Владимир Жириновский о свободном выборе, россии и гражданских правах

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  2974

В.В. ЖириновскийВОТ ОН. ЛИДЕР ПАРТИИ ЛДПР, ВИЦЕ-СПИКЕР ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ РОССИИ, КАНДИДАТ В ПРЕЗИДЕНТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ИЗВЕСТНЫЙ ПОЛИТИК, ФИЛОСОФ, ЮРИСТ. ЕГО ЗНАЮТ ВСЕ. ВОСПРИНИМАЮТ ПО-РАЗНОМУ. НО НИКТО НЕ ОТРИЦАЕТ ЕГО НЕВЕРОЯТНОЙ РАБОТОСПОСОБНОСТИ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВОЛИ. ЗА ЗАСЛУГИ В УКРЕПЛЕНИИ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ И АКТИВНОЙ ЗАКОНОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, В 2000 ГОДУ УКАЗОМ ПРЕЗИДЕНТА РФ ВЛАДИМИРУ ЖИРИНОВСКОМУ БЫЛО ПРИСВОЕНО ЗВАНИЕ «ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РОССИИ».

Мы беседуем с Владимиром Вольфовичем, сидя на берегу Персидского залива. Говорим о политике и правах российских граждан, о проблемах женщин и детей, об отдыхе на море. Никаких лозунгов, резких фраз и ставшего притчей во языцех «Однозначно!». Нам, живущим в Дубае, хочется понять, что думает о событиях, происходящих на нашей далекой Родине один из самых ярких и неординарных российских политиков.

- Владимир Вольфович, в конце 2007 года в России прошли парламентские выборы, в ходе которых ЛДПР заняла довольно уверенную победу и получила серьезное число мест в Государственной Думе. Сейчас Вы баллотируетесь в качестве кандидата на президентские выборы, которые пройдут в марте 2008 года. Какие основные причины ведут Вас и Вашу команду на эти выборы? Ведь многие аналитики и политологи говорят о том, что исход президентской гонки в России предрешен, преемник уже назначен, так стоит ли вообще идти и голосовать?

- Выборы в России проводятся уже 20 лет, и все эти годы мы (партия ЛДПР – прим. ред.) принимаем в них участие. Наши результаты очень часто занижают. В основном, в два раза примерно. В нынешнем составе Думы у нас должно быть не сорок депутатов, а восемьдесят. Но мы это относим к издержкам. Они есть и в экономике. Курс доллара или евро вовсе не такой, каким он является на самом деле. Его держат искусственно, привязывая его к каким-то специально придуманным параметрам. Так и в демократии, к сожалению. Чистая демократия у нас пока невозможна. Мы сами жертвы такого расклада, но все равно стараемся оставаться участниками выборного процесса, поскольку все идет нам на пользу. Граждане страны нас слышат, и это их развивает. В конечном итоге, наступит этап, когда выборы будут предельно чистыми, прозрачными и будут удовлетворять большинство людей.

- Когда, как Вам кажется, наступят такие времена?

- Лет через двадцать. Вырастет новое поколение, оно будет более информированным. Сейчас, в основном, большая часть населения нашей страны – это старое, советское еще поколение, которое выросло в другом мире. Им перестроиться очень сложно, они демократию повернут в другую сторону. В сторону уравниловки, в сторону понижения количества богатых людей. В них живет определенное чувство зависти, мести, и в чем-то они правы. Поэтому что демократия хороша, когда общество более однородное. Такое, как в США или богатых европейских странах, таких как Бельгия, Голландия, Швеция, в маленьких странах. В большой стране, как Россия, трудно добиться социальной однородности. Разрыв между богатыми и бедными у нас огромный.

Хотя мы в ЛДПР не боимся открытых и прозрачных выборов. Мы знаем, что наш потенциал – до 30% голосов избирателей. Это стандартный процент для Европы, где идущая на выборы политическая партия получает порядка 30 процентов, а когда эта цифра 70% и выше, то это всегда вызывает подозрения.

- Как Вы расцениваете свои шансы на победу в президентских выборах?

- Шансы у меня, как у кандидата в президенты, хорошие. Если голосование будет полностью прозрачным, то есть шанс на победу. Если оно будет с так называемой «ручной доводкой», то – второе место. Если совсем обострят обстановку, то значит третье место. В любом случае, за 20 лет ЛДПР всегда входила в тройку лидеров. Как в спорте – золото, серебро, бронза… В 1993 году ЛДПР взяла «золото» на парламентских выборах, в 1995 году – «серебро». «Бронза» была в 2003 году, и в 2007 году тоже. На президентских выборах 1991 года у нас также была «бронза», а это немаловажно, ведь те выборы проходили в тяжелейших для страны условиях. То есть, мы все время держимся в числе призеров. Нам противно, что наши голоса уходят нашим конкурентам, но если избирать другой путь борьбы, то надо иметь больше денег. Пока у нас таких ресурсов нет. Революция – это оружие, винтовка, а вот демократия – это деньги. Поэтому нам конкурировать с ними (силами, правящими сегодня – прим. ред.) сложно, у них денег в сто раз больше. Бывает, когда денег больше в два раза или в три, а у них – в сто раз больше. Сейчас если я на выборы с трудом соберу 10 миллионов долларов, то у них будет миллиард. Ну, и что я могу сделать. Миллиард против десяти миллионов. Очень сложно. Здесь и лежит корень проблемы.

Почему в Америке выборы демократические? Там в борьбу за президентское кресло вступают равные силы. И та, и другая партия вкладывают одинаковые деньги в предвыборную кампанию. И вытягивают на себя избирателя какой-то находкой, какими-то программными установками, которые сегодня наиболее актуальны и ближе электорату. И только на этом вырываются вперед. И вся разница там – один-два процента. То есть, обе партии идут «ноздря в ноздрю». У нас пока этого нет. Мы сожалеем, но и другого пути у нас нет. Просто выходить на улицу, как это сделали СПС, «Яблоко», Нацболы и другие партии? Это ничего не дает. Любой насильственный путь – тоже исключается. Возьмите последние события в Кении, волнения в Пакистане, вызванные убийством Беназир Пхутто. Очень всё это сложно, плюс – большие жертвы. Для России это будет слишком большой нагрузкой.

- Западная пресса, говоря об отсутствии демократии в России, часто приводит в пример такие страны СНГ, как Грузия или Украина, где также прошли внеочередные президентские и парламентские выборы. Что Вы об этом думаете?

- Я знаю и Грузию, и Украину. И там, и там бывал. В Грузии жил. В 2004 году приезжал в Украину, как наблюдатель на выборах. Тогда и объехал почти пол-Украины. Там всё то же, что и у нас. Коррупция и давление с обеих сторон. Поэтому, ни в коем случае нельзя считать, что там ведут борьбу какие-то демократические силы и происходят демократические процессы. Они, к сожалению, действуют так же, как мы, используют тот же административный ресурс.

В Грузии, я уверен, что Саакашвили проиграл президентские выборы, но все-таки он, хотя бы, честно объявил свою победу при максимальном проценте голосов избирателей 52%. Не сказал, что за него проголосовало 70, 80 или все 90 процентов.

Поэтому, может быть, западные наблюдатели и считают, что это лучше. Что это более демократичный путь, чем в странах Азии или у нас в России, где проценты победителей исчисляются цифрами в 70 и 80%. В нашем случае здесь кроется большая ошибка. Мы вполне могли бы не использовать ручную доводку результатов голосования, и тогда «Единая Россия» получила бы 40%. Всё было бы нормально и честно. А по 30% получили бы коммунисты (КПРФ) и мы (ЛДПР). Вот вам и 100 процентов. И если единороссы захотели иметь «контрольный пакет» мест в Думе, они могли бы с нами объединиться, и в результате получить те же 70%, но честные и чистые. Но они этого не сделали, им понимания не хватает. Чванство коммунистическое в этих людях сидит, ведь они все вышли из КПСС. Не только КПРФ официально является наследницей КПСС. «Единая Россия» на 93% состоит из бывших коммунистов и партноменклатуры и, даже, ЧК (КГБ), то есть тех людей, которые строго блюли все эти коммунистические нормы. Поэтому они никак не могут осознать, что надо по-другому, что надо начинать играть так же, как на Западе. С теми же правилами. Образовывать нужные коалиции. Наоборот приглашать к себе иностранных наблюдателей: «Давайте, приезжайте к нам!». И говорить им, что нам недостаточно 12 тысяч наблюдателей, пусть их будет 120 тысяч. Давайте! В Грузии было огромное число наблюдателей, почти 400 тысяч, но сравните насколько Грузия меньше России по населению. В тридцать раз. А нам – не надо наблюдателей. Почему? Чего мы боимся? Пускай будет много зарубежных наблюдателей, пускай будут свободные и демократичные выборы. Но, нет. Они (партия «большинства») еще боятся. Не умеют. Почему? Потому что сегодня правящий класс в России – это остатки бывшей КПСС, которая выжала все, что можно. Это не новая формация, не творческая политическая элита, а остатки той самой номенклатуры. Третий эшелон. То есть, самые, что ни на есть неудачники. Горбачев – «сливки» забрал под себя, при Ельцине что-то хорошее еще оставалось, а сейчас остались самые плохие кадры. Поэтому приходится их терпеть.

- Пока вырастут новые кадры, много времени пройдет?

- Уже сейчас все к тому идет. Сегодня в России насчитывается 23 миллиона пользователей Интернета. Это значит, что за последние 5-6 лет их число увеличилось в семь раз. В ближайшие десять лет вся страна будет пользоваться Интернетом. Всё. Тогда уже ничего нельзя будет сделать. Люди будут нас слышать и видеть напрямую. Вот эти десять-пятнадцать лет и придется всем потерпеть.

- Как Вы можете прокомментировать ситуацию, складывающуюся сегодня с нашими соотечественниками, живущими и работающими за рубежом?

- Интеграция и постоянные контакты с россиянами, живущими за рубежом, сегодня очень важны. Наши граждане все равно тянутся к Родине. У них есть желание помогать России, желание вернуться в Россию. Как бы не было хорошо за границей, человека тяготит чужое. Если бы был единый язык во всем мире, то не было бы проблем. А отсутствие единого языкового пространства людей разделяет. Тяжело слышать чужую речь, отмечать чужие праздники, жить по чужим обычаям. Поэтому русского человека тянет на Родину. И нами эта работа, направленная на взаимодействие с соотечественниками, ведется, и будет вестись в будущем. На это в федеральный бюджет закладываются деньги, в правительстве и органах исполнительной власти создаются специальные структуры.

В.В. Жириновский Депутат от ЛДПР, например, возглавляет в Думе Комитет по делам СНГ и связям с соотечественниками. Сейчас стали уделять этому внимание. Режим в России стал более стабильным. Появилось время и желание общаться со своими гражданами. Мы всегда за это выступали. Но прошлая власть немножко боялась собственных соотечественников, выехавших за границу. Потому что после распада СССР русский народ оказался разделенным, а остальные, кто не захотел оставаться в новых государствах, опасались политики Москвы, поскольку из-за нее раскол Союза и произошел. Поэтому в людях жила определенная озлобленность на власть, а власть в свою очередь, это видимо знала и боялась, что люди будут голосовать против нее. А сейчас все успокоилось, и вопросам общения с соотечественниками за рубежом стали уделять вниманиена государственном уровне.

- Владимир Вольфович, Вы не понаслышке знакомы с проблемами Ближнего Востока. В 2006 году была издана Ваша книга «Жестокая война Ближнем Востоке», в которой Вы даете трактовку развития событий в этом регионе. Были и другие публикации, касающиеся проблем Ирана и Ирака. Каковы Ваши впечатления от нынешнего пребывания в Дубае? Как Вы оцениваете ситуацию в ОАЭ, в целом?

- Я в Дубае во второй раз. Я считаю, что эту страну надо развивать и развивать. Пусть наши люди тут работают и живут, вступают в браки, занимаются бизнесом, развивают культуру. Все, что можно, интересно и полезно – надо делать. Нельзя никого ограничивать. И волей-неволей, таким образом будут улучшаться связи с Россией. Наши сограждане выступают своеобразным связующим звеном с Родиной. Хорошо, что здесь издаются ваши журналы. Хорошо, что здесь есть сильная русская диаспора. Я вообще, куда ни приезжаю, везде есть русские. В Лондоне, в НьюЙорке, в Париже, в Дубае, на Кипре. Коммерческие, спортивные, культурные связи нужно обязательно развивать и укреплять. Вредны те связи, которые наносят урон российским интересам. Когда в России пытаются создавать какие-то организации, которые сейчас называют неправительственными. При советской власти их называли «общественными». И через них пытаются влиять на нашу внутреннюю политику. Это, конечно, не всегда вызывает одобрение у официальных структур власти.

- Именно этим было вызвано закрытие офисов Британского совета в крупных российских городах?

- Конечно. Потому что это была «крыша» для ведения антироссийской деятельности. И я сам хорошо это знаю, на примере, допустим, таких партий, как «Яблоко». Их всегда поддерживали два германских фонда – фон Эбберта и Фридриха Наумана. Напрямую выделялись деньги, проводились стажировки, учебы, и подготовки разные. Это прямое вмешательство в дела России. Мы же не готовим активистов для ХДС Германии или СДПГ, а они напрямую этим занимаются. Семинары проводят. Они обнаглели даже до того, что Российский экономический форум проводили в Лондоне. Ну, что это такое. Российский форум, а проходит в Лондоне. Там и оппозиция официальная существует, там их подкармливают, там и Интернет, и СМИ, и другие источники пропаганды. Но этого им мало, и они пытаются внутри России делать то же самое. Никто не будет никого ограничивать, если это будет организация гуманитарного плана. Хотите оказывать экономическую помощь? Делайте. Но не вмешивайтесь в нашу внутреннюю политику, причем враждебно. Пожалуйста, проводите семинары и рассказывайте об избирательных системах всего мира, о парламентах всего мира. А они пытаются финансировать и обучать те структуры, которые готовы бороться с нынешней властью, и обещают какие-то выгоды в случае прихода к власти. Это неприятно. И это вмешательство в наши дела. Только в этом плане идет борьба.

- Если все-таки отвлечься от политики, нравится ли Вам отдыхать в Эмиратах? Особенно в дни Нового года, когда сюда с концертами приехали многие известные артисты?

- Концерты, звезды российского шоу-бизнеса, местная публика – всё это хорошо и приятно. Это позволяет не чувствовать, что находишься далеко от Родины. Юг я очень люблю, особенно люблю плавать и отдыхать на воде. Даже то, что здесь немного прохладно зимой, не смущает. Все равно Эмираты – это самое близкое южное направление для нас. Если лететь дальше – на Сейшелы или в Таиланд, в Австралию или на Карибы, то это очень далеко. А Дубай рядом. Я думаю, что тут прохладно всего один месяц. Уже с конца февраля и до конца ноября будет держаться устойчиво теплая погода. А зимняя температура +20 здесь это все равно лучше, чем в Москве, где сейчас -20. И потом, когда я приехал, первую неделю было довольно тепло. А очень сильную жару я не люблю.

- Владимир Вольфович, ответьте, пожалуйста, на такой «женский» вопрос. Идея введения поправки к закону о легализации многоженства в России не связана с Вашим предыдущим посещением Эмиратов и хорошими знаниями исламского мира?

- Этот закон многие просто называют или трактуют неправильно. Мы выступали за право граждан регистрировать повторный брак, не расторгая предыдущий. Сегодня и у нас, и во всем мире человек может вступать в любое количество браков, но он должен расторгнуть предыдущий. А зачем это делать? Если у него есть возможность сохранить обе семьи? В России речь не идет о том, чтобы две жены жили в одном доме. Каждая семья может жить раздельно. И мужчина, кстати, может и с обеими семьями не жить. Но как муж и отец он обязан уделять внимание и той, и другой семье. У женщин, таким образом, сохраняются их права: первая продолжает оставаться женой, а у второй женщины дети, рожденные с данным мужчиной, считаются законнорожденными. У них есть отец, а у женщин – муж. Это не развлечение, в данном случае. Это легализация теневого сектора в семейной жизни. Он есть. И мы от него не можем уйти.

Если мужчина остается отцом и мужем, то он обязан поддерживать обе семьи. А сейчас, имея второго ребенка «на стороне», мужчина и к первой семье начинает хуже относиться. Наступает момент раздвоения. Человек мучается, переживает. Поэтому наш закон ставил своей целью облегчить ситуацию. Он не призывал всех мужчин поголовно заводить вторую и третью жену. Нет. Он призывал облегчить жизнь тех детей, которые растут в «неполных» семьях, и участь тех женщин, которые живут с клеймом «разведенная». Закон наш в Думе не прошел.

А ведь ситуация с многоженством в России реально существует. В мусульманских регионах люди открыто имеют по две, три, а то и четыре семьи. А в средней полосе – это есть, но нелегально. И что в этом хорошего? Ведь каждый год в России рождается триста тысяч детей вне брака. Почувствуйте эту цифру! За 15 лет – это уже пять миллионов детей и женщин, которые живут в ущемленном состоянии. Зачем? Наш закон мог бы стать временным решением проблемы. Все делалось нами в интересах детей. Их ущемлять нельзя. Ни в коем случае. Мы старались сделать благородное дело, а наши недруги пытаются это высмеять. Вот, мол, ЛДПР – сторонники многоженства. Какие сторонники? Мы просто отправляем человека в ЗАГС официально регистрировать свои отношения и нести ответственность за свою семью, не заставляем же и не обязываем, а даем ему такое право. Если бы заставляли, то это был бы возврат к крепостничеству. Мы говорим: «Дайте возможность человеку вести себя ответственно и честно. Чтобы дети чувствовали, что у них есть отец, а женщины, что они замужем».

- Но очень многие противники подобного закона или поправки к закону пытаются свести суть всей проблемы к вопросам религии, мол, такая форма полигамных браков принята в исламе и не приемлема для православия.

- Именно. Они пытаются сравнить нашу страну со странами мусульманского мира. Но даже здесь (в странах Ближнего Востока – прим. ред.) этого нет. В городах у мужчин, даже у мусульман, как правило, одна семья. А большое количество жен обычно в сельских семьях или удаленных поселениях. И это, опять-таки, объяснимо. Это не чья-то прихоть, так сложилось исторически. Чтобы не бросать на произвол судьбы вдову брата, старший или младший из братьев забирал его жену и детей в свою семью. Потому что о женщине, уже побывавшей замужем, не кому больше заботиться. Выйти замуж вновь ей сложно. Вокруг полно других девушек. А большинство браков в сельской местности вообще происходят по принуждению. Родители договариваются между собой, и парень видит свою невесту только на свадьбе, а она ему например, не нравится. А отец, которому жалко своего сына, разрешает сыну взять в дом вторую жену, которую тот уже выберет себе сам. И так далее. До четырех жен. Тут причиной может быть и отсутствие детей у первой жены, тогда в дом приводят вторую, способную родить, а старшая следит за всеми отпрысками. И войны, и ДТП, и другие катастрофы. Мусульмане ограничили число жен до четырех. И даже в восемьдесят лет мусульманин имеет право привести в дом молодую жену, если с одной из предыдущих что-то случилось. Ну, и что лучше. Наш мужчина разошелся с женой, и она осталась одна. Живи, как хочешь. А мусульманин – сохраняет семью, причем не только свою. Это нельзя осуждать. Здесь должно быть право выбора – хочешь, делай так, не хочешь – не делай.

У нас еще очень много сложностей. В советском Уголовном кодексе была статья за многоженство. Людей в тюрьму за это сажали. Или брали налог за бездетность в размере 6%. И я его платил. Совсем недавно всё это отменили. Все эти неверные толкования ведут к проблемам. У любого человека должно быть право, закрепленное в законе. А дальше, он сам решит, как нужно жить именно ему, не нарушая при этом закон. Закон разрешает – в этом смысл хорошего закона. Плохой закон всё запрещает. Нашей целью было просто разрешить. А на нас навешивают ярлыки. Высмеивают нас. Никогда в православную семью никто не приведет вторую женщину. И это все знают. В наших условиях это просто абсурд. Представьте себе двух и более жен в наших «хрущевках». Люди просто многого не знают, поэтому те, кому выгодна пропаганда, все хорошие начинания извращают. Не стоит нам обижать своих же граждан. Это несправедливо. И несправедливости этой хватает и в других вещах.

- В каких, например?

- С гражданством российским у нас происходят дикие вещи – людям русским, но родившимся в других странах, очень сложно получить российское гражданство. Мы с этим боремся. Я считаю, что должен быть «нулевой» вариант – русский человек, живущий за границей, должен автоматически получать российский паспорт в посольстве. Не надо никуда ехать, никакие справки собирать. Что, по нему не видно, что он русский? Место рождения в метрике указано, там же сказано, что родители русские. Мало ли, кто, куда и когда уехал. В жизни всякое бывает. Поэтому, если человек хочет иметь российское гражданство, он должен иметь на это полное право. Возьмите, к примеру, Израиль. Эта страна дает паспорт любому, даже если он не еврей, так как по их закону, если бабушка была еврейка, человек получает гражданство автоматически. А у нас русские не могут добиться гражданства для себя и своих детей. Так над нами издеваются. И экономики здесь никакой нет, и опасности в этом никакой нет. Мы просто мучаем людей годами. Многие проживают в России и по 8-10 лет не могут получить паспорт. ЛДПР, как парламентская партия, с этими всеми вещами борется. Мы – за справедливость.

Сюда (в ОАЭ – прим. ред.) наши люди почему едут? Чтобы бизнесом заниматься, потому что в России не могут. Вполне можно было бы сделать в СНГ двойное гражданство. Граждане Шенгенской зоны по всей Европе ездят. А у нас пары, где в браке состоят граждане из разных стран СНГ, мучаются.

Потому что наши власти не знают, что происходит. Они всю жизнь по кабинетам просидели. Им говорят, мол, у нас растет преступность. Почему? Объясняют, что это за счет приезжих из СНГ. Какие меры? Давайте прекратим давать им паспорта. Чего добились? Ничего. Бандит паспорт себе и так купит, а нормальный человек будет мучиться. Чиновникам надо отчитаться, так как президент требует понизить уровень преступности. Понизили? Нет. Наоборот, уровень преступности вырос в 2007 году на полмиллиона случаев, и общая цифра ужасающая – 3,5 миллиона преступлений. А новый закон о гражданстве действует уже пять лет. Значит, мы не остановили рост преступности за счет того, что не стали пускать к нам наших бывших сограждан по СССР, зато перекрыли кислород нормальным честным гражданам бывшего Союза, которые хотели бы жить, работать и создавать семьи в России.

- Значит ли это, что Вы и ЛДПР будут продолжать борьбу за справедливость?

- Один из лозунгов ЛДПР – «Не бояться и не врать!». Мы не боимся своих врагов и не боимся трудностей. Мы не врем себе и не врем нашим избирателям. Стараемся работать честно, на благо всех российских граждан.

Беседовали: Ирина Иванова, Елена Ольховская

Похожие статьи: