От обломков «Титаника» до лунной пыли…
Поделиться:


Просмотров:  3220

Беседовала: Елена Ольховская

Айван Арп, президент часовой компании Romain JeromeЧасы на запястье… Что они значат для современного человека? Какими они должны быть? Нужны ли они? Айван Арп, президент часовой компании Romain Jerome, считает, что в наше время часы утратили свой прикладной смысл, однако их создание стоит того, чтобы спуститься на океанское дно и забраться в космос…. О сложных механизмах, уникальных находках и легендах Romain Jerome, мы беседуем с Айваном, находясь на борту белоснежной красавицы-яхты, пришвартованной в Дубайском международном морском клубе.

Айван, скажите, пожалуйста, почему Вы решили заняться часовым ремеслом, и что отличает марку Romain Jerome от остальных?

Вы знаете, сколько сегодня в мире выпускается часов? Только швейцарских часовых брендов насчитывается более 600! И все они гордятся своими традициями, канонами истинного швейцарского часового мастерства. Многие из них пробуют использовать новые материалы – титан, каучук, синтетику и так далее. Я много лет работал в разных часовых компаниях, был директором Baume & Mercier, в последние годы, до Romain Jerome, был главным управляющим Hublot. И когда я решил делать собственные часы, понял, что просто новый материал не поможет моим часам стать узнаваемыми на таком плотном и конкурентном рынке, как часовой. И я решил, что нужно сделать что-то, доказывающее бег уходящего времени.

Я подумал, что нужно попытаться использовать искусство в своих часах, хотя обычно искусство считается врагом часового мастерства. И я сказал себе: «Мой бренд – новый, и у него нет собственной истории, поэтому всё, что я могу сделать, это использовать историю всего человечества, обладающую солидным возрастом». Как только эта идея родилась, я понял, что могу создать и воплотить в своих часах множество историй. Но первая из них должна быть просто роскошной и неповторимой. И материал, который мы будем использовать, должен быть не только роскошным, но и редчайшим. То есть, чтобы никто, кроме нас, не мог бы его получить. Так родилась концепция “DNA of Famous Legends” («ДНК известных легенд»). Имя моих первых часов тоже было выбрано не случайно, так как было известно всему миру. Имя «Титаник» знают абсолютно все. И это – роскошь, которую невозможно получить просто так.

Как Вам удалось приобрести сталь с затонувшего корабля для производства своей первой часовой коллекции?

Еще раз повторюсь, чтобы сделать что-то по-настоящему уникальное, нужно иметь стоящую за этим историю. Это как чувства. Если они в вас живут, вы не рассказываете о них направо и налево, вы переживаете их, и их невозможно выразить в каком-то цифровом или денежном эквиваленте. Вот, если вы спросите своего мужа, как сильно он вас любит, и получите в ответ – на все 99,2%, то наверняка, вам захочется дать ему пощечину. Но ведь, 99,2% – это очень большой процент, не так ли? Если он скажет вам: «Очень сильно!», то вы будете счастливы. Та же история и с моими часами. Я знал, что получить сталь с затонувшего «Титаника» невозможно, но я приобрел ее совершенно официальным путем. У меня есть сертификат подлинности поржавевшей окантовки и каждого из окисленных фрагментов часов Titinic DNA, выданный судоверфью Harland&Wolff из Белфаста, где столетие назад было построено это гигантское легендарное судно. Происхождение стали было идентифицировано и дайверами, и швейцарскими адвокатами, поэтому покупатель получает все сертификаты и документы, приобретая часы из коллекции Titanic DNA. Как это все получилось, рассказать невозможно, да и не нужно, по-моему. На самом деле, это были просто приключения, сродни Джеймсу Бонду. Единственное скажу, что я обладаю потрясающими связями, и не хочу давать своим конкурентам возможность узнать о пройденном мною пути.

Какие именно части часов из линейки Titanic DNA выполнены из подлинной стали с «Титаника»?

Здесь, на безеле часов, сталь с «Титаника», которая была добыта с глубины 3840 метров и переплавлена вместе с современной нержавейкой прямо на верфи, где был построен корабль. Специальным образом был выполнен эффект ржавчины и искусственного старения. Владельцам часов не стоит опасаться распада материалов из-за окисления – мастера Romain Jerome разработали процесс стабилизации ржавления, благодаря которому внутренние механизмы удается защитить от любого проникновения коррозии. Для циферблата была также разработана специальная краска на основе кусочков угля из машинного отделения затонувшего лайнера. А дизайн стрелок повторяет в деталях якоря «Титаника». Сейчас мы работаем над коллекцией Titanic-2. Внутри будет установлен феноменальный механизм, самый сложный из всех возможных швейцарских часовых механизмов. Но ценность данных часов не измеряется только стоимостью материалов, сложностью механизма или швейцарским качеством. Эти часы – единственная возможность на Земле стать обладателем реальной частички истории, и носить ее у себя на запястье. «Титаник» – это величайшая легенда морского мира. Мы делаем возможным возвращение этой легенды, хотя бы в часах. Но кроме часов, можно сделать и что-то еще, чтобы продлить жизнь легенде.… Сейчас я вам покажу.

Это тоже часы?

Нет, это ручка, по своей форме напоминающая перископ с «Титаника». На мой взгляд, такие вещи гармонично дополняют часовые коллекции. Дизайн ручки очень прост. Когда вы начинаете наполнять ручку чернилами, то видите их уровень через вот эти «иллюминаторы». Механизм внутри позволяет чернилам бежать по трубкам и попадать в перо. Трубки, кстати, тоже выполнены из стали с «Титаника». Выходит, что эта ручка – тоже часть истории.

Глядя на всё это, мне кажется, что мужчины на протяжении всей своей жизни остаются в душе мальчишками, и став взрослыми, стараются окружить себя теми игрушками, которыми не наигрались в детстве…

Вы абсолютно правы. Мы все мечтали о приключениях, кораблях и капитанах, и продолжаем мечтать. Только теперь у нас появились возможности для воплощения своих детских грез. Скажу вам больше, я абсолютно убежден в том, что сегодня часы утратили свое прикладное значение, ведь людям, чтобы узнать время, не обязательно иметь часы, они могут посмотреть и на дисплей мобильного телефона, или на монитор компьютера. Поэтому мы – часовщики, должны суметь предложить покупателям что-то другое. Люди хотят владеть каким-то символом времени, наградой, трофеем, если хотите. И они вкладывают в эти свои трофеи какие-то собственные ценности, наполняют их другим смыслом. Вот, например, если человек носит на руке часы TAG Heuer, он немедленно ассоциируется у других со спортсменом, хоть может быть и очень толстым. Но поскольку данный часовой бренд выпускает известные по всему миру спортивные часы, то их обладатель априори будет считаться спортсменом. Поэтому, ценности, заложенные в наших произведениях – всегда разные. В моих часах – это история человечества. И, я считаю, что это просто фантастика!

Ваши часы – для мужчин, но носят ли их женщины?

В этом моя проблема – я хорошо знаю, что нужно мужчинам. Женщин я очень люблю, но совершенно их не понимаю. Поэтому мы в Romain Jerome никогда не выпускаем женских коллекций. Но зато мы делаем самые нереальные часы на Земле. Взгляните вот на эту модель…

Это часы? А где тут указано время?

Нигде. Это двойной турбийон. Фантастический эксклюзивный механизм. Вот сейчас, когда мы с вами беседуем, в Швейцарии стоит ночь. На этом турбийоне стоит ночное время. Когда наступит утро, стрелка перейдет сюда, и будет стоять на отметке «Солнца» в течение последующих двенадцати часов. На этих часах есть только день или ночь. Всё. Больше вам ничего не нужно. И это то, о чем я говорил. Вам больше не нужны часы для чтения времени. Это первые часы, которые не показывают время, только часть суток. Но этот двойной турбийон становится частью вашего имиджа, вашей жизни. Мы возвращаем человечество к истории египетских фараонов, которые 4000 лет назад научились распознавать время суток по солнечным часам. Опять история. И концепция этих часов, на мой взгляд, просто фантастическая.

Все часы марки Romain Jerome лимитированы очень небольшим количеством экземпляров. Почему?

Это правда, мы не производим много часов. Вот эта модель выпущена серией из девяти штук. Есть модель, которая изготовлена в единственном экземпляре – из стали с «Титаника», с вертикальным турбийоном и соединительной цепью, как у велосипеда. Нет смысла делать эксклюзивные вещи массовыми. Теряется ощущение их уникальности…

Зачем же Вы снова изобретаете велосипед?

Наверное, чтобы почувствовать себя первопроходцем. У нас есть модель часов, выпущенная тиражом из пяти экземпляров, каждый из которых посвящен одному из мировых океанов. Вот модель с Индийским океаном, видите – здесь Дубай. Есть часы, посвященные Северному Ледовитому океану, синего цвета, вот тут Россия. Это ли не здорово?

Действительно, здорово! Раз уж Вы упомянули Россию, скажите, где и как русские покупатели впервые познакомились с брендом Romain Jerome, и часто ли они приобретают ваши часы?

На сегодняшний день количество производимых нами часов намного ниже, чем спрос на них. На российском рынке я впервые представил свои коллекции в сентябре 2008 года, и результат был потрясающим. Я полагаю, что мои часы соответствуют вкусам российских покупателей.

А в чем разница, между вкусами российских и остальных покупателей?

Разница в потрясающей и многовековой истории и культуре России. Вам это известно, лучше, чем мне. Россия обладает одной из величайших историй в развитии цивилизации. Сегодня очень важно не забывать уроки истории. Забывая опыт прошлого, люди делают те же ошибки и не имеют будущего. В этом разница. Если я покажу свои часы американцам, реакция будет не такой, как у русских. Им, безусловно, понравятся часы, но кроме громких восторгов больше ничего не будет. А русский сможет прочувствовать всю глубину заложенной в часы идеи. Мало, кто в мире способен на такие чувства. Именно поэтому Россия – один из моих любимых рынков. Там ценят то, что я делаю, чувствуют, чем я дышу. Там у меня много друзей.

Как насчет дубайского рынка?

Мне нравится Дубай и мои партнеры, с которыми я здесь работаю. Это рынок с огромным потенциалом, потому что он новый и открыт для любых идей. Здесь очень интересно работать. Моя бизнес-модель состоит в создании ограниченных серий часов, и на ближневосточном рынке есть немало состоятельных людей, желающих с моей помощью прикоснуться к мировой истории.

Когда закончится сталь с «Титаника», что появится в ваших часах?

Моя следующая коллекция, которая уже почти готова, выполнена с использованием настоящей лунной пыли, добытой в кратерах этого спутника Земли, и доставленной с МКС. Она называется “Moon Dust DNA” ("ДНК Лунной пыли"). И это – моя новая легенда, созданная мастерами Romain Jerome.

В космос-то Вас как занесло?

Это еще один большой секрет, но коллекция часов, на циферблатах которых можно будет отчетливо разглядеть лунный пейзаж, уже реальность. В марте 2009 года я представляю ее на рынке, и, полагаю – это станет очередной сенсацией. Если я вам скажу, что одним из моих больших друзей является российский летчик-космонавт Сергей Крикалев, который дольше всех космонавтов мира пробыл в космосе, сначала на станции «Мир», затем на МКС, что вы на это скажете?

Скажу, что для меня это потрясающая новость. А после космоса куда?

Вселенная – огромна, Земля – кладезь человеческой истории. И столько загадок и тайн они хранят в себе, что я обеспечен работой на многие годы вперед. Мною движет желание заново открывать для себя и других вечные ценности. Поэтому, новые легенды еще впереди.

Спасибо Айван, с нетерпением будем ждать рождения Ваших новых легенд.

Похожие статьи:

#