Зазеркальный дом или... три дороги Memories

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  4578

Зазеркальный дом или... три дороги MemoriesСквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье…. С этой сказкой Льюиса Кэрролла выросло не одно поколение детей. И каждому малышу отчаянно хотелось самому побывать в Зазеркалье. Хоть на минуточку оказаться там, где оживают шахматные фигуры и ходят единороги, поют и пляшут Труляля и Траляля, бродит печальный Белый рыцарь. И вдруг, вы не поверите, перед вами открывается дверь в самое настоящее Зазеркалье, за которой…. Никто не знает, что вас ждет внутри. Но вас любезно приглашают заглянуть внутрь поистине сказочные персонажи – приятный молодой человек в сютуке и дама в платье с кринолинами и кокетливой шляпке. Ну, как тут откажешься? И потом, любопытство движет вами с самого юного возраста – а все ли на самом деле так, как представляется, или совсем наоборот?

За загадочной дверью – вестибюль, чем-то неуловимо напоминающий православный храм. Если присмотреться, то можно заметить и элементы церковного декора. А дальше – три дороги. Куда они ведут? Одна, конечно, в сумрачный зеленый сад, где поют птицы, деревья утопают в дымке, а в воздухе пахнет хмелем. Другая – в царство оперы и самых куртуазных эпох – Ренессанса, барокко и рококо. Третья…. Ни слова более, дорогой читатель. Все дороги ведут в Memories…. Так поспешим и все узнаем из первых рук Мастера. Дизайнера Сергея Гринько.

Сергей, как вы пришли к Memories?

Я окончил несколько школ: как модельер получил специальность по технике модной одежды, затем как дизайнер интерьеров получил диплом колледжа S.Martin’s по искусству скульптуры. В моем творчестве всё взаимосвязано – стиль и интерьер скомбинированы вместе, как единое целое. Я беру цвета и какие-то нюансы, присущие законам моделирования одежды, и превношу их в мебель, интерьер, люстры. Бутик Memories – это новая для Дубая идея, воплощенная не только в предметах интерьера, но и в женских аксессуарах, шалях, сумках, ювелирных изделиях, плюс, в скором времени появятся интересная женская обувь, домашние безделушки.

Всё это создается здесь, в Дубае?

Основная работа выполняется в Европе, бронзу и мебель мы заказываем в Италии, фарфор – во Франции. Потом всё это комбинируется и собирается вместе в Дубае, поштучно. Все предметы создаются под определенный проект, каждый раз – новый, поэтому ничего не повторяется. Проект цвета и стиля.

В этом сезоне у нас идет японское направление во французском стиле возрождения 16-го столетия…. Какова история возникновения этого направления? В 17 веке немногие могли позволить себе роскошь путешествия, это удавалось только избранным людям. Французские путешественники, побывавшие в Японии, везли с собой обратно в Европу не только удивительные легенды о загадочной далекой стране, но и определенный стиль, который прочно утвердился в моде. Японские мотивы нашли свое применение в росписи фарфора, декоре стен, и этот стиль назвали Japanised – то есть, «по-японски». Это я и использую в нынешнем сезоне – Франция 17 века, японский элемент.

Зазеркальный дом или... три дороги MemoriesВы стараетесь использовать какое-то одно, узнаваемое направление в работе?

Помимо этого бутика мы развиваем и другой бизнес, работаем с дизайном дворцовых вилл в Абу-Даби, так же мы частично декорировали известный ресторан «Будда-бар». Концепт этого ресторана создавался не нами, в нашу задачу входило добавить в этот ресторан «вкус» именно нашего стиля. Для чего были созданы особые люстры, настольные, напольные лампы, бра, панно с ручными вышивками, даже кисти, сделанные из кожи и вышитые, как драконы. Такие вот небольшие мелочи, детали, и создают особую атмосферу, поддерживают заданный образ. Все вещи, которые нами созданы, вызывают сильные эмоции у людей, они чувствуют настоящее искусство и просто влюбляются в него.

Как-то раз мне нужно было подобрать для квартиры, оформленной в определенном стиле, подарок подруге. Я купила одну вещицу, но в той квартире, для которой она предназначалась, предмет лишился своей индивидуальности и образа, в котором он находился в бутике. Вещица просто «потерялась», стала незаметной.

На сегодняшний день мы далеки от массового производства сувениров или каких-то бытовых безделушек. Все наши изделия – это не сувениры, а вещи, которые будут переходить из поколения в поколение, храниться и передаваться по наследству. В основном, всё, что мы изобретаем и создаем, становится мемуаром, памятью, воспоминанием. Это коллекционные предметы, они выполнены в очень ограниченном количестве, а иногда просто в единственном экземпляре. За основу часто берутся антикварные вещи, броши, рамочки, канделябры, которые обретают вторую жизнь, и создавать такие вещи в массовом порядке просто невозможно.

Могу привести пример: дизайнер Марьям Аскель, которая продвинула стиль двадцатых годов Артен Крафт, была очень популярна в 30-50-е годы. Художница умерла в 30-е, трагически, от дистрофии. Она всё время сидела на диетах, чтобы сохранить осиную талию. Компания после её смерти закрылась, и те вещи, которые она создавала, больше не производились. Но Марьям-стиль остался стилем, и даже сейчас он узнаваем, а ее изделия ценятся практически как ювелирные украшения Пикассо.

В бутике Memories Вы создали три зала. Каждый из них столь гармоничен, и в то же время, так не похож на другие…

Каждый из залов – это, своего рода, дань определенной эпохе. Вы помните, у русского мецената Мамонтова в Петербурге проводились званые вечера, с чтением стихов, игрой на рояле, пением романсов?.. Так вот, фойе создано таким образом, чтобы передать атмосферу того времени. И, несмотря на то, что у зала есть название «Опера», на самом деле это салон, где принимают гостей, это «живое» помещение, в котором витает дух праздного времяпрепровождения. Вот ты зашла, как будто в салон 19 века. (Тут мне захотелось почувствовать себя баронессой и присесть в роскошное зелёное кресло, расшитое цветами и бабочками, обмахиваясь инкрустированным веером, и приложить к груди колье из полудрагоценных камней).

Зазеркальный дом или... три дороги MemoriesВсё начинается с салона или фойе, который ведет тебя дальше, как в сказке: «налево пойдёшь, в сказку попадёшь, направо пойдешь...», вот и у нас расходятся три пути, три дороги: одна ведет в Оперу, другая – в Драму, а третья – в романтический цветочный сад. Три пути, на каждом из которых рождаются разные ассоциации. Допустим, войдя в сад, ты будто попадаешь в какой-то античный замок, всё вокруг в полутумане, ароматы яблок и хмеля наполняют воздух, основные цветочные декорации, необычные азиатские цветы, чучела павлинов. Инсталляции с современными бокалами для шампанского и антикварными вещицами, причудливые люстры, свисают с деревьев, как невиданные плоды. И эти люстры выполнены из полудрагоценного камня и декорированы австрийскими кристаллами.

Внешний фасад мы делали в Германии, некоторые мелкие части нужно было выполнить в Ливане, а там как раз в это время шла война, и наш грузовик разбомбили. Произошла непредвиденная задержка в работе. Хотя, в итоге, вывезли все элементы и из Германии, и из Ливана, а собирали уже здесь, в Дубае.

Одежда сотрудников бутика тоже поражает своей необычностью.

Потому что при общем стиле XIX столетия в другой униформе они будут смотреться чужеродно. Я долго работал над костюмами. Мы решили связать воедино все детали интерьера Memories, поэтому и использованная в униформе цветовая гамма перекликается с оформлением разных частей магазина. Обивочные ткани, кисти от штор, элементы интерьера и декоративные материалы – всё это нашло применение в костюмах. Согласитесь, сотрудники выглядят в них очень элегантно и органично.

Сергей, у Вас здесь просто как в музее! Наверное, такое ощущение появляется потому, что в Дубае нет музеев с настоящими антикварными вещами?

Ты права. Сходство с музеем есть, но вся прелесть в том, что здесь ещё можно и купить что-нибудь на память. Вот приезжают туристы в Эмираты, их могут повезти в Шарджу или на Золотой рынок, а теперь в Дубае есть наш Memories, и этот бутик как достопримечательность можно показывать и приводить сюда гостей города.

Слышала, что на базе Memories в скором времени планируется открытие кафе?

Не только кафе, когда всё будет открыто полностью, мы обязательно сделаем тематический ресторан. Есть еще много долгосрочных проектов.

К январю мы готовим новую коллекцию – «Танцующие тени», которая «зазвучит» и в ювелирных изделиях, и в мебели, и в аксессуарах. Лиловые и пурпурные тона на черной основе. Это то, о чем я говорил раньше – каждому новому сезону присуща одна из тональностей, которая будет пронизывать все изделия кол- лекции. Сейчас у нас основной тон – зеленый, вот ты видишь, например, янтарь с розами – на фоне зелёного. А к январю тон поменяется.

Каких еще цветов и оттенков следует ожидать?

Зимой очень много черного, золото с черным – очень модно. Но о зиме уже поздно спрашивать, сейчас мы уже к лету готовимся.

А что будет летом?

На весну-лето, согласно последним показам во Франции, Александр Мак Квин, например, сделал много Ренессанса. Цвета такие лёгкие, светлые, но немного бледные, как бы выгоревшие, неяркие. Некоторые дизайнеры наоборот пошли по пути смешения красок, у них там всё: и розовый, и зеленый. Единого какого-то направления не просматривается, правда, очень много Ренессанса, замешанного на стиле 50-х.

Вы делаете «именные» коллекции?

Я абсолютно непретенциозный человек. Обычно популярность рождает зависть, мне этого не надо. Я рад тому, что мои изделия продаются в Лондоне, Токио и Москве.

Через агента мы проводили в Дубае показ очень популярного сейчас в Лондоне дизайнера, которого завут Зияд Ганем. Он работает в стиле «урбан-кутюр шик», мы с ним сотрудничали очень долгое время, показ мод был сделан именно для профессионалов. Тогда, в апреле, в Дубай приехали несколько молодых дизайнеров из Германии и Франции, и в рамках показа я представлял свою первую коллекцию ювелирных изделий hot-couture. Коллекция была просто сумасшедшая, показ свадебных платьев наряду с дьявольски черными костюмами. Например, модель была одета в шелковую черную абайю (восточная женская одежда), во время шоу девушка ее срывает, а там – пляжный костюм, выполненный из полудрагоценных камней и ювелирных изделий. Другая модель снимает абайю, разворачивается, и тут же всё меняется: яркий свет, она в белом джинсовом платье с бабочками.

Я слышала, как человек творческий, Вы и музыкой увлекаетесь?

Я делаю сборники. Например, альбом магазина Memories – это три времени, как я уже говорил: Ренессанс, начало XIX и XX веков. И все эти три времени идут по одной дороге. И ты слышишь музыку то одной, то другой, то третьей эпохи. Гармония. Я беру флейту, добавляю туда более серьезную музыку XIX века, композицию из фильма «Омен», и к этому – такую спокойную и счастливую музыку от Жозефин Бейкер Paris, Paris…

До этого мною был сделан альбом с компьютерной музыкой, где было очень много Верди, Чайковского.

А сами Вы к инструменту иногда подходите?

Могу сыграть моменты какие-то, «Элегию» Рахманинова, Чайковского... Только сейчас времени катастрофически нет, и ни на какое хобби его не остается.

Диктофон уже давно был выключен, а экскурсия по залам Memories продолжалась. Сергей рассказывал об истории буквально каждой вещи, часть из которых не продается, а другая попала в бутик из личных антикварных собраний художника, например, старинный клавесин, украшающий собою один залов. «Было бы глупо, если бы он стоял в моем доме. Там его никто не увидит», – говорит Сергей. – «А здесь он гармонично вписан в стиль и доставляет радость нашим гостям».

Три дороги уводили меня все дальше и дальше в Зазеркалье. Туда, где Алиса стала Королевой, и был сад, где цветы говорили…. И уходить оттуда, поверьте, совсем не хотелось.

Беседовала Ирина Иванова

Зазеркальный дом или... три дороги Memories

Похожие статьи: