Сам себе парфюмер

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1856

Сам себе парфюмер или о метаморфозах человеческой памяти

Сам себе парфюмерКогда мне предложили создать свой собственный парфюм, я ни секунды не сомневалась в том, что буду сочинять что-то вроде моего многолетнего фаворита Eau de Issey от Issey Miyake. Что-то японское, воздушное, цветочное и неуловимое… В результате на свет появилось безошибочно восточное чудо, своими глубокими нотами способное сбить с ног даже коренного жителя Аравийского полуострова. На удивление, моя голова от него не болит. Она уже который день кружится от наслаждения.

К запахам и ароматам я отношусь боголепно. К парфюмам же почти равнодушно, ибо уже много лет с удивлением наблюдаю, как мой роман с упомянутой выше водой от Issey Miyake становится почти бесконечным. На это раз изменить моему единственному я решила при содействии дубайской парфюмерной компании Ajmal («Ажмаль»). Есть у Ajmal такая возможность: в нескольких эмиратских магазинах компании любой желающий с помощью специалиста за пару часов может сотворить парфюм своей мечты под маркой My Inspiration. Не серийный, конечно, а индивидуальный, но, согласитесь, это ничуть не умаляет его значительности.

В парфюмерии я чувствую себя абсолютным профаном, способным только заворожено слушать людей, обсуждающих загадочные «ноты» в «аккордах» духов. Решив сделать себе любимой уникальный подарок на Новый год, я отправилась в магазин Ajmal, что в торговом центре Mall of the Emirates, четко представляя только то, как будет называться мое произведение.

Обилие склянок с жидкостями, батареями выставленных на полках парфюмерной мастерской при магазине, моментально заставило струсить моего и без того неуверенного внутреннего ваятеля туалетных вод. На выручку мне подоспел Абдулла Ажмаль, представитель третьего поколения владеющих компанией парфюмеров. Знакомство с загадочными склянками, в которые оказались заключенными компоненты духотворения – многочисленные натуральные эфирные масла и их химические собратья, закончилось для меня плачевно: я абсолютно потерялась в их разнообразии. Оставалось надеяться на истинность заверений Абдуллы о прекрасной человеческой памяти на ароматы, которая и отвечает за выбор парфюмов: каждый из них пробуждает воспоминания.

Сам себе парфюмерПосле непринужденного разговора за чашечкой кофе (как оказалось позже, он был необходим парфюмеру для составления моего портрета, дабы мой парфюм стал моим продолжением), Абдулла предложил мне выбрать направление, тип аромата, в котором ему предстояло создавать мой парфюм. Тут-то мой нос начал капризничать и отвергать один за другим десятки поднесенных к нему надушенных листочков бума-ги. Сразу отказавшись от запланированного легкого и цветочного, он все больше и больше требовал крепости и глубины. В поисках нужного компонента сотрудникам магазина пришлось добраться до загашников, где хранятся самые мощные арабские ноты. Выбор моего внутреннего «нюхача» удивил всех, включая меня: это была эссенция дерева уд, именно та тяжелая для европейского восприятия дымка, которая неизменно окутывает арабов уже много веков.

Пока я сидела и соображала, как мой нос умудрился выкинуть такой финт, Абдулла колдовал над аккордом парфюма, планируя доли составляющих его нот. Дальше – дело техники. Переходя от одного сосуда с эссенциями к другому, я отмеряла указанное им количество компонента помпой, пристроенной к горлышку сосуда.

В базу была положена эссенция сандалового дерева, покрытая неожиданно полюбившейся мне дорогущей выжимкой из дерева уд. Выданный мне 50-миллилитровый флакон начал оживать и издавать непонятный мне резкий аромат, который составил Note de Coeur – «сердечную» ноту моего парфюма, живущую 20-25 часов. Дабы смягчить произведение, в него была добавлена эссенция розы и, как «note de tete» (головная, или начальная, нота) немного лаванды.

В качестве фиксатора, закрепляющего парфюм и удерживаемого на коже еще 10-15 часов после затухания сердцевинной ноты, был выбран мускус. Оставшееся во флаконе пространство щедро заполнили одеколоном на древесной основе. Когда мой парфюм был готов, из моего первоначального плана от него осталось только название – Eau de Leela («Туалетная вода Лилы»). Я смотрела на плавающие в прозрачной жидкости фрагменты масляных эссенций и никак не могла понять, из каких глубинных слоев моей памяти он возник. Спустя три дня, когда Eau de Leela «созрел», я окончательно признала, что это – мой аромат, каким бы странным он ни был. Удивительно, но факт, у прозрачного светлого Eau de Issey от Issey Miyake появился реальный конкурент, который я в тайне от всех с удовольствием «надеваю» дома, чтобы не отпугнуть окружающих сногсшибательной его силой. Память сделала мне неожиданный подарок, а я, в свою очередь, преподнесла его себе в прозрачном флакончике от Ajmal. Рецепт Eau de Leela остался при мне, так что теперь я могу воссоздавать свой парфюм столь угодно часто.

Похожие статьи: