Солнце: инструкция по применению или о пользе широкополых шляп, пиццы и солнцезащитных средств

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  2959

Большинство людей считают, что Солнце жёлтого или оранжевого цвета, но на самом деле, оно белое. Большинство людей считают, что солнцезащитные средства есть ненужное приложение к летнему сезону, но на самом деле, врачи настоятельно советуют землянам сделать их нанесение столь же ритуальным, как чистку зубов и принятие пищи. При этом не только летом, не только женщинам и детям, и не только в разрезе пляжа. Ибо белое солнце способно и лечить, и калечить. Причем, с преобладанием, увы, последнего.

Солнце: инструкция по применению или о пользе широкополых шляп, пиццы и солнцезащитных средств

Солнце – лучший друг морщин
Сколько я себя помню, моя бабушка каждую весну покупала себе новую широкополую шляпку, чем и заслужила от меня прозвище «Шляпокляк». Когда мода прошла, она данный факт проигнорировала. «Солнце – лучший друг морщин, даже в наших северных широтах!», – безапелляционно заявляла Шляпокляк, водружая даже в пасмурные питерские дни на идеально уложенную прическу очередную шляпу.
Однажды, поджарившись до красноты вареного лобстера под жарким солнцем Мальорки, я с ужасом обнаружила на своем двадцатидвухлетнем лице первые морщины, удивлению моему не было предела. Знакомый косметолог только развела руками и прописала мне витамин Е, морковный сок и… широкополую шляпу, в которой мне пришлось ударно отходить весь остаток лета.
В наследство бабушка оставила мне 38 шляп. Возможно, она была единственной женщиной в городе, всегда носившей подобные раритеты. Возможно также, она была единственной женщиной в городе, которая даже в семьдесят лет выглядела на пятьдесят без всяческих подтяжек и уколов.

Эпатажные корни танорексии
Многие столетия образ субтильной, белокожей барышни с неизменным кружевным зонтиком в руке, падающей в обморок при малейшем волнении, был эталоном красоты. На Балканах даже существовал обычай – девушек, долго не выходивших замуж, заточали в маленькие темные кельи и обильно кормили. Округлившиеся и белокожие, они имели на брачном рынке самый высокий рейтинг.
Переворот в многовековой моде совершила прогрессивная дама Коко Шанель, которая в 20-х годах прошлого века после морского круиза вернулась в бледнолицый Париж с золотистым загаром. Очередной показ ее моделей произвел фурор – Коко выпустила на подиум относительно худосочных загорелых барышень, украсивших впоследствии обложки самых престижных модных изданий. Незагорелое лицо она сравнивала с таблеткой аспирина.
Масла в огонь добавила знаменитая любительница эпатажа певица Джозефин Бейкер, которая появлялась на европейских сценах прикрытая лишь поясом из бананов. Ее кожа, цвета кофе с молоком, стала эталоном красоты эры сексуальной революции.
Пока Европа занималась пересудами, эстафету Шанель подхватили американки. В одной из калифорнийских газет 1936 года появилась следующая новость: «Местный универмаг стал полем битвы. Покупательницы дрались за новые модели купальных костюмов, которые поступили в продажу в ограниченном количестве. Врачом было осмотрено семь пострадавших. У всех на теле были следы царапин и укусов».
Эмоциональные героини этой новости стали первыми в истории жертвами эпидемии танорексии (от англ. tan – загар) – маниакальной любви к загорелой коже, которая вот уже несколько десятилетий будоражит землян.

Луч лучу рознь
Обратимся к фактам и цифрам. Солнечный свет состоит из нескольких компонентов: видимого света (400-700 нм), невидимых инфракрасных лучей (более 700 нм, воспринимаемого как тепло) и ультрафиолетовых лучей (UV, 200 нм и выше). В свою очередь, ультрафиолетовое излучение имеет три составляющих: UV-A (УФА, длинноволновое), UV-B (УФВ, коротковолновое) и UV-C (гамма-излучение). Самые вредные для человека ультрафиолетовые С-лучи задерживаются озоновым слоем. Исключение составляют районы под «озоновыми дырами». UV-A и В-лучи непосредственно воздействуют на наши в разной степени защищенные тела всегда и везде.
Кожа – первый человеческий орган, непосредственно встречающий солнечный ультрафиолет, практически всеми полутора-двумя квадратными метрами площади. Около 85% UV-B лучей абсорбируются поверхностными клетками кожи. UV-A лучи проникают глубже: 50% из них достигают глубоколежащих слоев или дермы.
Под действием UV-B лучей специальные клетки меланоциты вырабатывают пигмент меланин, который задерживает солнечные лучи от дальнейшего проникновения и частично нейтрализует действие свободных радикалов. От количества выработанного меланина зависит интенсивность потемнения кожи. Проще говоря – загар это следствие защиты кожи от ожога, борьбы организма за жизнестойкость, а не приятное приложение к пребыванию на солнце.
Незаметные UV-A лучи более человеколюбивы: они вызывают в глубоких слоях кожи локализацию так называемых бесцветных предшественников меланина. В результате их влияния происходит небольшое покраснение, преобразующееся в легкий нестойкий загар.

Солнечный свет – да или нет?
От теории перейдем к практике, которая на деле оказывается далеко не шоколадной во всех смыслах.
UV-A лучи активны, обычно, до 11 часов утра и после четырех часов дня. При передозировке UV-A лучи в клетках снижается содержание коллагена, эластина и воды, что ускоряет процесс старения кожи. Самое неприятное последствие «доброго» ожога – солнечный кератоз, то есть утолщение кожи, с которым порой невозможно справиться даже химическим пилингом. При этом UV-A лучи способствуют развитию аллергических реакций, в том числе и на солнечные лучи, и усиливают действие ультрафиолетовых лучей В-типа.
Критическая доза UV-B лучей, активных между 11.00 и 16.00, которая имеет тенденцию накапливаться, вызывает солнечный ожог различной интенсивности. Самым безобидным является тот, что мы частенько разглядываем в зеркале после пляжа, ожидая преобразования стойкого покраснения в шоколадный загар. Именно единовременная передозировка UV-B лучей ответственна за то, что мы «сгораем». Кефир, сок огурца и специальные средства снимают только поверхностное воспаление, а во внутренних слоях кожи происходят порой необратимые процессы, поскольку огромное количество клеточек в прямом смысле выжигаются. Последствия солнечного ожога сохраняются навсегда. И даже если на коже не остается видимых следов, обожженные участки становятся наиболее чувствительными и подверженными самым большим неприятностям.
Крепкий коктейль из «добрых» и «злых» лучей является основной причиной фотостарения и рака кожи. Фотостарение, приводящее к преждевременному появлению морщин, чаще всего необратимых, дерматологи считают катастрофой нашего времени: человеческая кожа увядает гораздо быстрее организма. Что же касается рака кожи, то по удручающей статистике всемирной организации здравоохранения, ежегодно в мире регистрируется до 2 млн. новых случаев этого заболевания. Повинно в этом, в первую очередь, ультрафиолетовое излучение, вытеснившее на второе место табачный дым.
Первые 20 лет жизни человека его кожа наиболее подвержена вредному воздействию ультрафиолета, особенно – у детей. К старости солнечная уязвимость опять возрастает, поскольку мы теряем от 10 до 20% продуцирующих пигментов клеток каждые 10 лет.
Особенно осторожно к солнышку нужно относиться тем, у кого на теле много веснушек, родимых и пигментных пятен, есть дефекты кожи, а также тем, у кого в семье были случае заболевания раком, страдающим от перепадов давления, заболеваний печени, почек, сердца, щитовидной железы, диабетикам, имеющим доброкачественные опухоли и проходящим курс лечения медикаментами. Беременным и кормящим матерям загорать не рекомендуется категорически. На этом список противопоказаний далеко не заканчивается.
Из уважения к солнышку, надо сказать и о хорошем. Витамин Д3, который вырабатывает кожа под действием ультрафиолета, сегодня рассматривают как противоопухолевое средство. Так что дозированное пребывание под солнцем способствует гибели раковых клеток. Традиционно он известен как противник остеопороза и укрепитель иммунной системы. Ультрафиолет вырабатывает «гормон счастья» и наравне с бананами успешно лечит депрессивные состояния. Вот, в общем-то, основные и немногие плюсы.
Вот и возникает вопрос – загорать или не загорать вообще? Ведь тяга современного человека к шоколадному телу возведена до размеров идолопоклонничества. Ответ прост – загорать можно, но с умом, ибо как выразилась одна жертва UV-B лучей: «Незагорелый ум – причина многих несчастий».

Лучшее средство от морщин – пицца и солнцезащитный крем
Говорят, ученые Дюссельдорфского университета недавно выявили, что от вредного воздействиясолнечных лучей может защитить принятие внутрь традиционной итальянской пиццы. Они уверяют, что сочетание ее компонентов создает в коже человека уникальный баланс веществ, которые препятствуют поглощению ультрафиолетовых лучей. Главную роль здесь играет помидор, увеличивающий сопротивление кожи почти в два раза. За ним идет оливковое масло, создающее в сочетании с помидором троекратную защиту. А в содружестве с сыром, мукой, яйцами, майонезом, солью и перцем, противозагарный эффект помидора возрастает до шести раз. Одна пицца дает защиту на 2 недели.
Не зная, что такое пицца, моя бабушка носила широкополые шляпы. Нам и того легче – нужно просто купить солнцезащитные средства. Знакомый косметолог с многолетним стажем с категоричностью бабушки как-то заявила: «Лучшее средство от морщин – солнцезащитный крем. И точка». Но и тут все не так-то просто: при обилии предложений спрос начинает теряться в догадках.
Перед выбором солнцезащитного средства специалисты советуют определить тип кожи, на который его следуют наносить. Классификации здесь достаточно унифицированы и поделены на фототипы. Приведем наиболее характерные из них для жителей Европы.
Фототип I («кельтский») – очень светлая, розовато-бежевая кожа, много веснушек, светлые рыжеватые волосы, голубые или светло-серые глаза, высокая склонность к солнечным ожогам, загар ложится очень медленно и, как правило, красного цвета. Время собственной защиты кожи в жаркий полдень – около 7 минут.
Фототип II (светлокожий европейский) – светлая кожа, редкие веснушки, цвет волос – от светлого блондина до светлого шатена, цвет глаз – голубые, зеленые, серые, склонны к солнечным ожогам. Время собственной защиты кожи в жаркий полдень – около 15 минут.
Фототип III (темнокожий европейский) – смугловатая кожа, веснушек нет, цвет волос – от темного блондина до шатена, цвет глаз – светло-карие, небольшая склонность к солнечным ожогам. Время собственной защиты кожи в жаркий полдень – около 25 минут.
Фототип IV (средиземноморский) – достаточно темный оттенок кожи, темные волосы и глаза, практически нет склонности к солнечным ожогам, загар происходит быстро и держится долго. Время собственной защиты кожи в жаркий полдень – около 35 минут.
Точное определение фототипа – половина успеха. В отличие от здоровых взрослых, способных самостоятельно определить свой фототип, дети, пожилые люди и люди с противопоказаниями, по умолчанию считаются «кельтами».
Вторая половина заключается в правильном выборе средства. Оказывается, даже с общеизвестным SPF придется повозиться.

Не фильтром единым
История солнцезащитных препаратов (СП) началась с поиска средства для защиты от солнечных ожогов солдат США во время боевых действий в Африке в период 2-й мировой войны. С тех пор прогресс немало шагнул вперед, при этом немало нас и запутав. Распутать ситуацию взялись опять же американцы: Комиссия США по медикаментам и продуктам питания (FDA) обязала всех производителей СП указывать на упаковке индекс фактор SPF (Sun Protection Factor).
SPF - это уровень солнцезащитного фактора, указывающий на то, сколько времени можно проводить на солнце без угрозы получения ожога по сравнению с тем временем, когда кожа не защищена.
Для выявления нужного средства, необходимо умножить индекс SPF на примерное время собственной защиты кожи, соответствующее вашему фототипу. Например, средство с SPF 4 способно защищать «кельтов» 28 минут, а «средиземноморцев» – чуть больше двух часов. И опять же, это время до ожога! И злоупотреблять им – себе дороже.
Но SPF – не панацея. Большинство солнцезащитных средств поглощают UV-B лучи и малоэффективно поглощают UV-A лучи, в результате создавая ошибочное ощущение безопасности.
Копаясь глубже в стремлении к здоровью, придется внимательно изучить тюбик выбранного средства. Солнцезащитные средства должны поглощать или блокировать ультрафиолетовое излучение. Большая часть ингредиентов поглощают лучи, за исключением двуокиси титана (Titanium dioxide) и окиси цинка (Zinc oxide), которые их блокируют. Первые относятся к химическим элементам и могут вызывать аллергические реакции, вторые – к физическим блокираторам, гипоаллергенны и не токсичны. Именно двуокись титана и окись цинка желательно иметь в составе средства. Чуть хуже, но защищают от UV-A лучей антранилаты (Menthyl Anthranilate), Парасол 1789 (Prasol 1789) и бензофены – окись бензона, метилат бензона, сулисобензон (Oxybenzone, benzophenone, benzophenone-3). Природные солнцезащитные средства включают экстракты алоэ и ромашки, кофейную кислоту, масло каритэ (из плодов масляного дерева шиа), 1, 3-р-глюканы.
Важной особенностью солнцезащитных средств является и их фотостабильность – способность сохранять свою структуру и свойства под влиянием излучения. Но содержание необходимых фильтров все-таки важнее.

Осторожно – Эмираты!
Если Таиланд знаменит кишечными инфекциями, Африка и Чехия – ограблениями, а Карибский бассейн – опасными насекомыми, то Ближний Восток – активным солнцем.
Как и любое место в мире, Эмираты имеют свой индекс ультрафиолетового излучения (UV Index). Именно он характеризует уровень UV на поверхности Земли и определяет степень риска для человека, обусловленную этим излучением. Значения UV-индекса обычно составляют от 1 до 10 условных единиц. Если при индексе от 0 до 2 степень риска минимальна и можно находиться на солнце без защиты, то при показателях от 3 до 7 необходимо пользоваться солнцезащитным средством, головным убором и хорошими очками. При индексе более 8 единиц степень защиты нужно максимально увеличить.
Эмираты, к сожалению, из-за близости к экватору, подпадают под воздействие большого количества прямых солнечных лучей и UV-индекс здесь высок, даже зимой. Местные специалисты от науки и индустрии красоты уверены, что в любое время года без солнцезащитного крема и очков в том же Дубае нельзя передвигаться даже мелкими перебежками. Тем более, летом.

Похожие статьи: