Отец нации

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  10060

Год назад жители Арабских Эмиратов расстались со своим харизматическим лидером. Второго ноября «всадник сошел с коня», как объявила печальная местная печать о кончине 86-летнего президента ОАЭ шейха Заеда бин Султана Аль Нахайяна. Он был первым и бессменным главой эмиратского государства на протяжениии 33 лет.

Шейх ЗаедИмя основателя страны и отца народа продолжает жить. Его дают малышам, на которых возлагают надежды. Где нарекают младенцев? Кто выбирает имена, кто даёт их людям? Почему часто они соответствуют личности, живут с нею в гармонии?

«Заед» по-арабски значит «приумножающий», «добавляющий», «преувеличивающий». Имя очень редкое. В большинстве арабских стран оно никогда не встречалось до появления на политической арене покойного президента ОАЭ. Шейх Заед в полной мере оправдал свое имя. Его жизненный подвиг беспримерен. Он действительно приумножил и добавил многократно.

Отличавшаяся доскональной точностью советская печать, в которой на нескольких уровнях казуистически проверялось всё и вся, долго привыкала к новому политическому имени и не очень доверяла «западным россказням» о фантастических переменах на бывшем жемчужном, затем пиратском, а потом нефтяном арабском берегу. Нередко главу государства называли «Зейдом» или «Зиядом», приближая реального действующего политика к более известным историческим персонажам. Об успехах просто не писали. Прежде всего, потому что о них не знали, а когда узнавали — не верили. Эмираты оставались для советских людей «terra incognita» до второй половины 80-х годов прошлого века.

Отец нации
Шейх Заед объявляет о создании ОАЭ.
2 декабря 1971

Говорят, для выполнения своей миссии на земле человек должен родить сына, построить дом и посадить дерево. Великий эмиратец воспитал 19 сыновей и создал новую национальную общность — эмиратский народ. Он не только построил с нуля город Абу-Даби, в котором сейчас нет ни одного дома старше государства (кроме ставшей музеем крепости семьи Нахайянов), но и основал новое государственное образование. Он посадил леса и рощи, в которых только пальм насчитывается около 50 миллионов.

Отец нации
Новые лидеры страны фотографируются в честь присоединения к Федерации княжества Рас-аль-Хаймы.
Слева направо: шейх Рашид бин Ахмед Аль-Муалла, тогда наследный принц, а ныне правитель Умм-аль-Кувейна; шейх Султан бин Мухаммед Аль-Кассими, правитель Шарджи; покойный шейх Рашид бин Саид Аль-Мактум, вице-президент и премьер-министр ОАЭ, правитель Дубая; шейх Заед бин Султан Аль-Нахьян, президент и правитель Абу-Даби; шейх Сакр бин Мухаммед Аль-Кассими, правитель Рас-Аль-Хаймы; шейх Мухаммед бин Хамад Аль-Шарки, правитель Фуджейры; шейх Хумейд бин Рашид Аль-Нуайми, тогда наследный принц, а ныне правитель Аджмана.

Благодарные потомки на въезде в Абу-Даби завершают над его усыпальницей строительство самой красивой в стране мечети с изумительными куполами. Храм украшают неповторимыми, творимыми по специальному заказу лучшими в мире мастерами оригинальными коврами и изысканными светильниками. Именем Заеда называют города в стране и за границей.

Сыновья продолжают его дело. Страна строится еще более быстрыми темпами. Города хорошеют. Перед расширяющимися зелеными насаждениями отступают пески.

Памятная для меня встреча с шейхом Заедом состоялась 16 лет назад. Сейчас эмиратскому государству 34 года. Зрелость. Тогда страна только выходила из подросткового возраста. Она отмечала своё 18-летие.

В те дни основатель Объединенных Арабских Эмиратов шейх Заед бин Султан Аль Нахайян уже разменял восьмой десяток. Он был полон сил. Прямая спина. Внимательные чёрные глаза. Изучающий взгляд. Твердое пожатие широкой, трудовой, загорелой кисти. Моя не маленькая, в общем-то, ладонь в ней утонула. Шейх Заед держал её и спрашивал: «Ты советский или араб?» — «Советский», — был ответ. «А как узнал наш язык?» — заинтересованно продолжал он. Я ответил грамматически правильной литературной формой: «Из уважения к Вам». И сам поразился, откуда в непростой, официальной обстановке, под внимательным взглядом тогдашнего министра информации и культуры Ахмеда Аль Хамеда выплыл этот ответ. Видимо, не пропало даром многолетнее общение с арабами, которые всегда находят нужные слова, чтобы перехвалить ободряющего, не остаться в долгу за похвалу и отступить в тень. Это большое арабское достоинство и великая мудрость народа, который говорит, что «скромность — лучший товар». Шейху Заиду ответ понравился. «Машаалла», — сказал он, выразив удовлетворение и одобрение. Президент пожелал мне успехов в журналистской работе, подчеркнув важность объективности позиций и оценок. Высказал добрые слова в адрес Москвы и её дружественной позиции по арабским проблемам.

Отец нации
Шейх Заед, шейх Хамдан бин Рашид Аль-Мактум и шейх Мухаммед бин Рашид Аль-Мактум посещают строительство подводного нефтехранилища в районе Al Chicago Beach недалеко от Дубая

Дипломатические отношения между нашими странами были установлены еще в 1971 году. Обмен посольствами затянулся почти на полтора десятилетия. Я знал дипломата, который должен был тогда ехать в Абу-Даби открывать посольство. Он не дождался визы. Международная обстановка не способствовала выходу молодого эмиратского государства на мировую арену, где жестко боролись два антагонистических лагеря. Тот, что возглавлял СССР, влиятельные внешние силы не хотели пускать в регион, где были обнаружены огромные запасы энергетического сырья.

Сами ОАЭ, не имевшие не только подготовленных грамотных кадров, но даже чёткой официальной государственной инфраструктуры, тоже ещё не были готовы к вызовам того времени, хотя острая международная жизнь и врывалась в затерявшееся между пустыней и морем государство.

Кто теперь вспоминает, что на месте нынешнего столичного района «Туристского клуба», где сейчас находятся гостиницы Le Meridian, Beach Hotel и торговый центр Abu Dhabi mall, было болото, а здание Всемирного торгового центра в Дубае называли «белым слоном в пустыне»? Один из депутатов британского парламента, посетивший Абу-Даби менее 40 лет назад, писал: «В это трудно поверить. Аэропорт состоит из одной асфальтированной дорожки. На острове нет ни дорог, ни мощёных улиц. Люди живут в тростниковых хижинах». В 1965 году в Абу-Даби только ещё начинали работу шесть школ, где училось немногим более 500 учеников. Их отцы не знали ни бумаги, ни аспидных досок и выводили прекрасные арабские буквы на верблюжьих лопатках.

«Богатства ничего не стоят, если они не служат людям, и государство среди всех своих дел должно отдавать предпочтение заботе о человеке и воспитанию гражданина».

Шейх Заед

Такое наследство досталось шейху Заеду, получившему власть в эмирате Абу-Даби в 1966 году. Под его руководством эмират вырвался из племенного строя, не исключавшего рабовладения, и вступил в эпоху стремительного экономического роста. Уже в 1970 году темпы развития Абу-Даби в три раза превышали те, что были зафиксированы в Кувейте, занимавшем тогда лидирующие экономические позиции в регионе. А годом позже было создано федеральное государство, вскоре объединившее семь эмиратов.

«Человек — самая дорогая ценность, — говорил эмиратский президент. — Богатства ничего не стоят, если они не служат людям, и государство среди всех своих дел должно отдавать предпочтение заботе о человеке и воспитанию гражданина». Министерства образования и здравоохранения стали самыми крупными правительственными ведомствами. Чтобы побудить родителей отпускать детей учиться, школьникам в первые годы становления государства выплачивались стипендии.

Особое внимание шейх Заед уделял земле. Те, кто был склонен работать на ней, получал бесплатно участки, удобрения, саженцы, воду, ссуды на строительство и даже на содержание наемных работников. В течение нескольких лет кочевники, оседавшие на фермах, пользовались привилегиями, целью которых было закрепление людей на земле, создание и воспитание прослойки земледельцев.

Отец нации
Шейх Заед и шейх Халид, бывший правитель Шарджи, читают первый выпуск Al Ittihad — одной из первых газет ОАЭ.

В столице разбито три десятка парков. Страна экспортирует цветы, картофель и клубнику, другие овощи и фрукты. Создано несколько природных заповедников. Насаждаются леса, посадочный материал для которых подбирается в районах со сходным климатом в Австралии, Латинской Америке, Юго-Восточной Азии. Лесопосадки занимают сотни тысяч гектаров. На мелководьях Залива шумят рощи привычных к соленой воде мангровых деревьев, в закладке которых принимал участие и первый президент.

Глава государства, успевшего отметить всего один свой национальный праздник, только что поднявшего свой флаг в Нью-Йорке в качестве 132-го члена ООН, заявил, что его народ готов по-прежнему питаться одними финиками, но не потерпит унижения поражения.

Шейх Заед был прямым, откровенным, аккуратным в оценках и последовательным политиком. В угоду обличителям колониализма он не маскировал особые отношения страны с Великобританией и признавал, что для местного руководства она ближе и понятнее других европейских стран. «Она не построила для нас больниц и школ лишь потому, что в то время нам не на что было строить», — говорил он. Но в пособничестве империализму, забвении общеарабских интересов первого эмиратского президента не может упрекнуть никто.

Отец нации
Шейх Заед и Елизавета II, королева Великобритании (история хороших отношений с которой отсчитывается с 1820 года)

История избирательна в своей памяти, поэтому хочется напомнить, что шейх Заед был решительным сторонником использования нефтяного оружия в борьбе за честь и достоинство арабов. Октябрьская арабо-израильская война 1973 года застала его в Лондоне. Глава государства, успевшего отметить всего один свой национальный праздник, только что поднявшего свой флаг в Нью-Йорке в качестве 132-го члена ООН, заявил, что его народ готов по-прежнему питаться одними финиками, но не потерпит унижения поражением. «Или мы навечно опустим флаги, или будем жить с гордо поднятой головой и петь свои гимны», — сказал он.

«Те, кто в борьбе за честь шел в первых рядах, уже пролили кровь. А нефть крови не дороже!

Шейх Заед

Шейх Заед распорядился закупить в европейских странах все предлагаемые для продажи передвижные госпитали и направить их с оборудованием и медикаментами в Сирию и Египет. С целью справедливого освещения хода военных действий он мобилизовал 40 европейских журналистов и за свой счет направил их на театр военных действий. Он занял в английских банках 100 млн. фунтов стерлингов и передал их Каиру и Дамаску. Узнав, что арабские нефтяные министры в знак протеста против антиарабского курса западных стран приняли решение о 5-процентном ежемесячном снижении добычи нефти, шейх Заед, отвергая арабскую нерешительность, объявил о полном прекращении поставок нефти в США и другие страны, поддержавшие в той войне Израиль.

Отец нации
Шейх Заед вместе с Ахмедом бин Халифой Аль- Сувайди, первым министром иностранных дел ОАЭ, и королём Саудовской Аравии Фахдом.

Президенту угрожали. Он обратил на это внимание, но при этом сказал: «Те, кто в борьбе за честь шел в первых рядах, уже пролили кровь. А нефть крови не дороже!»

В общеарабских делах шейх Заид был воедино с Москвой. Он хорошо относился к Советскому Союзу, приветствовал перестройку, желал успехов демократическим преобразованиям в России и странах СНГ. Встречавшиеся с ним российские представители отмечают, что президент ОАЭ производил на них сильное впечатление своей спокойной мудростью и теплым отношением к великому северному соседу. Он неоднократно подчеркивал, что перемены в Москве, проходившие в конце 80-х годов, могут быть по достоинству оценены только по прошествии времени.

Шейх Заед дважды любезно отвечал и на мои вопросы. В одном из интервью он сказал: «В отношениях Москвы с её арабскими друзьями мы всегда видели искренность и уважение; решение о дипломатическом обмене было принято не случайно. Мы убеждены, что оно в наших интересах и принесёт пользу». Он выразил уверенность в том, что Москва отнесётся к связям с ОАЭ с таким же аккуратным вниманием, как эмиратская сторона. «Мы, в свою очередь, будем хранить дружбу, чтобы она оставалась чистой и прочной».

Президент ОАЭ не скрывал, что гордится достижениями своей страны. «Я стремился ко многому, но сам не мог себе представить, что страна придет к таким успехам», — говорил он. Его любимым поэтом был средневековый бард Абу ат-Тайеб аль-Мутанабби. Это ему принадлежат известные всем строки:

«Не все, к чему человек стремится, придет к нему,
Ведь дуют ветры совсем не так,
как того хотят корабли»

Абу ат-Тайеб аль-Мутанабби

Шейх Заед опроверг мнение своего поэтического кумира. Ему не помешали ветры… природы и времени.

Виктор Лебедев,
петербургский востоковед-филолог,
кандидат исторических наук

Отец нации
Шейх Заед вместе с Ахмедом Хассаном Аль-Бакром, будущим президентом Ирака, обходит почётный караул в аэропорту Багдада, куда он прибыл с официальным визитом.

Отец нации
Шейх Заед на чистокровном арабском скакуне (за время его правления этой породе перестало грозить исчезновение с Аравийского полуострова).

Отец нации
Шейх Заед с одним из своих самых талантливых соколов (эта птица является символом ОАЭ).

Отец нации
Шейх Заед и Виктор Лебедев

Похожие статьи: