Cartier и Россия. История вечной любви
Поделиться:


Просмотров:  7440

Первые встречи Дома Cartier с Россией восходят к 1860 году, что отражено в документах агентства Maison в конце 19 века. Дом Cartier осуществлял постоянные поставки Российскому императорскому двору к Рождеству.

Cartier и Россия. История вечной любвиПервый русский клиент Дома Cartier – князь Салтыков, приобрел браслет с изумрудами, закрепленными в золоте с черной эмалью, в 1886 году. Расположив к себе самого Картье, он стал первым, кто начал создавать репутацию этого ювелирного Дома перед членами императорской фамилии.

Позднее Великий князь Алексей и княгиня Мария Павловна, урожденная принцесса фон Мекленбург-Шверин и супруга Великого князя Владимира, сына императора Александра II – посетили Картье в Париже. Великая княгиня Мария Павловна Романова стала постоянной клиенткой магазина на Рю де ла Па с 1900 года. А началось все с Луи-Франсуа Картье, который в 1847 г. стал главой ювелирного ателье мэтра Пикара в Париже. В 1856 году в его магазине сделала приобретение принцесса Матильда, племянница Наполеона I и кузина императора Наполеона III. С этого момента началось восхождение имени Картье к вершинам мировой славы и признания.

В последовавшие годы Луи-Франсуа и его сын Альфред открывают магазин в Лондоне, становятся придворными ювелирами английского, испанского и французского королевских дворов. Картье совершает поездки в Россию в 1904 и 1905 годах. С этого момента вся русская аристократия заговорила о нем и стала уговаривать Картье остаться в России. Возглавляла группу обожателей его таланта княгиня Мария Павловна Романова.

В 1907 году настала очередь вдовствующей императрицы Марии Федоровны (вдовы императора Александра III) посетить магазин на Рю де ла Па, где сам Луи Картье, знающий о её любви к ювелирным украшениям,представил свои лучшие коллекции. Мария Федоровна также выразила желание, чтобы Картье открыл собственный бутик в Санкт-Петербурге. Вскоре её желание практически сбылось, когда под Рождество 1907 года была организована временная выставка украшений Cartier в только открывшемся на берегах Невы отеле Grand Hotel Europe. С этого момента Картье становится придворным ювелиром Николая II.

Благодаря Марии Федоровне Романовой тогдашняя российская аристократия толпами стекалась на экспозицию, чтобы полюбоваться бриллиантами от Cartier, его украшениями для корсажей платьев и аксессуарами, такими как булавки для вуалей, декорированные оригинальными бриллиантовыми орнаментами. Одна из таких булавок принадлежала княгине Юсуповой.

Луи Картье и Карл Фаберже

Cartier и Россия. История вечной любвиВ 1900 году все внимание мировой общественности было приковано к России, когда Карл Фабереже поразил посетителей Всемирной выставки в Париже своей коллекцией из 15 императорских пасхальный яиц, изготовленных в подарок членам царской семьи – от императоров Александра III и Николая II до царицы Александры Федоровны и вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Среди обожателей великого Фаберже был и Луи Картье.

Искусное мастерство Фабереже по созданию изделий с эмалью и поделочными камнями было столь впечатляющим, что его произведения можно было найти во всех царских дворцах, домах русской аристократии и знати. Стиль Людовика XVI в его знаменитых настольных часах с эмалью, декоративных изделиях, рамках для фотографий и аксессуаров служил вдохновением для французских художников, которые стали выпускать множество подробных предметов декора, ставших чрезвычайно модными в 18 веке.

В подражание Фаберже Луи Картье создал собственную коллекцию аксессуаров, небольших часов и наручных часов, тщательно отполированных и украшенных эмалью. Дом Cartier, конечно, не выпустил такого количества изделий, как Карл Фаберже, но представил искушенной публике новые цветовые комбинации, такие как, например, пурпурный с зеленым. Эмаль, как декоративный материал, стала очень популярной, благодаря Дому Фабереже, известному своими пасхальными яйцами. Луи Картье решил представить собственное видение этого символа русской Пасхи. Его изделия были особенно изящными, такими как настольные часы с кольцеобразным циферблатом в зеленой эмали, декорированным выгравированными золотыми гирляндами, или часы, изготовленные в 1906 году и приобретенные городской управой Парижа в 1910 году, которые позже были представлены российскому императору Николаю II во время его официально визита во французскую столицу. Эти часы были перепроданы, и сегодня являются частью коллекции Нью-йоркского музея искусств «Метрополитен».


Флора и фауна Cartier

Через культуру, инновации и традиции Картье открывал для себя великое наследие России и её богатейшие месторождения поделочных камней. Именно они вдохновили ювелира на создание легендарной «животной» коллекции. Нефрит, мрамор, родонит и обсидиан – материалы, из которых Домом Cartier были изготовлены фигурки страуса, цыпленка, ибиса. Знаменитая сова была выполнена из белого агата. Эти чудные фигурки животных в 1907 году открыли путь к хрупкой и утонченной цветочной вселенной, вдохновленной японским дизайном. Примером может служить цветочная композиция с эмалевыми лепестками в вазе из лунного камня и агата, декорированной ручками из бирюзы.

«Цветочный сад» этого золотых дел мастера изобилует огромным разнообразием цветов – магнолиями, ирисами, гиацинтами, тюльпанами и лилиями, который заметно отличаются от изделий Дома Фабереже своими внушительными размерами и менее натуралистическим видом. В то время как другие ювелиры накладывали на изделия эмаль слой за слоем, Луи Картье выстилал себе путь для будущего абстрактного стиля.

Классика жанра

Луи Картье, продолжая выпускать свои классические ювелирные изделия, которые позже получили название «стиль гирлянды», ставший революционным в тогдашнем ювелирном мире, в то же время следовал созданию многих драгоценностей, вдохновленных русским фольклором.

Например, диадема, созданная в 1908 году, стала уникальным воплощением «стиля гирлянды» в форме традиционного русского кокошника, напоминающего при этом короны древних византийских императоров в виде полумесяца. Изначально кокошники в России изготавливались из ткани, украшенной яркими атласными лентами, и были одними из самых традиционных головных уборов в 16 – 18 веках. Дом Cartier изготавливал свои диадемы под влиянием самых разных культур, в том числе черпал вдохновение и из царской России, её помпезности и пышности, а также из искусства 20 века, которое, в том числе, прославилось и русской балетной школой.

Время Cartier в России

Узнаваемый стиль Cartier адаптирован к любому проявлению элегантности. Когда появились первые ювелирные часы, изящные творения Cartier сразу же стали украшать запястья российской знати.

Граф Орлов носил драгоценные наручные часы Cartier квадратной формы со скругленными углами, корпус и браслет которых были украшены изящными декоративными орнаментами из бриллиантов. Еще один страстный поклонник украшений Cartier – князь Юсупов, сын княгини Зинаиды Юсуповой, носил часы-кулон на цепочке, до этого принадлежавшие Нелли Мельба, известной австралийской оперной диве. Являясь узнаваемым примером традиционной резьбы по дереву, вдохновленной живописью 18 века, эта нежная часовая миниатюра украшена крупным бриллиантом в самом центре, который открывается одним нажатием пальца и представляет взору циферблат часов, перевернутый вверх ногами, чтобы их обладателю было легче определять время.

Материалы, цвета и технологии Cartier

1909 год был отмечен самыми значимыми для мира искусств событиями: Русский балет Сергея Дягилева, благодаря которому такие таланты, как Вацлав Нижинский и Тамара Карсавина стали знаменитыми в одно мгновение, принес славу и известному парижскому театру Chatelet.

Луи Картье и главный художник его Дома Чарльз Жако были очарованы буйством красок, представленных в сценических костюмах дягилевской балетной труппы: оранжевого рядом с желтым, зеленого с синим, темно-синего с небесно-голубым и красного перекликающегося с розовым и пурпурным. Эти бросающиеся в глаза смелые идеи подтвердили возможность сочетания изумрудов с сапфирами и аметистов с рубинами и нефритом. Однако, когда Русский балет демонстрировал парижской публике эти невероятные для того времени сочетания цветов, у Луи Картье уже была выпущена коллекция в 1903 году, в которой он экспериментировал с ювелирными изделиями, где изумруды свободно сочетались с аметистами, а аметисты с рубинами. Тогда к созданию столь необычной коллекции его вдохновило искусство Японии и Китая.

Одной из самых любимых цветовых комбинаций Луи Картье была сине-зеленая гамма. Известный сине-зеленый кулон Cartier был создан в 1923 году. В нем изумруды и сапфиры создают уникальный меланжевый орнамент. Другой кулон в виде броши, изготовленный в 1913 году, также демонстрировал это сочетание цветов, правда вместо изумрудов в нем стоял нефрит, натуральная бирюза и сапфировые кабошоны. Этот новый стиль броши полностью изменил представление об этих дамских украшениях, принятое в то время. «Стиль гирлянды» позволял закрепить верхнюю часть брошикулона на корсаже платья, тогда как свободный её конец свисал вниз.

Влияние модернизма ярко прослеживается в коллекциях Cartier, созданных в 1913-14 годах. Тогда ювелиры Дома начали комбинировать платину и драгоценные камни с черненой сталью. Именно в эти годы появилась уникальная коллекция из шести диадем, одна из которых до сих пор находится в коллекции Дома Cartier. Несмотря на дерзкий, даже революционный по тем временам дизайн, форма, деликатное исполнение и бриллианты грушевидной огранки придают диадеме схожесть с тиарами 1908 года.

Мария Павловна Романова – одна из самых страстных поклонниц Картье

Одной из самых известных поклонниц творчества ювелиров Дома Cartier была Мария Павловна, супруга Великого князя Владимира Романова, женщина чрезвычайно богатая и покровительствующая искусствам. Мария Павловна могла в одночасье создать или разрушить репутацию, как это произошло с Сергеем Дягилевым, которому Великая княгиня сначала благоволила, а потом ввела в немилость. Тем не менее, она всегда оставалась поклонницей работ Картье. Примером может служить большая коллекция приобретенных ею украшений, включая некоторые изделия, такие как великолепный плюмаж для шляпки с изумрудами и бриллиантами, колье из шести ниток жемчуга с двумя двуглавыми орлами, украшенными бриллиантами, и подвеску с бриллиантами каплевидной формы.

Последняя представительница семьи Романовых, которой удалось бежать из России, Мария Павловна уехала в 1919 году на частном поезде до Черного моря, а оттуда на пароходе в Грецию. Свои украшения, однако, ей вывезти не удалось. Одному из английских дипломатов было предложено тайно вывезти из Санкт-Петербурга хотя бы часть уникальных драгоценностей, которые унаследовали четверо её детей. Остальные украшения, увы, были национализированы и впоследствии проданы. Такая участь постигла одно из уникальных колье, в которое Картье лично вставлял шестигранные изумруды, доставшиеся в наследство от Екатерины Великой. В 1947 году эти восхитительные камни украсили диадему еще одной легендарной женщины – Барбары Хаттон, наследницы династии Вулвортов.

Из России – с любовью

Слава Дома Cartier со временем простерлась далеко за пределы России и Европы. Даже в тяжелые годы Второй мировой войны ювелиры Cartier продолжали создавать свои великолепные украшения. Так в 1942 году Картье создает брошь «Птица в клетке», символизирующую оккупированную фашистами Францию. Вторая брошь, «Освобожденная птица», появляется в ознаменование освобождения страны.

К середине 20-го века марка Cartier была представлена во многих европейских столицах, а также Нью-Йорке. В 1969 году Дом Cartier приобретает алмаз величиной 69,42 карата грушевидной формы и затем продает его британскому актеру Ричарду Бёртону, который в свою очередь дарит его своей новой жене – американской актрисе Элизабет Тейлор (они познакомились и влюбились друг в друга на съемках фильма «Клеопатра»). Огромная цена бриллианта вызывала тогда невероятный шум в западной прессе, и супружеская «звездная» чета стала символом голливудского успеха. В начале 1970-х годов Дом Cartier разрабатывает концепцию своих фирменных бутиков Les Must de Cartier, которые открываются в Гонконге, Токио, Лондоне. В начале 1980-х появляются первые духи марки, создаются первая и вторая коллекции Высокого ювелирного искусства.

В 1992 году Дом Cartier вновь обращает свое внимание на Россию и проводит выставку «Искусство Картье» в петербургском Эрмитаже, а в 1994 году создает неповторимую коллекцию “Les Charms d'or de Cartier” («Очарование золота Картье») на темы Art Deco, Великой России и жемчуга. Похоже, вечная дружба и взаимная привязанность Дома Cartier и России, только крепнет с годами. Былая слава российской аристократии сегодня возрождается, благодаря более чем 160-летним традициям ювелиров из французского Дома Cartier.

Похожие статьи: