Алексей Шор: от алгебры до гармонии

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1443

Алексей Шор – математик c докторской степенью и современный востребованный композитор, чьи произведения исполняют ведущие музыканты и дирижеры – настоящие мировые звезды. Его творчество открыл миру известный альтист Дэвид Аарон Карпентер, его балет «Хрустальный дворец» презентовали в государственном кремлевском дворце, а в сентябре 2021 года современный романтик в очередной раз стал композитором–резидентом X международного фестиваля музыки InClassica. В интервью «Русским Эмиратам» Алексей Шор рассказал о своем пути на музыкальный олимп, страсти к Баху и о том, почему классика никогда не останется без преданных слушателей.

Беседовала Наталья Реммер

Алексей Шор

Алексей, Международный фестиваль музыки InClassica впервые прошел в Дубае в сентябре 2021 года. Каковы ваши впечатления?

Алексей Шор: Удивительно, что это событие вообще произошло – после пандемии это просто историческое мероприятие. Совершенно замечательный фестиваль, были потрясающие концерты – как с моей музыкой, так и без нее. Этот фестиваль, без сомнения, запомнится мне на долгие годы. Особенно концерты-трио с Максимом Венгеровым, Рустемом Сайткуловым и Стивеном Иссерлисом, скрпичные концерты Максима Венгерова, Гила Шахама и Даниэля Лозаковича, и, конечно же, концерт Михаила Плетнева, с его собственной версией моего произведения.

Стоит ли ожидать, что Travel Notebook пополнится композициями о Дубае?

Алексей Шор: Я потихоньку составляю какието мелкие музыкальные наброски, но фестиваль – не самое лучшее место для работы. Здесь я набираюсь новых впечатлений, которые потом нужно обрабатывать дома, за компьютером.

Как вас встретил Дубай в сентябре?

Алексей Шор: Все потрясающе красиво, хорошо организовано, люди везде доброжелательны. Эмоции исключительно положительные. Виды города романтичные, но я не успел соприкоснуться с ним, поскольку все время проводил на фестивале. Дубай – дружелюбный город, очень интернациональный и яркий, а фестиваль – шанс встретиться со старыми друзьями и приобрести новых.

Ваш график был очень плотным. День вы проводили на репетициях и концертах Ближневосточной академии классической музыки, вечера – на концертах в Дубайской опере и Сoca Cola Arena. Как вы чувствовали разницу между дневными концертами, где среди прочих артистов выступали юные музыканты, и вечерними, где вашу музыку играли мэтры?

Алексей Шор: Для меня большой разницы нет – важно только качество исполнения и знакомство с новыми участниками. Дневные концерты более камерные, где ты близко общаешься с музыкантами, а вечерние – это большие официальные мероприятия, где ты сидишь далеко от сцены. Конечно, вечерние концерты не нуждаются в комментариях – каждый вечер выступали крупнейшие мировые звезды.

В Академии самому молодому исполнителю, Елисею Мысину, было 10 лет. Если бы вы не видели его, а только слушали, вы никогда не сказали бы, что это играет ребенок. Я был рад услышать свою музыку в исполнении таких юных музыкантов.

Вы заметили, что молодые и титулованные музыканты по-разному понимают вашу музыку?

Алексей Шор: Красота классической музыки в том, что единого правильного способа исполнения не существует. Когда музыканты играют, они вкладывают душу и сердце в интерпретацию музыки. Все понимают мою музыку по-разному, вне зависимости от возраста и титулов.

Молодые люди, которые занимаются исполнительским искусством на высоком уровне, – абсолютно разные, у каждого – своя индивидуальность. Даже когда один и тот же человек играет на разных концертах, чувствуется разница, а между разными музыкантами она просто огромна.

Встретили ли вы музыканта, открывшего в вашей музыке смыслы, которые вы в нее даже не вкладывали?

Алексей Шор: Такое происходит со многими, ведь музыка, пока ее не исполнили, – это просто мертвые точки на бумаге. Любое свежее исполнение всегда открывает для меня что-то новое.

Вашу музыку исполняют Максим Венгеров, Александр Князев, Михаил Плетнев, Стивен Иссерлис, Даниэль Лозакович и многие другие. Есть ли у вас наиболее желанный музыкант и дирижер, которому бы вы хотели доверить свои произведения?

Алексей Шор: Не знаю, я не мыслю в таких терминах. Я счастлив, когда меня играют те, кто играет. Если будут играть новые музыканты, и тогда буду с радостью ходить на их концерты.

Как вы стали композитором – резидентом фестиваля InClassica?

Алексей Шор: У нас с фестивалем – старая дружба, сотрудничаем уже лет 6–7, еще с тех пор, когда он был не таким крупным, а меня никто не знал. Мы вместе росли и продолжаем сотрудничать. Если пригласят в следующем году, я снова приеду.

Алексей Шор, Бехзод Абдураимов, Гергей Мадараш

Пожалуй, этот вопрос задают вам многие. Вы сменили профессию математика на профессию композитора – променяли алгебру на гармонию. Почему вы решили это сделать?

Алексей Шор: На протяжении долгого времени я писал музыку для себя и друзей, потом ее начали исполнять. Был период, когда я днем занимался математикой, а вечером писал музыку. В конце концов я почувствовал, что надо делать выбор, и тут появилась возможность написать балет по случаю 50-летия дипломатических отношений России и Мальты. Все участники подготовки торжеств были из Большого театра, только я был представителем Мальты. Тут я подумал: если происходит такое событие, то пора делать выбор. И сделал – в пользу музыки.

Вы имеете в виду балет «Хрустальный дворец»? Он приедет в Дубай следующей весной?

Алексей Шор: Надеюсь. Это вопрос к организаторам показов.

Говорят, что математика – это рациональная часть мышления, а музыка – эмоциональная. Согласны ли вы с этим?

Алексей Шор: Не совсем. Конечно, музыка – в большей степени экстравертное творчество, но, когда занимаешься математикой на высоком уровне, тоже испытываешь бурю эмоций. Когда Давида Гильберта спросили, что стало с одним из его учеников, он ответил: «Он стал поэтом, для математики у него не хватило воображения». Математика для человека со стороны выглядит как сухая и нудная дисциплина, а для того, кто в нее погружен, – это настоящая драма.

Когда вы переключились на музыку, открылись ли в вас новые таланты, как говорится, с активизацией новых нейронных связей?

Алексей Шор: Я всегда быстро учился. Поэтому, когда начал заниматься музыкой, не удивился, что быстро получилось постичь основы техники. Гораздо удивительнее для меня было то, что моя музыка понравилась людям, ее начали исполнять музыканты. В этом смысле можно сказать, что у меня обнаружились новые способности.

Алексей ШорВы говорите, что ваш любимый композитор – И. С. Бах. Какое из его произведений вы готовы слушать постоянно, и почему?

Алексей Шор: Практически любое. С первых секунд звучания любого произведения Баха появляется ощущение, будто его писал Господь Бог. Если пытаться называть любимые произведения, это будет совершенно стандартный список: «Страсти по Матфею», скрипичные и фортепианные концерты, «Хорошо темперированный клавир»…

Откуда к вам приходит музыка? Как вы ее улавливаете?

Алексей Шор: Мелодии звучат в голове, а откуда они приходят – я не знаю… Есть правила, по которым писалась музыка XVIII и XIX веков, я с ними знаком как на интеллектуальном, так и на подсознательном уровне, поэтому то, что звучит у меня в голове, по форме укладывается в эти стандарты.

Чем ваша музыка отличается от другой современной?

Алексей Шор: Она абсолютно не авангардная. Много современной музыки ушло от тональности, на которой держались произведения XVIII, XIX и начала XX веков. Мои композиции – это взгляд на музыку XVIII и XIX веков из нашего времени.

Как попал в эту компанию «Хорошо темперированный шансон»?

Алексей Шор: В основе «Хорошо темперированного шансона» лежит шуточная интерпретация популярных песен. Этот цикл основан на коллекции очень популярной, полуподпольной музыки советского времени – песни очень простые и очень знаменитые среди русскоязычной публики по всему миру, в особенности моих ровесников и людей старше. Это своего рода дань романсам советской эпохи в классической манере. Для людей, не знакомых с оригиналом, произведения звучат просто как классическая музыка.

«Могучая кучка» сегодня – кто они?

Алексей Шор: Мне очень близок Георг Пелецис, а также Фазиль Сай – он и музыкант, и композитор; потрясающая 17-летняя Альма Дойчер пишет очень тональную и мелодичную музыку… Но по большей части я слушаю более старую музыку, XVIII и XIX веков. Ее я люблю больше всего.

Какая самая главная разница между русскими и иностранными композиторами, с вашей точки зрения?

Алексей Шор: Не знаю. Чайковский считается главным русским композитором, но звучит не очень по-русски: он учился за границей и проникся главными европейскими идеями того времени, только качество музыки было очень высоким.

Глинка, Мусоргский, Бородин – конечно же, очень русские композиторы. Самые мои любимые композиторы – немецкие и австрийские, период – от позднего барокко до раннего романтизма, между молодостью Баха и смертью Листа. Из русских больше всего люблю Чайковского и Глинку.

Алексей ШорВы родились в Киеве, успели пожить в Москве, Израиле, Канаде, на Мальте. Где сейчас ваш дом?

Алексей Шор: До пандемии я чаще всего бывал в Армении, на Мальте и в Америке. А дом мой всегда был в Америке, уже на протяжении многих лет.

Мы живем в век социальных сетей и 15-секундных видеороликов. Насколько, по вашему мнению, важно вернуть людей к классической музыке?

Алексей Шор: У меня нет ощущения, что люди куда-то ушли от нее. Классическая музыка – не самая популярная, она не может конкурировать с попсой и собирать стадионы, но до пандемии в Нью-Йорке все концертные залы были забиты зрителями – свои слушатели у классической музыки всегда были и всегда будут. Все жалуются, что в концертных залах одни старички. Я бы сказал, что аудитория не молодеет, но пополняется. Нынешние старички 30 лет назад еще были молодыми. В Нью-Йорке никакого кризиса с публикой я не ощущаю.

Почему классическая музыка не потеряет своей актуальности?

Алексей Шор: Классическая музыка – одно из величайших достижений человечества, и всегда будут небезразличные к ней люди – по тем или иным причинам. У когото есть талант, у кого-то – интерес к такой музыке. Некоторые люди рождаются и хотят играть, другие – хотят слушать. Я думаю, так будет всегда, и вряд ли люди перестанут интересоваться музыкой.

Каковы функции музыки для души человека?

Алексей Шор: В музыке есть все, что нужно человеку. В ней можно найти очень многое для себя. Я всегда слушаю музыку, когда у меня на душе что-то не в порядке.

Говорят, что классическая музыка несет функцию утешения…

Алексей Шор: Надеюсь, что люди его найдут. Честно говоря, я не задумываюсь о функциональности своей музыки. Я хочу, чтобы люди нашли в моей музыке то, что им ближе. Когда я пишу, я думаю о себе и представляю себя зрителем на концерте/

Михаил Плетнев, Алексей Шор, Даниэль Лозакович

Современники – об Алексее Шоре:

ДЭВИД ААРОН КАРПЕНТЕР:

«Наблюдая за творчеством Алексея, я просто восхищаюсь им как музыкантом и как личностью. Я прекрасно помню первую пьесу, которую он сочинил для меня, помню, как выступал со своим оркестром в Нью-Йорке и мы играли ее в Метрополитенмузее. Это было знаменательное событие, и теперь я вижу, как он превращается в поистине звездного композитора. Я горжусь им и благодарю за то, что мы вместе прошли это музыкальное путешествие».

ДАНИЭЛЬ ЛОЗАКОВИЧ:

«Я исполнял Концерт для скрипки с оркестром си минор Алексея Шора, который мне очень понравился. Само произведение довольно лирическое, что редкость для современной музыки. Я безгранично рад, что есть такие люди, которые могут писать такую красивую музыку, и я могу ее исполнять, музыка Алексея Шора меня очень вдохновляет».

ГЕОРГ ПЕЛЕЦИС, латвийский композитор:

«Мы с Алексеем — одной крови, потому что мы рыцари ордена консонантной музыки, очень мелодичной и гармоничной».

АЛЕКСАНДР КНЯЗЕВ:

«Я уже давно знаком с творчеством Алексея Шора. Когда начал играть его музыку впервые, был немного удивлен тому, как у этого человека хватило смелости вернуться к гармонии и мелодичности, ведь современная музыка другая. Он не испугался. Я думаю, что он единственный композитор в мире кто сейчас так пишет».

МАКСИМ ВЕНГЕРОВ:

«Семь пьес для трио Алексея Шора – это такая мечтательная, созерцательная музыка. Каждую из миниатюр отличает свой неповторимый характер, при этом очень выразительный. Он отражен в названии самого произведения. Воображение сразу рисует картинку, которую с завидной точностью передает музыка. Красота мелодии заключается в отсутствии слов, оставляя слушателю возможность самому фантазировать и рисовать неповторимые картинки, и тем самым по-своему интерпретировать музыку. Самое главное – это передача картинки и настроения. Алексей мастерски справляется с этой задачей, поэтому зрителю так нравятся его произведения. Его музыка очень солнечная, светлая и иногда грустная. Она наполнена чувствами и особой теплотой».

Похожие статьи: