AL ULA

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1045

В переводе с арабского AL ULA значит «предельный край». Необыкновенной красоты провинция Саудовской Аравии, закрытая и тщательно охраняемая на протяжении веков, сегодня потихоньку открывает свои двери навстречу миру.

Текст: Ирина Малкова

Аль-Ула

– Скажите, а мне можно здесь ходить без сопровождения и не в арабской одежде? – спрашиваю я у водителя, везущего меня в гостиницу из аэропорта Рияда.

– Конечно, – бодро отвечает он.

– Саудовская Аравия – самая безопасная для женщин страна на Ближнем Востоке. Наказания слишком суровые, поэтому здесь нет криминала.

– А ходить без абайи и платка можно?

– Можно. Три года назад наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Сальман отменил все строгие запреты для туристов.

Я вспоминаю надпись в аэропорту: «Женская комната для курения». И да, там курили арабские женщины. Словом, мои представления о Саудовской Аравии как о закрытой и строго религиозной стране развеялись в первый же день.

Аль-Ула Мадаин-Салих (Хегра)

Переночевав в Рияде, на следующий день я и двое других журналистов с арабского телевидения летим на северо-запад страны в провинцию Аль-Улу – безусловно, одно из самых красивых мест на всем Ближнем Востоке. Там проходит четырехмесячный фестиваль музыки, культуры и искусства Winter at Tantora, на который нас пригласили от Королевской Комиссии Аль-Улы. Далее на протяжении нескольких дней я фотографирую все подряд и очаровываюсь каждым новым местом, в которое мы попадаем.

Количество частных самолетов и вертолетных площадок здесь зашкаливает. Пока что Аль-Ула не слишком известна массовым туристам, в том числе из-за отсутствия большого количества отелей, те же, что есть, – весьма недешевые. Отели стоят на песке в горных ущельях в виде шатров в восточном стиле – именно в таких любят проводить время шейхи. Внутри все оборудовано на высшему стандарту. А ночью, когда выходишь наружу, на темном небе можно увидеть мириады огромных звезд и Млечный путь в окружении каньонов – это незабываемо. Все мы выходили из шатров и подолгу любовались звездами в умиротворяющей тишине пустыни – так невероятно красиво это было.

Кто-то шепнул мне на ухо, что сам Мухаммед бин Салман сейчас находится в Аль-Уле в своем частном лагере в пустыне, куда он любит приезжать на выходные. Конечно, зачем сидеть в душном мегаполисе, когда можно выехать на природу и подпитаться энергией земли в таком волшебном месте? Пока что оно не заполонено туристами, а потому несет чистую и нетронутую энергетику, скрываемую от мира на протяжении веков. Однако у меня нет сомнений, что через 5–6 лет Аль-Ула будет одним из популярнейших туристических направлений в мире. Местные ландшафты настолько уникальны и непохожи ни что на земле, почти инопланетны, что это невольно привлечет сюда толпы любопытных миллионеров, уже повидавших все другие страны, а также фотографов, блогеров, хипстеров и любителей альпинизма.

Аль-Ула Desert X, Sherin Guirguis

Сама Аль-Ула располагается на месте библейского города Дедан. Вокруг этого сравнительно небольшого поселения простирается огромная, почти не заселенная горная пустыня, которая раньше, в доисламский период, была частью Набатейского царства. К слову, в те далекие времена, почти две тысячи лет назад, их столица располагалась в Иордании, в городе Петре, а вторая столица была как раз в Аль-Уле – в Хегре (ныне археологический комплекс Мадаин-Салих). Именно поэтому по всей Аль-Уле встречаются точно такие фасады храмов-усыпальниц, какие можно увидеть в Эль-Хазне в Петре. Подобные фасады были частью гробниц царей, похороненных по местным традициям. Наверху фасада с двух сторон всегда располагались пять ступеней вверх – считалось, что так душе будет легче попасть на небеса.

Люди победнее не могли позволить себе воздвигать столь роскошные монументы, поэтому делали либо маленькие фасады, либо просто хоронили родственников внутри скал. На входе всегда располагалась голова Медузы Горгоны, призванная отпугивать от гробниц искателей сокровищ (считалось, что ее взгляд превращает непрошенных гостей в камни). Кстати, именно ее изображения свидетельствуют о том, что набатейцы были подвержены римскому влиянию. К сожалению, они не оставили после себя ни одной книги, рассказывающей об их обществе и религии, известно лишь, что набатейцы верили в разных богов. Зато до наших времен сохранилось большое количество их надписей на скалах, которые впоследствии стали основой арабского письма.

Коцертный зал Maraya Аль-Ула

Почти по всей территории Аль-Улы раскинуты горы и скалы одной и той же формы – их изгибы и рельефные отверстия свидетельствуют о вековой работе стихий – нещадных ветров, бесконечного движения песка и резкой смены температур ночью и днем. Хотя ученые и геологи до сих пор не знают точной причины их необычной формы. Очень часто, разглядывая рельефы, можно увидеть лица людей или силуэты животных, поэтому многие горы так и названы – Face Rock или Elephant Rock.

Их красота и величие ландшафта сподвигли архитекторов именно внутри или около таких скал соорудить рестораны и кафе. В одно из таких мест, известный ресторан Sass Café родом из Монте-Карло, мы приезжаем в первый же вечер. К слову, все интересные места Аль-Улы (рестораны, кафе, экофермы и т. д.), работающие во время фестиваля Winter at Tantora, находятся на приличном расстоянии друг от друга, без каких-либо особых указателей на дороге. Так что без Ленд Крузера и личного водителя, знающего местность, вам не обойтись.

При входе в Sass Café нас встречает французский швейцар и предлагает пройти внутрь. Однако «внутрь» здесь понятие относительное, потому что вокруг горы и кромешная темнота. Мы оказываемся внутри узкого высокого ущелья, напоминающего дорогу к храму Эль-Хазне в Петре. Вверху сияют звезды. Довольно долго мы идем по песку по узкой тропинке, плутающей вдоль скал и мистично подсвеченной по бокам красными фонарями. Через какое-то время я начинаю сомневаться, точно ли мы приехали в ресторан – это больше похоже на каньон Антилопы на севере Аризоны. Тишину нарушает лишь редкое эхо наших голосов, резонирующих от скал. И вдруг совершенно внезапно открывается большая площадка с десятками столов и открытой кухней, где шефы в белых колпаках жарят тушу барана. Официанты разносят блюда, играет deep-house, почти все столики заняты компаниями. Мы погружаемся в богемную атмосферу Лазурного Берега в обрамлении аравийского каньона Аль-Улы.

Аль-Ула

Первый вопрос, который возникает: как сюда транспортировали кухню, столы и оборудование? Ведь на пути внутрь был участок, где скалы сходились слишком узко, и там невозможно было протащить даже стол, не то что кухню, и даже слишком упитанный человек мог бы там не протиснуться. Но организаторы решили эту задачу креативно – с помощью специального лифта все оборудование было спущено сверху. Теперь на открытом воздухе работает ресторан мирового уровня, в меню которого представлены блюда высокой кухни.

Еще одна интересная концепция – французский ресторан La Cantine de Fouburg AlUla. Он также спроектирован возле скал, и атмосфера здесь не менее загадочная. А ресторан Awna, расположенный под звездами возле памятников древней Хегры, каждые выходные приглашает к себе топовых мишленовских поваров со всего мира. В этом сезоне свои сет-меню уже готовили трехзвездочный шеф Янник Аллено, шеф Акрам и леди-шеф Анн-Софи Пик, также обладательница трех звезд Мишлен.

Фестиваль Winter at Tantora – это прежде всего музыкальное мероприятие. Каждые выходные на протяжении 12 уикендов здесь выступают звезды мирового уровня – Андреа Бочелли, Jamiroquai, композитор Yanni, Хосе Каррерас, Энрико Иглесиас, Лайонел Ричи и другие. Специально для выступлений итальянским архитектурным бюро Gio Forma Studio Associato был построен суперсовременный концертный зал Maraya, что в переводе с арабского означает «зеркало» или «отражение». Он расположен в пустыне и снаружи полностью покрыт зеркальными панелями. Задумка архитекторов заключалась в том, чтобы внешние стены отражали природную красоту, а не конкурировали с ней. Издалека здание почти сливается с ландшафтом и напоминает мираж в пустыне. Внутри – 500 просторных кожаных кресел и огромный ресторан, где для гостей накрывают шведский стол после окончания выступлений.

Аль-Ула

В наш уикенд в Аль-Уле проходит поло-турнир Desert Polo, и мы едем смотреть матч. Специально возведенный белый шатер с разнообразной едой и напитками и поле для игры отвечают всем стандартам пятизвездочной роскоши. На входе посетителей встречают шесть парадно одетых всадников на лошадях, чуть неподалеку на песке стоит золотистый Bentley – один из спонсоров турнира. Мы проходим внутрь и располагаемся на белых диванах. Сзади диджей играет лаунж-сет. Солнце медленно клонится за горизонт, бросая розовые тени на белые облака. Мимо меня проходит Начо Фигерас… Что? Начо Фигерас? Не могу поверить своим глазам.

Потом я вижу Пабло Макдоноу, Адольфо Комбиясо, Пэлона Стерлинга… Вот это состав! Федерация поло в Саудовской Аравии во главе с Амром Зейданом смогла собрать лучших игроков мира для участия в первом историческом матче поло на песке. Со стороны ОАЭ в турнире принимают участие Мохаммед Аль Хабтур и шейха Алия аль Мактум. По-моему, все находятся в таком же восторге, как и я, включая самих игроков, которые тоже впервые оказались в Аль-Уле.

Это как если бы в Саудовскую Аравию приехали десять лучших футболистов мира из разных стран сыграть в матче друг против друга. Считайте, что такой состав – это сrème de la сrème от поло. Турнир открывается гимном Саудовской Аравии и показательными выступлениями арабских джигитов. Далее все неотрывно следят за игрой. Когда на поле такие профессионалы, игра приобретает совершенно иной оттенок – ее интенсивность и зрелищность буквально зашкаливают. Начо невероятно хорош – теперь, наблюдая за ним воочию, я понимаю, почему он считается лучшим игроком мира, а его имя – почти синоним «поло». Кажется, что он родился на коне и с клюшкой. Даже удивительно, как в одном человеке может совмещаться столько красоты, стати и таланта. Конечно же, он забивает один гол за другим, причем делает это так виртуозно и ловко, словно для него это ничего не значит, даже несмотря на то, что у него не менее сильные противники.

Аль-Ула

Его команда Amaala выигрывает турнир со счетом 7:3. Кстати, Amaala – это название ультрароскошного саудовского курортного мегапроекта, который в скором времени будет построен на побережье Красного моря. И Начо уже завербован их мировым амбассадором.

Amaala, Neom (будущий аналог Кремниевой долины в KSA), Al Ula – эти слова я слышу в Дубае последние девять месяцев, и вот теперь, находясь в самом сердце Саудовской Аравии, я понимаю, что здесь готовится что-то невероятное. Vision 2030 кронпринца Мухаммеда бин Сальмана определяет Саудовскую Аравию как ведущую державу технологий, науки, устойчивого развития и международный хаб креативных людей со всего мира.

Кстати, если развернуть глобус и посмотреть на карту мира в плоскости, то Саудовская Аравия окажется прямо посередине планеты. Существуют исторические справки о том, что именно эта страна обозначалась как Средиземноморье, а отнюдь не европейская Ривьера, которая присвоила себе это имя уже впоследствии. Именно через Саудовскую Аравию, и в частности Аль-Улу, проходили многие караванные пути, по которым шла торговля пряностями и благовониями из Аравии в Египет и Европу, поэтому здесь и возникло процветающее общество.

Аль-Ула La Cantine du Faubourg AlUlaПосле турнира, совсем поздно, мы едем к горе Elephant Rock, которую можно увидеть почти на всех открытках Аль-Улы. Впечатляющий каменный массив напоминает слона и его хобот, отчего и получил свое название. Гора снизу подсвечена красными огнями, возле нее на огромном пустыре располагается кафе, в центре которого – небольшая сцена, где музыканты играют на традиционном арабском уде.

Низкие столики и мягкие пуфики расставлены так, чтобы компании не мешали друг другу. Сиденья стоят полукругом, повсюду пылают маленькие, но уютные костры – сейчас градусов 15, поэтому все греются возле огня. Я смотрю на часы – о, уже час ночи, но никто и не собирается расходиться. Кафе работает до 4 часов утра, и здесь всегда полно посетителей. Вверху – огромные звезды, вокруг причудливые горы, играет медитативная музыка, прямо перед тобой пылает костер, ты находишься в центре мира, но в отдалении от любой цивилизации. Разве захочется отсюда уходить?

Я вспоминаю фильм «Звездные войны. Пробуждение силы», где герои прилетают на планету с необычными горными ландшафтами. Они приземляются и идут по местному рынку в пустыне, окруженной грядой скалистых гор. Отчего-то мне кажется, что мы сейчас точно так же прилетели на другую планету, где люди проводят время, сидя по ночам у костра возле скал или устраивая поло-турнир по выходным. Люди как люди, только планета другая. Ты чувствуешь чистоту природы, звезды околдовывают тебя каждую ночь, облака несутся над испещренными временем горами, километровые каньоны открываются за поворотом, а на пути вдруг появляются пальмовые рощи. Может, так воздействуют на меня здешние марсианские пейзажи, а может, я просто раньше не встречала ничего подобного.

Аль-Ула кажется мне неземной – красивой, мощной и загадочной. Когда Мухаммед бин Сальман, став кронпринцем, приехал сюда и увидел красоту этой местности, он и придумал эту концепцию экологической роскоши. Затем последовал фестиваль воздушных шаров и Winter at Tantora, международные спортивные соревнования, концерты мировых звезд и открытие фруктовых экоферм, где можно срывать апельсины, мандарины и манго прямо с деревьев и отправляться прямиком в juice-bar.

По сути, кронпринц открыл миру Аль-Улу, которая долгие столетия была затерянной долиной с археологическими памятниками древности. И сделал он это весьма интересным способом, соединив восточную роскошь с экотуризмом и элитными развлекательными программами среди нетронутой природы. И если он сделал это здесь, то остается лишь гадать, что будет нас ждать в Неоме или Амаале. Похоже, на нашей планете скоро появится новое чудо света.

Похожие статьи: