«Мода – это коллективное сумасшествие»

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  4323

С историком моды Александром Васильевым мы встретились перед открытием его выставки в Дубае «Россия: ее стиль и душа», которая проходила с 17 по 19 февраля в Alserkal Avenue. Разговор получился острым и провидческим, проливающим свет на многие проблемы современной моды и ее будущего.

Беседовала Ирина Малкова

Александр Васильев

Как возникла идея познакомить Дубай с историей русской моды?

Александр Васильев: Выставка, которую мы привезли в Дубай, была организована муниципалитетом города Москвы в поддержку инициативы на проведение «ЭКСПО 2030» в российской столице. Из-за нестабильной политической ситуации, экономических проблем Россия рисуется в мире как громоздкая, агрессивная страна.

И для того, чтобы заметно охладить накал страстей, выбрали именно моду, русский стиль в костюме, решили показать Россию не с мужским, а с женским лицом. Напомню читателям, что в России на 11 миллионов больше женщин, чем мужчин, поэтому часто у наших женщин возникают проблемы с поиском супружеской пары – ее просто нет физически. Русских женщин часто обвиняют в вульгарности – мол, они одеваются слишком броско, слишком открыто, слишком провокационно, а ведь это естественно – они хотят завоевать мужчину и зачастую даже отбить его у существующей жены. Выставка же в Дубае показывает уникальные наряды XVIII–XX веков – народные, фольклорные, светские, дворцовые, буржуазные, одежду русских эмигрантов, костюмы балета Дягилева, театральные, оперные, маскарадные костюмы, даже костюмы в стиле «Доктора Живаго». Здесь можно увидеть платья из гардероба знаменитых балерин Майи Плисецкой и Тамары Карсавиной, костюм Вацлава Нижинского. Они не смогут оставить вас равнодушными, не затронуть изнутри. Это выставка моего фонда, который за 10 лет своего существования провел уже 275 выставок по всему миру – от Токио до Сиднея, от Гонконга до Стамбула, от Сантьяго до Вашингтона, от Лондона до Венеции, от Риги до Марселя, от Монте-Карло до Вильнюса, от Женевы до Таллина, от Владивостока до Баку и Парижа…

И вот теперь она впервые приехала в Дубай...

Александр Васильев: Это уникальное событие, потому что это первая выставка русского исторического костюма в Арабских Эмиратах и в этой части света. Я не уверен, что арабский мир вообще знаком с историей русской моды. Как мне сказали, в ОАЭ проживает порядка 350 тысяч русскоговорящих жителей.

Александр Васильев

Чуть поменьше – около 100 тысяч.

Александр Васильев: Даже это очень много. Во времена русской эмиграции в Париже, между двумя войнами, в 1920–1930-е годы, в Париже и окрестностях проживало только 60 тысяч русских. Так вот, эта выставка была организована достаточно быстро, и выбор пал именно на мой фонд, а не на собрание Государственного исторического музея или Эрмитажа, по одной простой причине: подобной коллекции костюмов нет ни в одном государственном музее.

И я говорю это не ради красного словца. До того как обратиться ко мне, они исследовали всевозможные ресурсы, но нашли всего 15 или 20 подходящих для такой выставки костюмов. Площадь павильона The Concrete (Alserkal Avenue) – 600 кв.м, и двадцати костюмов для него маловато. Мы же привезли сотню костюмов. Принимающая дубайская сторона изготовила прекрасные подиумы по рисунку куратора нашей выставки, известного модельера России Кирилла Гасилина. Хочу сказать, что еще до того, как выставка начала работать, она в первые же часы собрала 50 человек. Они пришли, узнав о ней в фейсбуке, в инстаграме. И мы очень рады, что она вызвала положительные эмоции. Это совсем другой опыт, другой образ России, может быть, чуть-чуть архаичный, но любой стиль уходит своими корнями в историю, будь то арабский, французский, итальянский, английский, османский, китайский или индийский. Это всегда история – это не современность, которая дарит нам массовое производство, fast fashion – моду, которую можно использовать моментально, но недолго и особо с ней не церемониться.

Какого отклика на эту выставку вы ждали?

Александр Васильев: Я думаю, многие женщины, обращаясь к своему личному гардеробу после просмотра выставки, задумаются: «А что из этого останется в истории? Какое из моих платьев сможет занять достойное место через 100 лет?» Но – никакое. Потому что вещи, которые представлены здесь, сделаны в единственном экземпляре и, что самое важное, все они ручной работы. Здесь есть костюмы, расписанные Николаем Рерихом, Мстиславом Добужинским, костюм, созданный Натальей Гончаровой. Это вещи, которые не только соприкоснулись с большими художниками, но и неповторимы по своей сути.

Как и картины художников.

Александр Васильев: На некоторых костюмах есть живопись, аппликация, мозаики из бисера, из стекляруса. В моей коллекции представлены очень редкие головные уборы: кокошники, кички, повойники, которые роднят нашу культуру с культурой Востока. Россия ведь только отчасти европейская страна – большая ее часть находится за Уралом, на азиатском континенте. Ближний Восток тоже располагается на Азиатском континенте. Поэтому здесь такая же безумная страсть к роскоши, камням, вышивкам, золоту, парфюмам, как и в России.

Как вы думаете, почему некоторым нациям свойственна страсть к роскоши и красоте в одежде, а другие предпочитают выглядеть более скромно?

Александр Васильев: Все идет из религии. И если вы думаете, что православие далеко от роскоши, то ошибаетесь. Когда вы входите в собор, что вы видите? Золотой иконостас, мерцание свечей, иконы в блестящих окладах. Золотые, голубые со звездами купола, расписанные фресками стены; священники в золотых одеждах, богатые кресты, панагии, массивные украшения. У нас нет благовоний, но есть аромат свечей. В других христианских религиях, например в протестантстве, только серый собор, серые стены, крест, распятие. Нет икон. Россия же обожает роскошь, деньги и еще больше обожает их тратить. Понимаете, Россию неслучайно связывают с коррупцией. Это наше хобби. Нам нравится получить много денег и потратить их на полную ерунду: на яхту, дачу в Монте-Карло, украшения, банкеты с шампанским и омарами. По моему мнению, сейчас Дубай начинает занимать то место, которое ранее занимало Монте-Карло в ментальности русских. Раньше все мечтали приехать в Монако, а сейчас все едут в Дубай. Русские стали перебираться сюда из-за климата, еды, комфорта, а также интереса арабских мужчин к славянкам.

Давайте поговорим о внешнем облике людей из разных стран. Что, по-вашему, сразу выдает русских женщин?

Александр Васильев: Видимая работа над своей внешностью. Потому что русская женщина всегда живет идеей улучшить себя. Это наколотые губы, наклеенные ресницы, ногти, нарощенные волосы, измененная форма груди и, возможно, измененная форма ягодиц, виниры на зубах. Если все это есть, значит, перед вами русская женщина. Ни одна европейка не сделает этого, потому что не считает себя подопытным кроликом для таких экспериментов врачей. Уколы красоты, инъекции… Но я понимаю, для чего это делается, – среди женщин сейчас большая конкуренция.

Или, может, неуверенность в себе.

Александр Васильев: Неуверенность в себе и желание быть конкурентоспособной. Поэтому в одежде русских женщин выдает, как правило, длина юбки, каблуки, декольте. Сейчас мода уже не играет никакой роли. Мы пережили два года пандемии, которые подарили нам страшный стиль oversize – полное сокрытие тела слоями одежды. Но русские не хотят этого, потому что их козырь – грудь, талия, бедра, и этот козырь у них отняли. Многие перешли на удаленную работу и потеряли форму из-за доставок на дом: сладкая выпечка, пицца, паста, пироги… Да, это вкусно, но дает много лишних килограммов. Фигуры у многих людей изменились, поэтому они стали покупать одежду онлайн на два размера больше, чтобы быть уверенным, что она все прикроет. И интерес к моде пошатнулся. Модные показы проходили онлайн: туда не пускали журналистов, блогеров, главных редакторов журналов. В результате нам стали показывать суррогат моды. К тому же из индустрии вышли важные игроки: натуральная кожа и натуральный мех. По моему прогнозу, следующими будут ювелирные украшения. Потому что синтетическая шуба и бриллианты не рифмуются. Бриллианты рифмуются с соболем, так же как и жемчуг с натуральным мехом.

Считаете, что индустрию ювелирных изделий ждет крах?

Александр Васильев: Я думаю, она сильно пошатнется. Наука пошла вперед, и теперь появились искусственно выращенные бриллианты, которые даже профессиональные ювелиры не могут отличить от настоящих. И цена их ничтожна. Так что думаю, ювелирные гиганты ждет если не разорение, то переход к более простым вещам.

К перчаткам и духам?

Александр Васильев: Не знаю, но там работают неглупые люди.

Но ваши предсказания на будущее, как правило, всегда точны.

Александр Васильев: То, что уходят кожа и мех, – это плохой знак. Потому что кожаная обувь прочна и элегантна. А резиновая обувь типа кроссовок парит ногу, способствуя распространению грибка, и не элегантна – в ней нога становится шире.

Но пока мы едим мясо, шкуры животных надо как-то использовать. Или уж отказаться от всего, как это делают в Северной Корее: они солят траву, так как у них есть нечего. Но повторюсь, мода сейчас имеет не очень большое значение – религия важнее. Самые важные цвета последних двух-трех лет – это мусульманский зеленый и мусульманский синий. Это цвета очень сильно повлияли на мировую моду. А самый главный цвет вечернего платья сегодня – зеленый.

При этом довольно часто модельеры продолжают демонстрировать на подиуме нарочито уродливые наряды.

Александр Васильев: Это хайп, желание привлечь внимание, чтобы люди запомнили бренд.

Но даже если вы запоминаете бренд, вы никогда такое не купите.

Александр Васильев: Но вы купите духи этого бренда или лак для ногтей. Это агрессивный маркетинг. Как говорят, «без publicity нет prosperity».

Как вы относитесь к тому, что в ОАЭ нельзя выделить какую-либо историю моды вообще? В Арабских Эмиратах основная одежда – абайя и кандура. У них нет истории смены этой моды, она всегда одинакова. Меняется декор, но одежда как таковая остается прежней.

Александр Васильев: Это национальный костюм, и они безумно верны своей традиции. Они не пережили своей революции и желания модернизировать мир. Сарафан, который носили русские женщины, тоже не менялся на протяжении пяти веков. Мода – это европейское изобретение, а не арабское и не азиатское. Ее изобрели итальянцы и французы, чтобы увеличить продажи.

Вы как-то даже говорили, что мода – это бизнес, завернутый в красивую обертку.

Александр Васильев: Совершенно верно. И еще мода – это коллективное сумасшествие. Надо убедить людей, почему стоит бежать в магазин покупать очередную сумочку. То есть это определенный нарратив, история, которая придумывается, чтобы продать.

Как бы вы могли охарактеризовать русскую моду в рамках вашей выставки?

Александр Васильев: Русский стиль – это изобилие. Каждая вещь изобилует чем-то: вышивкой, кружевом, позолотой, тканью, мехом горностая. Никакого минимализма. Для многих людей, которые живут в Дубае и не знают, что такое русский стиль, это очень интересно. Уверен, что многие в экспонатах выставки увидят параллели с восточным стилем. Ведь это величие, красота, имперский стиль. Не забывайте, что Арабские Эмираты – это монархия. Россия была монархией на протяжении многих веков, и в какой-то мере ею осталась, но без величественной внешней формы. Сегодняшняя Россия, может, и примерила бы на себя монархические атрибуты, но очень не хочет, чтобы народ это видел. А царская Россия не стеснялась дворцов, Петергофа, Царского Села, Павловска, Кремля, Царицино. Все видели, что у царской семьи нарядные дети, прекрасно одетые жены, великолепные интерьеры, роскошные дворцы и украшения от Фаберже.

Сегодня у нас нет отечественных ювелиров, которые имели бы мировую репутацию. Я работал со знаменитыми ювелирами России, создающими роскошные ювелирные изделия, но пока в мире они не очень известны.

Александр Васильев

Вы сказали, что на Востоке нет изменений в моде, так как они не пережили своей революции.

Александр Васильев: Потому что главный двигатель мировой моды – это социальная роль женщины в обществе: имеет ли она право на выборы, развод, на руководящую должность в государственном управлении. Эмансипация требовала очень многого. В Европе это случилось, в СССР – тоже. Женщины все время хотели походить на мужчин: они стали носить брюки, укоротили волосы, изменили отношение к своему телу, стали заниматься спортом. Это сильно поменяло фасоны одежды, стиль, походку. Женщины в 2021 году в Европе стали мужчинами, а мужчины – женщинами. Это не ужас, это реальность. Раньше человек не мог полететь в космос, а сейчас может. Раньше не могло быть домов в 50 этажей, а сейчас строят в 120. Мир изменчив. Помимо Европы есть более консервативные страны, и Арабские Эмираты – среди них. Здесь преобладают духовные и семейные ценности, стабильность, отсутствие преступности, максимум толерантности к иностранцам. Мода сегодня андрогинная, но ислам не андрогинен.

Какой прогноз вы даете мировой моде?

Александр Васильев: Мода – это зеркало истории. Она отражает нашу экономику, культуру, религию и социум. Все зависит от того, будет ли 3-я Мировая война или нет. Кардинальные изменения в моде происходят только после войны или революции. Поэтому пока в моде ретро – 1960-е, 1970-е, 1980-е, 1990-е, 2000-е. Мы любуемся комфортабельным прошлым и не хотим заглядывать в наше туманное будущее.

Похожие статьи: