Concord – американская мечта возвращается

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  3209

Concord – американская мечта возвращается Появившись в Бьенне (Швейцария) в 1908 году, фирма Concord Watch Co с самого начала стала работать на экспорт, в первую очередь в США . Может, так ей и было предначертано: уже в следующем году был открыт филиал в Нью-Йорке. Её модели пришлись настолько по вкусу американской публике, что в 1968 году она была названа шестой в списке самых известных марок часов. В американскую историю марка Concord вошла, когда в 1945 году на конференции в Потсдаме тогдашний президент США Трумен подарил своим «коллегам» по антигитлеровской коалиции Черчиллю и Сталину часы Дома из Бьенна.

Отправляясь на встречу с Винсентом Перриярдом, президентом Concord, я и подумать не могла, что руководители известных часовых компаний могут быть такими молодыми, словоохотливыми и стремительными. Я полагала, что часовщики – народ скупой на слова, помешанный на математических расчетах и механизмах. Однако, дальнейший разговор показал, насколько я ошиблась.

- Винсент, почему вы решили реализовать себя именно в часовой отрасли?

- Почему? (смеется). Когда ты родился и живешь в Швейцарии, то есть не так уж много отраслей, где можно реализовать себя. Я выбрал часы. Хотя мог пойти в шоколадную, сырную или банковскую сферу. Всё. Больше выбирать не из чего.

На самом деле, я сначала почти пять лет проработал в PR-агентстве, два года из которых в Женеве, затем – в Нью-Йорке и Лозанне. Однажды я прочел в журнале статью о часовой компании, которая называется Audemars Piguet (AP). Вскоре я стал работать в ней на должности директора по международным коммуникациям. Это было замечательное время, потому что тогда мы занимались перепозиционированием бренда AP на рынках мира. За те пять лет, что я там проработал, мы полностью сменили имидж бренда Audemars Piguet. Нас была целая команда молодых и креативных парней, многие из которых сегодня работают на другие, не менее известные компании. Это круто! После AP я некоторое время работал в часовой группе Swatch. Опять же, во многом благодаря личным связям с владельцем группы, я достиг отличных результатов. И наконец, прозанимавшись шесть лет собственным бизнесом после Swatch Group, я пришел в Сoncord. Моя собственная компания занималась маркетингом и консалтингом компаний, владеющих роскошными брендами, причем, не только часами. Среди моих клиентов были Zegna, NSB и другие. Компания моя, кстати, до сих пор существует и работает. Но я решил уйти и вновь присоединиться к часовой отрасли, потому что мне этот бизнес наиболее близок.

Вот посмотрите, что такое часы. Это всё – в одном. Это и ювелирное украшение, и тончайший механизм, и уникальное мастерство. Это и роскошь тоже. О часах можно говорить бесконечно. Кроме того, для меня было важным вернуться в Швейцарию, после шести лет, проведенных в Париже, и двух лет в Нью-Йорке. Слишком долго я прожил вдали от родины. Меня тянуло назад – к семье и детям.

Я воспользовался уникальной возможностью возглавить компанию Concord. Причем, позвонили мне из Нью-Йорка, так как штабквартира Concord тогда базировалась в США. Меня пригласили в Штаты на разговор с мистером Винером, главным управляющим группы. Я вылетел к нему в воскресенье. Мы поговорили, и уже после 15 минут разговора он нанял меня на работу, что стало большим для меня сюрпризом. Это было два года назад. В июне 2006 года.

- Что представлял Сoncord на базельской выставке 2008 года?

- Мы представили в Базеле нашу мировую премьеру. И это был полный восторг! Речь идет о часах C1 Tourbion, которые являются первыми в мире часами, где турбийон крепится в корпусе не горизонтально, а вертикально. Более того, он не спрятан внутри корпуса, а расположен снаружи. Наши часы стали одной из главных сенсаций нынешней базельской выставки. Это честно. Отзывы о выставке в Интернете и профессиональных изданиях тому подтверждение. Наши часы были отмечены всеми, без исключения.

Второй мировой премьерой стал секундомер на самом краю корпуса турбийона. То есть секунды бегут как бы вокруг минут. Корпус турбийона выполнен из алюминиево-литиевого сплава – металла, который используется в авиастроительной отрасли для производства нового лайнера Airbus 380. Основные его свойства – невероятная легкость при колоссальной прочности. Это также стало нашим «ноу-хау». Корпус самих часов C1 Tourbion изготовлен из белого золота, а рядом с дисками с разметкой часов и минут установлен хронограф, управляемый специальной кнопкой.

Все «внутренности» C1 Tourbion видны, как на ладони. Это сегодня самый модный тренд, когда можно увидеть и ход часов, и высочайшее качество их исполнения. Турбийон С1 стоит 320 тысяч американских долларов, и когда мы заявили о продаже первых 25 единиц, то в результате продали 100 штук только на выставке в Базеле. Представляете? Часы стоят немало, а спрос каков!

- Тогда у вас, наверное, должен быть «лист ожидания»?

- Точно, есть такой лист. На некоторые модели, также как и на C1 Tourbion, очередь из желающих в пять-десять раз превышающая количество производимых нами часов. Например, специально для русского рынка мы выпускаем эту же модель, но в розовом золоте с платиновыми стрелками. Эта серия будет лимитированной и включать всего 25 единиц.

- Мы заметили, что многие производители часов сегодня выпускают специальные коллекции для русского рынка. Чем это вызвано, на ваш взгляд?

- Вы верно подметили, и на то есть две объективные причины. Первая – это деньги,причем большие деньги, которые сегодня есть в России. Вторая – это культура. В России, пожалуй, как нигде в мире, высоко ценят часы и часовое мастерство, а русские покупатели настолько разбираются в часах, что производители только диву даются. Особенно, когда речь идет о сложных механизмах: турбийонах, хронографах и так далее. Например, мой партнер в России позвонил мне в августе 2007 года и сказал, что ему срочно нужны 15 единиц турбийонов модели 2007 года и столько же 2008 года, которых он тогда не только в глаза не видел, но и не представлял по рисункам или каталогам, как эти часы могут выглядеть. Это поразительно! И возражений с моей стороны он даже слушать не хотел.

Надо сказать, что часы Concord – это не массовое производство и не модели на каждый день. Это наше желание показать рынку возможности нашей компании и в дизайне, и в «ноу-хау», и в создании чего-то креативного. И дело здесь не в деньгах. Идея, стоящая за всеми нашими часами вовсе не «давайте придумаем часы, чтобы заработать денег». Нет. Идея такова: «Давайте сделаем что-то уникальное, чтобы показать всем, как это здорово!». В этом вся разница.

Скажу вам еще одну вещь. Два года назад компания Concord практически не присутствовала на международной арене. О бренде стали забывать. И наш приезд на выставку в Базель в этом году был сродни взрыву.

- Название часов Concord многие связывают с печальной судьбой одноименного пассажирского лайнера. Вам эти стереотипы не мешают продвигать бренд на всех рынках мира?

- Нет, не мешают. И, между прочим, по сути, только французы связывают название часов с именем того приснопамятного самолета. В Англии Concord по сей день является предметом гордости, потому что лайнер-то был уникальным. Лучшего пока не создали. В Америке бренду уже 100 лет, и спросите любого американца: «Что такое Concord?», вам ответят, что это марка уважаемых часов. Экскурс в историю я проводить не буду, скажу только, что два года назад мы решили вдохнуть в наш бренд новую жизнь.

Именно то, что многие молодые люди считают Concord старой часовой маркой, которую любили их дедушки, и подтолкнула нас к новым идеям. Но мы все же гордимся тем, что поколение людей в возрасте 50+ отлично знает наши часы. Это правда. Если вы любите часы, то вы точно знаете о марке Concord. Просто сегодня мы заполняем промежуток между покупателями старшего поколения и молодежью.

А имя Concord я лично считаю очень звучным. Его легко произносить, оно узнаваемо на всех языках мира. И еще оно полностью соответствует нашим последним дерзким и новаторским концептам.

- Что Concord предлагает сегодняшним покупателям?

Сегодня мы выпускаем часы из самых разных материалов – золота и нержавеющей стали в сочетании с каучуком, керамикой. Это совершенно новый Concord, который, и я в этом абсолютно уверен, придется по вкусу новому поколению любителей сложных, интересных и модных часов. Все наши модели отличает уникальный дизайн. Причем, каждая из них одинаково хорошо подходит, как женщинам, так и мужчинам.

Обратите внимание на мои часы. Это мужская версия, но ее с удовольствием покупают и дамы. Но есть у нас, например, та же модель, выполненная из белого золота с бриллиантами на циферблате, на белом каучуковом ремешке. Ни одна женщина не устоит.

Страны Ближнего Востока, и в частности Дубай, я считаю уникальными для презентации новых моделей Concord, так как здесь большинство населения – это молодежь, и именно для этого сегмента мы производим классные часы в ценовом пределе от 20 до 26 тысяч долларов. Для сложной механики – это отличная цена. И мы уверены, что здесь наши часы будут отлично продаваться.

Поскольку производственные мощности Concord не позволяют наладить массовый выпуск часов (что, впрочем, и не нужно), мы ориентируемся на основные рынки, где точно знаем, люди будут отдавать должное мастерству и новаторским идеям наших дизайнеров и часовщиков.

- Значит, мы можем говорить о возрождении часового бренда Concord?

- Да, часы Concord возвращаются на мировую арену. В новом качестве и с новым видением. И мне это очень нравится. Наш бренд становится в один ряд с такими компаниями, как MB&F и ей подобными, пропагандируя новаторские пути производства часов. Мы говорим о том, что не нужно пытаться производить всё – от корпуса до мельчайших деталей механизма на одной фабрике. Мы призываем приобретать лучшие механизмы, создавать лучшие из уже созданных концептов с тем, чтобы представлять на рынке не просто наручные часы, а то, что наши потомки, может быть, назовут произведениями искусства, а нас – как минимум, гениями. Вот так.

Похожие статьи: