Николя Бос: «Van Cleef & Arpels – это эталон высокого ювелирного искусства»

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  3780

Директор по маркетингу ювелирного Дома "Van Cleef & Arpels" Николя БосДиректор по маркетингу ювелирного Дома Van Cleef & Arpels молод, хорошо образован и амбициозен. Что думает он о следе, оставленном брендом VCA в истории ювелирного искусства, и о том, что ожидает Дом Van Cleef & Arpels в будущем, Николя Бос поделился с нами в ходе беседы, состоявшейся в рамках выставки Art Dubai в комплексе Madinat Jumeirah весной нынешнего года.

Николя, что Вы, как директор по маркетингу, думаете о месте Дома Van Cleef & Arpels в истории мирового ювелирного искусства?

На заре ХХ века родилась марка, которая полностью изменила мир ювелирного искусства. Успех Van Cleef & Arpels принесли камни исключительного качества, творческое вдохновение и технические инновации. Более чем столетний возраст марки — хороший повод поговорить об ее удивительной истории, которая начинается как настоящая сказка – с роскошной свадьбы Эстель Арпельс, дочери торговца драгоценными камнями и сестры двух экспертов-геммологов, с Альфредом ван Клифом, сыном торговца алмазами из Амстердама.

Тогда, в начале ХХ века, в блистательную пору технического прогресса и расцвета искусств, наряд состоятельной женщины не считался завершенным без внушительного набора драгоценностей. Вполне естественно, что Альфред ван Клиф вошел в союз со своими шуринами. Объединив свой профессионализм в области торговли и в ювелирном деле, в 1906 году они открыли магазин Van Cleef & Arpels в Париже на Place Vendome, 22. Успех не заставил себя ждать. Международная экспансия бренда началась в 1930-х годах: сначала в сторону Южной Америки и США, а в 1970-х марка распространила свое влияние и на Азию. Это был грандиозный прорыв. И сегодня Дом Van Cleef & Arpels является эталоном высокого ювелирного искусства.

В чем секрет такого успеха? Все дело в уникальных художественных образах, технологиях крепления камней или, как сейчас говорят, в грамотном маркетинге?

И в том, и в другом, и, конечно же, в третьем. В развитии марки особую роль сыграли два человека: Рене Пюиссан, дочь Альфреда ван Клифа, которая возглавляла художественный департамент фирмы с 1926 по 19Van Cleef & Arpels – это эталон высокого ювелирного искусства42 год, и выдающийся дизайнер РенеСим Лаказ. В годы своего сотрудничества в качестве главного источника вдохновения они выбирали природные объекты. Прозрачные стрекозы, пестрые бабочки и неувядающие цветы несли в себе тончайшие оттенки чувств, пойманные в сеть изящных стилизованных линий. Стиль марки окончательно утвердился после революционного нововведения – невидимого крепления камней, которое было разработано в 1933 году и получило название Mystery Setting. Волшебная техника невидимой закрепки была доступна только самым умелым ювелирам. Она помогает подчеркнуть сияние камней, которые подходят для такого способа обработки. Это, прежде всего, рубины, сапфиры и довольно хрупкие изумруды, позже в список также вошли бриллианты.

Что касается маркетинга, то расчет Дома строился на состоятельных представительницах высшего общества, которым предлагались совершенно уникальные вещицы, такие, например, как сумочка Minaudiere – карманный несессер, отделанный драгоценными материалами. Этот элегантный ридикюль вмещал в себя все необходимое женщине из высшего света: часы, помаду, пудреницу, мундштук, лорнет, бонбоньерку и записную книжку.

В 1938 году у VCA появилось украшение Passe-Partout, идея которого еще не раз повторялась в последующие годы: его можно было превратить в колье, браслет и даже пояс. Ближе к нашему времени – это колье Envol из коллекции Dream of a Summer Night 2004 года. Его украшают две съемные детали в виде бабочек: одна из изысканного бриллиантового кружева, вторая – выложенная рубинами на невидимой закрепке. Колье Ruban, часть коллекции Couture 2004 года, демонстрирует ту степень гибкости, которая требует невероятного ювелирного мастерства. Современные технологии позволили выпустить новую версию колье Zip с бриллиантами и драгоценными камнями, изначально созданного в 1954 году для герцогини Виндзорской. Теперь в нем можно установить функциональную застежку-молнию.

Известно, что в украшениях Van Cleef & Arpels используются камни самого высокого качества. Насколько тщательно ведется их отбор, и где они приобретаются?

Все бессмертные творения Van Cleef & Arpels стали возможны благодаря поставке тщательно отобранных камней из лучших источников в мире. Фактически, наш ювелирный дом принимает в работу только 0,5% драгоценных и полудрагоценных камней, представляемых поставщиками к рассмотрению. Качество всех материалов настолько высокое, что наши мастера могут поставить рядом в одном изделии полудрагоценный камень типа топаза и какой-нибудь редкий драгоценный камень, например, желтый или розовый бриллиант. Среди самых исключительных камней можно назвать сапфир Neela Ranee (“Синяя принцесса") весом 114 карат, купленный в 1956 году в Индии Клодом и Пьером Арпельсами. Этот сапфир позже стал частью ожерелья, заказанного Флоренс Гулд.

Сегодня находить исключительные по своему качеству камни стало намного труднее, но все же, нам удается приобретать уникальные по своим характеристикам экземпляры. Мы не можем идти на компромиссы, ведь Van Cleef & Arpels – это еще и синоним выдающегося качества украшений.

На выставке Art Dubai в павильоне Van Cleef & Arpels работал дизайнер-ювелир, специально приехавший в ОАЭ из Парижа. Сколько человек сегодня работает в компании?

Сегодня более 70 мастеров работают в ателье Van Cleef & Arpels неподалеку от парижского бутика. Помимо специалистов, которые обычно присутствуют в штате ювелирной мастерской, здесь есть еще и мастер, который делает модели будущих изделий. Эти своеобразнVan Cleef & Arpels – это эталон высокого ювелирного искусстваые трехмерные эскизы являются следующим шагом после рисунков на бумаге. Van Cleef & Arpels – единственная компания на Place Vendome, которая делает такие модели из оловянного сплава и хрусталя. Модель дает хорошее представление о том, как будет выглядеть украшение, и позволяет устранить последние технические и эстетические недочеты проекта. Когда модель утверждена руководством, ювелиры начинают выполнять основу украшения из золота или платины. Затем огранщики мастерской готовят камни к закрепке – все, кроме бриллиантов, которые из-за своей твердости требуют специального аппарата.

Какие изделия из коллекций Van Cleef & Arpels, созданных за более чем столетнюю историю, кажутся Вам наиболее выразительными и напрямую ассоциирующимися с Домом Van Cleef & Arpels?

Я бы сказал, что самым выдающимся украшением является брошь «Фея Стрекоза» из рубинов, изумрудов, розовых алмазов и бриллиантов в оправе из платины. Она была изготовлена в Нью-Йорке в 1944 году по заказу Барбары Хаттон, жены Кери Гранта, князя Мдивани и Игоря Трубецкого. Удивительная и изящная фея стала талисманом Дома Van Cleef & Arpels. С тех пор ее повторяли в различных вариациях, и она неизменно пользуется популярностью у поклонников марки. Так, в одной из последних коллекции она украшает циферблат часов, а также венчает флакон фирменных духов от Van Cleef & Arpels. Еще хотелось бы отметить коллекцию Ballet, вдохновленную знаменитыми парижскими Русскими сезонами Сергея Дягилева. И, наконец, платиновую тиару с 17-ю грушевидными бриллиантами, бриллиантами классической огранки и огранки navette. Эту диадему можно носить, как колье. Она была изготовлена по заказу Грейс Келли в 1976 году. Принцесса Монако надела ее на бракосочетание своей дочери Каролины с Филиппом Жюньо в 1978 году. Именно с этого началась дружба Van Cleef & Arpels с княжеством Монако. В 1956 г. Дом выполнил первый большой заказ на изготовление драгоценностей для свадьбы самой принцессы Грейс и был провозглашен «официальным поставщиком» княжеского двора.

Каковы новые маркетинговые стратегии Дома Van Cleef & Arpels и насколько перспективным Вы считаете российский рынок?

В 2006 году к столетию Дома мы открыли множество новых фирменных бутиков по всему миру, в том числе и в крупнейших городах России и СНГ. Исторически изделия Van Cleef & Arpels приобретались состоятельными россиянами, и сегодня российский рынок представляется нам очень перспективным. Я полагаю, что, несмотря на глобальную рецессию, истинных поклонников украшений Van Cleef & Arpels меньше не стало. Мы получаем немало заказов от наших постоянных клиентов, включая членов королевских семей, звезд кинематографа и спорта, следим за динамикой продаж новых коллекций в разных странах. Пока результаты весьма впечатляющие. В будущем нас интересует Дальний Восток – Китай, Гонконг, а также расширение сети бутиков в странах Ближнего Востока. Может быть, какое-то время мы понаблюдаем за ситуацией и не станем открывать новых магазинов, но у меня не вызывает сомнений, что благодаря креативности и преданности делу сотрудников компании, наш ювелирный Дом проведет с блеском еще не одно столетие.

Спасибо, Николя. До новых встреч.

Похожие статьи: