технических возможностей для изучения своих недр и были вынуждены искать милостей не от природы и скрытых ее ресурсов, а в верблюжьих загонах беспечных соседей и на скудных выпасах слабых племен, не имевших достаточных сил для защиты своих стад.

Барон Юлиус фон Рейтер, основавший всемирно известное информационное агентство и давший ему свое имя, был пионером разведки нефти на Ближнем Востоке. Барону не повезло! Получив в последней четверти позапрошлого века от персидского шаха концессию на разведку и эксплуатацию полезных ископаемых, он пробурил три скважины, но нефти не нашел. Концессия была ликвидирована незадолго до наступления нового XX столетия. Прошлое ближневосточной нефти – увлекательно. В нем много драматических страниц. Зафиксированы известные имена. Среди действующих лиц есть провидцы и проходимцы, герои и слабые духом. История нефти региона – это скрижаль побед одних людей и стран и реестр утраченных возможностей для других, соперничавших в атмосфере риска и корысти.

Куда смотрела Россия?

Россия, к сожалению, этой истории не писала, хотя и имела многие возможности. Сто лет назад она была мировым лидером в области нефтедобычи и входила в век научно-технической революции, имея завидную энерговооруженность. По сведениям из американских источников, в 1900 году Россия добывала 80 млн баррелей нефти в год. Уровень по тем временам очень высокий. В США тогда производилось ежегодно лишь 65 млн баррелей нефтяного сырья. По последним данным компании «Роснефть», производство «черного золота» в России в 1900 году превысило 10 млн тонн, что составляло более половины все мировой добычи углеводородов того времени.

Бакинские месторождения обогатили мировой промысловый опыт. Ближний Восток, с известными с древнейших времен, подобными бакинским открытыми выходами нефтяных субстанций, лежал в российском подбрюшье, и своего героя в борьбе человечества за овладение энергетическими ресурсами Российская империя не дать не могла.

Этим героем стал Галуст Гульбенкян. Молодой армянин, получивший опыт в Баку, на рубеже веков предложил правительству Османской империи, под формальным суверенитетом которой до Первой мировой войны находились многие страны Ближнего Востока, начать разработку нефти на территории нынешнего Ирака. Он предсказывал иракским месторождениям многообещающие перспективы.

Бурные события, захватившие Турцию и всю Европу в два последующих десятилетия, помешали осуществлению предложенных им проектов. Через четверть века предвидение Гульбенкяна подтвердилось. Было открыто богатейшее Киркукское нефтяное месторождение в Ираке. Предприимчивый банкир получил в основанной для его разработки компании первый 5-процентный пай. В дальнейшем он обеспечил своим наследникам такую же долю в крупнейших нефтяных компаниях мира и получил прозвище «Мистер пять процентов».

Где искать нефть?

Основные месторождения нефти и газа арабских стран и Ирана сосредоточены в четырех крупных районах: омывающих Аравийский полуостров на востоке и северо-западе Персидском и Суэцком заливах, в заливе Сидра в Средиземном море у берегов Ливии и сахарском нефтяном бассейне.

На исходе первого десятилетия прошлого века нефтяные вышки появились в Иране в районе Масджид-и-Сулейман и на египетском берегу Суэцкого залива. Однако и с обнаружением этих нефтяных кладовых берега ближневосточного нефтяного моря только начали обозначаться. На очереди были Бахрейн и Марокко. Главные находки оставались впереди.

Москва, уже советская, занятая своими внутренними проблемами, поисками нового кардинального направления развития политической истории, продолжала продавать керосин не ведавшему о своих богатствах населению Аравийского полуострова. Она направила «красного посла» к саудовскому королю, потом отозвала своего дипломата, а предприимчивые американцы, не заботясь о дипломатических формальностях, зажигая русскими спичками керосиновые лампы в бедуинских шатрах, изучали геологические структуры островного Бахрейна. Здесь в районе Джебель Духхан (Дымная гора) в 1932 году была найдена первая нефть Аравии.

История аравийской нефтиИрония судьбы или провидение ученых?

Вблизи богатейших нефтеносных берегов Персидского залива нефть была открыта на архипелаге из трех десятков островов, имеющем ее минимальные запасы, которые оцениваются сейчас в десятках миллионов тонн. При ежегодной добыче, оцениваемой примерно в 2 млн тонн, они иссякнут в скором времени. Как бы то ни было, благодаря обнаружению нефти, бахрейнцы первыми среди аравийских арабов построили кинотеатр и аэропорт, смогли проводить вечерние досуги при электрическом освещении и стали благодаря этому самыми просвещенными жителями Аравии. В Эмиратах, где электричество появилось более чем 30 лет спустя, еще почти два поколения жителей продолжали пребывать во мраке невежества вплоть до 1967 года.

Американские изыскания

Американский геолог Фред Дэвис, рассматривая на горизонте за 25километровым проливом силуэт возвышенности Джебель Дахран в ныне Восточной провинции Саудовской Аравии, обратил внимание на ее сходство с холмом Духхан, где ему и его коллегам сопутствовала удача.

США не принадлежали к числу первых государств, которые вслед за СССР признали Королевство Саудовская Аравия. Они не были первыми и в попытках освоения его богатств. Еще в 1923 году король Абдель Азиз неохотно разрешил иноземцам разведать и оценить минеральные и энергетические ресурсы создаваемого им в тот период и еще пока не утвердившего свои границы обширного саудовского государства.

Первая концессия была получена энергичным новозеландцем Фрэнком Хелмсом, представлявшим лондонский финансовый синдикат. Но, ни синдикат, ни предприниматель не смогли убедить ни одну нефтяную компанию отправиться рисковать в бездорожное, палаточное, песчаное королевство. Концессия на 30 тысяч квадратных миль не состоялась. Были и другие претенденты, но, как говорят ученые, «везет подготовленному уму». Фред Дэвис и его коллеги Берт Миллер и Крэг Генри, получив опыт работы в Бахрейне, знали, где искать. По их рекомендации компания Standard Oil of California подписала с Саудовской Аравией соглашение о концессии. Это было в мае 1933 года. Названную дату можно считать точкой отсчета истории саудовской нефти.

Американские геологи прибыли на восточное побережье королевства менее чем через четыре месяца после подписания соглашения. Геологи Берт Миллер и Крэг Генри перебрались на материк из Бахрейна. Они остановились в более-менее приспособленном для жизни западного человека, приморском, сонном Эль-Джубейле, в сотне километров от возвышенности Дахран. Холм окрестили Даммамским куполом по имени находившегося вблизи рыболовецкого поселка Даммам, в свою очередь получившего свое звучное название от грома барабанов, которым его жители сопровождали возвращение рыбаков с морского промысла.

Даммам и Эль-Джубейль – ныне крупные саудовские промышленные центры – жили в тот период промыслом жемчуга и рыбной ловлей в условиях патриархальной старины: без дорог, автомобилей, связи, электричества, испытывая недостаток в воде, страдая от болезней из-за скудности и однообразия пищевого рациона. А на месте Дахрана просто ничего не было. Нынешняя столица Восточной провинции, университетский центр, город, где находится штаб-квартира крупнейшей мировой нефтяной компании «АРАМКО», обязан своим рождением выбору геологов, поставивших здесь свои палатки. Все, от гвоздя до пуговицы, нужно было привозить с собой, строить дороги, дома, бурить колодцы в поисках питьевой воды. Были и проблемы с местным населением, которое в большинстве своем с представителями иноязычной цивилизации не встречалось. Для удобства вживания в среду американцам приходилось отказываться от брюк и облачаться в длиннополые рубахи.

Финансовый риск американской компании был велик. Сейчас скачки в стоимости барреля нефти в десятки долларов – явление обычное. В те времена бочка стоила меньше 50 центов, всего-навсего. Нести расходы в течение длительного периода компания могла себе позволить только с расчетом на большую удачу, крупные запасы нефти и, будучи уверенной в том, что нефть в механизирующийся ХХ век навяжет свою цену. Из моторизовавшихся Соединенных Штатов значение нефти для набиравшего скорости перемещения человечества уже отчетливо просматривалось. И выбор был сделан.

После осмотра местности специалисты компании убедились, что перед ними копия бахрейнского острова на материке. Они сделали топографические карты местности, провели аэрофотосъемки и решили, что местом их работы будет Даммамский купол, а нефть здесь следует искать на глубине бахрейнского слоя, на уровне 600 метров.

Именно этот последний выбор стоил компании многих тревог, а самим геологам и сотням работавших с ними людей – бессонных ночей.

История аравийской нефтиПервая нефть Аравии: надежды и разочарования

30 апреля 1935 года начато бурение первой скважины Даммам-1 (Д-1). Ей суждено стать исторической только благодаря своему пионерскому номеру, а вышки предстояло ставить вновь и вновь, пока их количество не достигло магического в исламе числа. Через 7 месяцев – вот оно это число – Даммам-1 дала газ и признаки нефти на глубине семи сотен метров. Из-за поломки оборудования буровики были вынуждены зацементировать скважину. В тот же день начата Даммам-2.

На уровне бахрейнской зоны на глубине 663 метра найдена нефть. Результаты работ сочтены обнадеживающими. Компания решает расширить поиск. Из Сан-Франциско поступили указания бурить еще четыре скважины. В ЭльХасу, как называлась тогда нынешняя Восточная провинция, из США направлены сборные дома, оборудование, снаряжение, – все необходимое для продолжения работ. Принято решение, которое станет историческим, – бурить скважину номер 7 на большую глубину.

К концу 1936 года в районе Даммамского купола работали уже 62 американца и более 1000 саудовцев. Но на смену танцам радости пришли проблемы и печали. Одна за другой. Углубление Д-1 до 975 метров не дало ничего. Д-2 оказалась «сырой» и давала воды вдесятеро больше, чем нефти. Из Д-3 с трудом выкачали 100 баррелей тяжелой нефти с 15-ю процентами воды. Д-4 оказалась сухой, как кость, Д-5 – такой же безнадежной. «Дикая кошка» – скважина, пробуренная наугад в начале 1937 года в районе Эль-Алат в 20 милях на северо-запад от Дахрана на глубину 1380 метров, дала незначительное количество нефти вперемешку с водой.

Оптимизм, зародившийся полтора года назад, начал иссякать. Оставленные в аравийских песках миллионы долларов подрывали благополучие компании.

Экспериментальная скважина Д-7, заложенная в декабре 1936 года, давалась с трудом: рвались цепи, терялись буры. Обстоятельства испытывали искателей. Многочисленные поломки вынуждали прекращать работы, начинать опять и снова в свете библейской мудрости «Ищите, да обрящите»!

В «бахрейнском слое» нефти не оказалось. Через десять месяцев после закладки скважины на глубине свыше 1000 метров появились ее первые признаки, но возможности компании, терпение хозяев и пайщиков уже иссякали. Руководивший работами в тот период главный геолог Макс Штейнеке в начале 1938 года был отозван в Сан-Франциско.

Работая в королевстве, Штейнеке пересек Саудовскую Аравию вдоль и поперек. Теперь считают, что, основываясь на опыте и интуиции, он не сомневался в успехе, но требовалось еще и мужество, чтобы не отступить перед давлением, убедить компанию продолжить финансирование проводимых в труднейших условиях работ, которые третий год не дают ожидаемых результатов, опровергая предсказания ученых.

Счастливое число «семь»

Неизвестно, как повернулась бы судьба королевства и компании, если Штейнеке не помогла седьмая скважина. Он еще боролся в Сан-Франциско, отстаивая свои позиции, когда на первой неделе марта 1938 года Д-7, пробуренная уже до глубины 1440 метров, дала нефть. В первый день всего примерно 1500 баррелей, а через две недели в два с лишним раза больше. Продолжение Д-2 и Д-4 до обнаруженной глубины залегания нефти тоже дало хорошие результаты и ознаменовало открытие нового для региона нефтеносного слоя в пласте, который геологи окрестили Аравийской зоной. Открытие состоялось, завершив почти 5-летние поисковые работы. Коммерческая разработка нефти в Саудовской Аравии была признана возможной и целесообразной. Даммам снова мог бить в барабаны, но уже по более значительному поводу. Начиналась новая эпоха в истории саудовского королевства: нефть давала ресурсы для развития и надежды на благополучие для народа, стране – силу и голос в арабском мире, влияние в международных делах. Ликование передалось в Эр-Рияд и СанФранциско, где для разработки месторождения была создана California Arabian Standard Oil Company (Casoc).

Король Абдель Азиз Аль Сауд благословил историческое открытие и весной 1939 года сам приехал в Эль-Хасу из Эр-Рияда по древнему караванному пути через красные пески пустыни Дахна в сопровождении огромной любопытной свиты в 2000 человек. В местечке, которое только что получило официальное название Дахран, был разбит палаточный городок из 350 белых шатров. Состоялись поэтические вечера, гонки на баркасах и посещения необычных достопримечательностей – нефтяных вышек, которые обозначили вехи новых горизонтов. К приезду короля был построен первый на саудовской территории нефтепровод на мыс Таннура, где первую партию нефти ждал прибывший из США танкер.

Первого мая 1939 года король Абдель Азиз, по рассказам очевидцев, «уверенно протянул свою огромную руку к вентилю нефтепровода и решительно его повернул». По стальной нити трубы потекла первая нефть будущей саудовской мощи. Официальные представители США на церемонии не присутствовали, так как в королевстве американская дипломатическая миссия еще даже не была аккредитована. Участники церемонии скорее с робостью, чем с восхищением осматривали новую достопримечательность среди выветренных известковых холмов на обожженном солнцем и просоленном морем бестравном берегу – скважину номер 7.

Скважина казалась чудом и стала им. Она давала нефть не месяцы и не годы, а несколько десятилетий и до сих пор не истощена. Окруженная железной оградой она находится возле обочины оживленной дороги рядом со штаб-квартирой компании «АРАМКО», которая после череды соглашений с американскими партнерами стала наследницей Casoc и сейчас полностью принадлежит саудовскому государству.

«Мать» саудовских скважин

Давайте посмотрим на «Мать» нефтяных скважин королевства, как ее увидел ваш корреспондент при посещении Дахрана. С сотрудником «АРАМКО» Мухаммедом аль-Иди мы подъехали к засыпанной серым гравием площадке, окруженной зелеными газонами и тротуарами из мелкой плитки. Площадка, стесненная нефтехранилищами и зданиями барачного типа, была пустынна. На краю тротуара одиноко сидел саудовец с головой, полностью закрытой красным головным платком – гутрой. Очевидно, дремал. В метре от тротуара, в центре цементного квадрата стоит сборная вторая головка скважины, блоки которой покрыты серебристой и красной краской. Эта головка скважины была в эксплуатации с 1952 по 1978 годы. По словам Мухаммеда аль-Иди, «Мать скважин» подарила королевству более 32 млн баррелей нефти. Она явила собой пример прекрасного плодотворного труда, «выдаивая» из недр «черное молоко» саудовской экономики с 1938 года, и была закрыта только из-за падения цен на нефть в связи с ее перепроизводством в начале 80-х годов. Еще и сейчас она может работать без насосов поддержки давления, и ее дебит при закрытии был на уровне 2000 баррелей в день.

На медной мемориальной доске, установленной возле талисмана компании «АРАМКО», вырезаны слова:

«Скважина Даммам-7».

Пробурив эту скважину, «АРАМКО» открыла Аравийскую зону и получила возможность коммерческой добычи нефти на территории Саудовской Аравии. Бурение начато: 7 декабря 1936 года. Закончено: 6 марта 1938 года. Первоначальная производственная мощность 1354 барреля в день. 31 августа 1938 года».

Продолжение следует…

Похожие статьи: