Спиваков. Многоточия...

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  2593

Великая музыка, будучи втиснутой в периметр небольшого зала, все равно останется великой в сути своей. Великий человек, втиснутый в рамки получасового общения с несколькими журналистами, все равно остается великой личностью. На цифровых мегабайтах диктофона остаются слова и мысли великого Спивакова. Многоточия, заставляющие задуматься…

Владимир Теодорович Спиваков

О собственной значимости

«Здравствуйте, здравствуйте! Простите уж, что опоздал…»

«Не стоит, Владимир Теодорович! Уж Васто мы готовы ждать долго!» – перебивая друг друга, искренне отвечаем мы.

«Да что вы, что вы! Кто же я такой, чтобы заставлять вас ждать… Извините…», – мягко улыбаясь и, как школьник, смущенно опуская проницательные карие глаза…

О концерте в Дубае и искусстве

«Первое ощущение, что Дубай исключительно чистый город. Это первое такое ощущение, мы же не видим особенно много, занимаемся концертами больше, чем осмотром достопримечательностей.

Однажды я уже здесь был, именно в Дубае, в качестве гостя, потому что просто сюда не попадешь, цены все-таки кусаются. Сюда можно приехать либо по приглашению друзей, которые бросили в свое время заниматься игрой на скрипке, либо по поводу концерта. На этот раз возможность концерта совпала с днем рождения моей жены Сати, такой хороший подарок получился: концерт в ее честь. Все остались довольны: и зрители, и Сати, и мы.

Арабские страны – это особый мир, который Запад изменить не сможет, как бы ему не хотелось. Нужно все вещи принимать такими, какие они есть…»

Пожалуй, это был концерт с элементами духовного света. Я думаю, что любой человек должен нести в мир свет. Поскольку ноты - это закодированные человеческие эмоции, искусство призвано поворачивать человеческую душу в сторону красоты и света. Музыка, как религия: священнику не важно, сколько человек его слушают, пять тысяч или пять. Выступать нужно «с умным сердцем», как сказал Станиславский…»

О генах, обществе, судьбе и препятствиях…

«Когда говорят слово судьба, я думаю, что первооснова всего – это гены, так или иначе. Конечно, во мне сильны гены родительские. Но человечество передает из века в век не только генетическую информацию, но и духовное наследие. В человеке сосуществуют как генетически заложенные черты, так и сформировавшиеся под воздействием общества.

Я считаю, что в каждом ребенке заложен огромный талант, своеобразные полезные     ископаемые. Весь вопрос в том, куда он будет направлен, и как общество формирует ту или иную личность. Для того, чтобы личность стала Личностью с большой буквы, с моей точки зрения, необходимы три вещи: наличие способностей или таланта, присутствие больших примеров, потому что так или иначе дети смотрят на взрослых, и наличие препятствий. Именно препятствия, как это ни странно, дают возможность организму выживать и развиваться».

Об интуиции в искусстве

«Вундеркинд идет по пути интуитивному. В какой-то момент приходит осознание, и вот тогда маленький человек, когда ему 13-14 лет, начинает изумляться себе и окружающему миру. На этой точке многие ломаются.

Был такой человек – Поль Валери, который сказал, что интуиция без знания – это несчастный случай. Конечно, приоритет искусства – это интуитивный путь. Пушкин в «Моцарте и Сальери» показал нам, что побеждает не тот, кто может разъять, как труп, музыку или искусство, а тот человек, которого ведет интуиция. Момент интуиции есть, но разум должен быть подготовленным.

Интуиция – это магия, метафизика, то, что ведет вас помимо вашей воли и подтверждает наличие Творца… »

О миссии жизни

«У меня три направления деятельности: «Виртуозы Москвы», которым 27 лет, Национальный Филармонический оркестр России, которому 4 года, и Детский фонд, который я организовал 13 лет тому назад. За 13 лет более чем 8 000 детей получили бескорыстную помощь. Мне это представляется самым достойным и важным в моей жизни. Я не склонен думать, что все станут гениями, как Женя Кисин, которому был подарен рояль: Жене тогда было 16 лет, и он играл на пианино из прокатного бюро, на котором 15 клавиш не работало. Но если дети будут расти в атмосфере любви, они и дальше будут нести в мир любовь. Это, пожалуй, моя главная миссия…».

О человеческой сопричастности

«Для меня, как для человека, это очень важно. Чернобыль, например. В тот момент «Виртуозы» гастролировали в Австрии. Друг-австриец, министр энергетики, пригласил меня на ужин. Когда я сказал ему, что «Виртуозы» собираются ехать в Киев, пока мы ели первое, он пытался убедить меня отказаться. Потом мы перешли ко второму, он настаивал на своем.Когда подали кофе, он понял, что отговорить не получится, и выдал мне список необходимых вещей: перчатки, минеральная вода, консервы…

Когда мы приехали в Киев, никто не верил, что это правда; мы же хотели проявить человеческую сопричастность к людям, пережившим трагедию. Выйдя на сцену, первые 20 минут оркестр не издал ни одного звука: весь зал стоял и плакал, плакали и музыканты.

Во время землетрясения в Армении мы выступали во Флоренции. После концерта на улице я увидел монашек, которые стояли с маленьким таким сундучком, на котором было написано «Помощь жертвам армянского землетрясения». Я спросил, сколько они набрали. Оказалось, всего 10 тысяч лир, ничтожная сумма. В тот же день мы дали концерт для полутора тысяч зрителей, перед которым выступл мой друг-сенатор, попросивший публику пожертвовать в «Фонд помощи Армении». Мы собрали тогда чуть ли не 50 тысяч долларов! Прощальную симфонию Гайдна играли при свечах… Много говорить об этом не буду, не очень хорошо, я считаю. Нужно быть сопричастными горю и что-то делать. А люди пусть помнят…»  

Выступление оркестра под руководством Спивакова

О духе потребительства и созидании

«Потребительство в духовной сфере ведет к обеднению уровня общества, но художники в этом не виноваты. Художники не думают о богатстве, но шоу-бизнес навязывает им определенный стиль.

Тем не менее, дела изменяются к лучшему. Я отчетливо вижу, что нашей провинции надоела «Фабрика звезд». Она хочет слышать вечное, нетленное. Христос говорил: «Не хлебом единым жив человек». Об этом не нужно забывать…»

О пустыне

«Этим летом мне повезло: я был по приглашению в африканской Намибии. Когда я побывал в намибийской пустыне, понял, почему Иисус Христос провел там 40 дней. Мы все думаем, что пустыня – это просто пустыня и ничего в ней нет. А на самом деле я увидел, что пустыня – это музей сотворения мира, если обобщить. Происходит трансфигурация души. На меня это очень подействовало…».

О восточной и европейской музыке…

«Восточная и европейская музыка – это разные культуры, конечно, но где-то есть точки соприкосновения. Их лучше не сопоставлять. Это – два разных мира. Есть большее проникновение восточной музыки в европейскую, чем европейской в восточную. Многие традиционные элементы, присущие Востоку, использовались современными композиторами, например, новой венской школы: пентатоника, унисонная игра. В живописи данное проникновение ощущается острее.

Мы просто не знаем арабских музыкантов, я думаю, что они есть и как-то своим искусством воздействуют на человеческую душу. Мне кажется, что растворение одного искусства в другом необязательно. Они прекрасно могут сосуществовать в параллелях…»

Анастасия Зорина,
Виктор Лебедев
   

Похожие статьи: