Реальная виртуальность

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  72

Интернет породил планетарный сверхразум, объединяющий миллиарды людей со всего мира. И безобидные на первый взгляд социальные сети кардинально изменили социум. Насколько это опасно и какие угрозы несет человечеству? При рациональном использовании онлайн-сообщество очень полезно, но в случае халатности такой «прогресс» способен вызвать деградацию социума, которую легко можно сопоставить с антиутопией, изображенной в фильме «Идиократия».

Текст: Игорь Лядский, ученый, писатель, журналист

Реальная виртуальность

В социальных сетях зачастую создается виртуальный образ человека, не всегда соответствующий реальному. Хорошо это или плохо? Вопрос спорный, поскольку зависит от многих факторов. В первую очередь следует ответить на три вопроса: кто, зачем и как использует социальные сети? Здесь можно провести параллель с обычным калькулятором. Для взрослого человека этот инструмент – безусловное благо, позволяющее оптимизировать рабочие процессы. Для школьника, особенно ученика младших классов, – зло, которое не дает полноценно развиваться логическому мышлению. Аналогично и онлайн-реальность в одних случаях может оказаться полезной, а в других – навредить.

В самой популярной социальной сети – Facebook – уже примерно 2,5 млрд пользователей. Но реальное их число определить сложно, ведь обилие «ботов», или ненастоящих аккаунтов, портит статистику. Но даже если эта цифра на порядок меньше, все равно мы имеем дело с явлением планетарного масштаба, все больше набирающим обороты.

Что же принесли обществу социальные сети? Во-первых – ускорение глобализации. Во-вторых, как это ни парадоксально, – изоляцию многих людей. Все сидят дома, уткнувшись в свои гаджеты. Если раньше родители наказывали своих детей, не разрешая им гулять, то теперь наказывают, выгоняя на улицу и отбирая телефоны и планшеты. О какой социализации может идти речь, если живое общение с детства заменяет монитор? А с распространением пандемии коронавируса и вовсе вышла из рамок педагогической компетенции, превратившись в масштабную социальную проблему. Теперь во многих странах на государственном уровне введены ограничения на живое общение, подталкивающие людей с головой окунуться в онлайн-мир. Что это принесет? Еще большую виртуализацию общества, ускорение социальной эволюции в сторону «человека кликающего», как тонко подметил русский философ Владислав Тарасенко. Мыслитель развил идею своего европейского коллеги Карла Поппера о бытности трех миров: физических вещей, осознанных переживаний и логических содержаний (книги), которые теперь пополнились четвертым миром – медиакультуры и Интернета. Но как это отобразится на обществе?

Реальная виртуальность

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо проанализировать понятие личности человека. Согласно теории психоанализа Зигмунда Фрейда, личность человека и его психика формируются на основании взаимодействия трех компонентов:

● ОНО (Id) – природные инстинкты

● Я (Ego) – сознание, самоидентификация.

● СУПЕР-Я (Super-Ego) – социальные нормы и ценности.

Одна из опасностей виртуального мира заключается в его бесконтрольности, которая способствует высвобождению животной натуры человека. Яркий пример – «тролли», которые поливают грязью других участников сообществ. Они маскируются под ложными никами, упиваясь своей анонимностью. Такие люди зачастую смеются над моралью и этикой. Если бы они знали, что за любым онлайн-высказыванием может последовать незамедлительный офлайн-ответ, то вели бы себя совершенно по-другому. Но сподвижники Интернета пока не заинтересованы в этом. Ведь намного проще руководить примитивной массой, желающей «хлеба и зрелищ». Более того, социальные сети и вся реклама направлены именно на активацию так называемого рептильного мозга. Этот термин был предложен американским нейробиологом Полом МакЛином для характеристики древнейших структур человеческого мозга, отвечающих за самые базовые потребности. В рептильном мозге кроется животная природа Homo sapiens, и на него главным образом и направлена вся рекламная активность.

Любой профессиональный маркетолог скажет, что реклама оказывает самое эффективное воздействие именно на рептильный мозг человека, отвечающий за быстрое принятие решений. А есть ли что-нибудь более важное в современную информационную эпоху, чем умение быстро ориентироваться в бесконечном потоке информации, а также воздействовать на эмоциональный интеллект?

Вот и выходит, что социальные сети, как мощный маркетинговый инструмент, способствуют стремительной «рептилизации» общества, превращению пользователей в сплошное «Оно». За примерами далеко ходить не надо – достаточно пролистать хотя бы несколько страниц своих онлайн-подруг. Современные девушки все чаще выставляют откровенные фото в стиле ню либо в купальнике. Да и мужчины все меньше стыдятся демонстрировать свои «кубики». Особенно смешно, когда такие блогеры под очередным полуэротическим фото размещают переполненные вселенской мудростью фразы о смысле жизни, самоактуализации личности либо экзистенциальном поиске. Наверное, они подбадривают свое Super-Ego, пытаясь хоть как-то оправдать животную выходку. Чем младше пользователь социальной сети, тем больше он подвержен подобному поведению.

Второе негативное последствие виртуальных сетей – биполярные расстройства (БАР), которые они могут провоцировать или усиливать. БАР были открыты французскими учеными Жан-Пьером Фальре и Жюлем Байярже еще в середине XIX века. Это явление характеризуется маниакально-депрессивными состояниями. Во многом распространение БАР в современном обществе вызвано тем, что виртуальное пространство не помогает устранить реальные проблемы человека, а, напротив, только усугубляет их новыми поводами для стресса. Допустим, молодая девушка, страдающая от дефицита внимания офлайн, с завистью наблюдает успехи своих более эффектных знакомых.

Разочаровавшись в реальной жизни, она с головой погружается в социальные сети в надежде найти там желаемое признание, но число лайков критически мало, а новые подписчики не спешат уделять ей свое внимание. Так, на дефицит внимания накладывается стресс, только усиливая депрессию.

Выход в такой ситуации один, и он как раз и порождает третью и наименее изведанную опасность Интернета – создание виртуальной личности, которая начинает жить своей жизнью. Неудачливая девушка превращается в «звезду фотошопа» либо вообще размещает на своей странице чужие фото, создавая новую успешную версию себя. Теперь ей обеспечена народная любовь и почитание. Но ей ли они адресуются? Вступит ли когда-нибудь созданный ею образ в конфликт с реальным человеком? Какими могут быть последствия этого? Предугадать сложно, ведь человечество находится лишь на пороге эпохи Глобального разума.

Американский исследователь Мануэль Кастельс предложил удачный термин «реальная виртуальность», который отображает тенденции современности. Смысл его заключается в том, что человек совмещает онлайн- и офлайн-действительности, перенося в свой привычный мир частичку виртуальности. Грань миров фактически стирается. Именно в точке их соприкосновения и происходит главный конфликт интересов. Кто же ты: человек или виртуальный образ? Еще важнее ответить на вопрос «Кем ты хочешь быть?». В ситуации с девушкой, упомянутой ранее, ответ на этот вопрос неоднозначен. Но не следует думать, что излишняя увлеченность социальными сетями – прерогатива исключительно социально несостоявшихся людей. Вторая категория активных пользователей – нарциссы. Люди, склонные к самолюбованию и завышенной самооценке, зачастую становятся блогерами. Они создают не тематические странички профессионалов, а именно блоги а-ля «посмотрите, как я кушаю», «посмотрите, что я делаю» и т. д.

Развитию этого массового «блогерского» психоза способствует маркетинговая политика социальных сетей, которая подталкивает человека «все шире раскрывать свой павлиний хвост». Хочешь быть интересным? Замечательно – потребляй больше благ и демонстрируй это всем остальным! Примерно так «думают» нейросети, занимающиеся развитием социальных онлайн-платформ. Современная мания лайков, репостов и комментариев стала настоящей кульминацией «общества потребителей», о котором говорил в 1970 году французский мыслитель Жан Бодрийяр. Философ утверждал, что общество потребителя – это общество самообмана, в котором нет места подлинным чувствам, ценностям, культуре и даже мнимое изобилие тщательно маскирует реальный дефицит. Чтобы стать интересным виртуальному обществу, необходимо все самое лучшее – современные гаджеты с крутыми камерами, самая стильная одежда, невообразимые ракурсы из самых необычных мест планеты… Если же денег на это не хватает, то подойдет собственное оголенное тело или сумасшедшие поступки, которые вызовут всеобщее «вау». Но потоки информации усиливаются, и вчерашнее «вау» превращается в сегодняшнее «фу», подталкивая человека «из кожи вон лезть», чтобы опять выделиться в толпе. Создается некий порочный круг, который все сильнее засасывает пользователя, порабощая его виртуальную личность.

Но что происходит, когда человек выпадает из этой гонки, отстает от лидеров? Вспоминаем об упомянутом ранее биполярном расстройстве, а также затянувшейся депрессии и ощущениях, напоминающих эмоциональную «ломку» наркомана, лишенного очередной дозы. Не лучше обстоят дела и с теми, кто пока еще успевает соответствовать трендам. Так, профессор Оксфордского университета, ведущий нейрофизиолог с мировым именем Сьюзан Гринфилд убеждена, что чрезмерное увлечение социальными сетями ведет к деградации личности. Она приводит как минимум три аргумента в пользу этого. Вопервых, виртуальный мир с избытком информации способствует поверхностности ее восприятия, что автоматически переносится и на офлайн-реальность. Во-вторых, нарушается процесс самоидентификации, стираются границы личности и комьюнити (сообщества). В-третьих, снижается эмпатия, наблюдается притупление чувства сопереживания. Человек привыкает общаться с виртуальными образами, порой забывая узнать, кто за ними кроется. Милая девушка 16 лет может оказаться старым извращенцем, а мускулистый парень с внешностью киногероя – прыщавым школьником с неустойчивой психикой. А сколько людей, которые уходят в виртуальный мир, чтобы просто развлечься или попробовать что-нибудь новое? Сколько потом стрессов и депрессий, мыслей о несправедливости мира? Для этого явления даже придумано отдельное название – «Виртуал», или «Sockpuppet», что в переводе с английского означает куклу, изготовленную из носка.

Реальная виртуальность

Этим термином обозначают людей, которые выдают неправдивую информацию о себе, притворяясь кем-то другим. Подобными «носками» переполнены всевозможные форумы и сайты знакомств. Они создают информационный гул, который отвлекает других пользователей от реальности, все сильнее затягивая их в сети Мировой паутины.

Но не все так грустно. Возможно, вы уже успели нарисовать в своей голове пуританский образ автора, объявившего войну современным технологиям. Поверьте, это не так. Я сам активный пользователь социальных сетей Facebook и Instagram. Я вовсе не призываю к отказу от этого несомненного достояния человечества. Просто, по аналогии с калькулятором, необходимо научиться рационально их использовать, а также контролировать пребывание в виртуальном мире своих детей. Социальные сети значительно расширяют возможности для культурного обмена и саморазвития, позволяют удаленно работать и связываться по всему миру с кем угодно, расширяя свои профессиональные навыки. В этом бесспорное преимущество социальных сетей. Главное, быть честным и четко осознавать, где заканчивается виртуальный мир и начинается реальный.

Похожие статьи: