Искусство во времени

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  874

Часы созданы не только для того, чтобы показывать время. По своей конструкции они представляют собой идеальное пространство для создания различных художественных образов, по сути это мини-картины. Неудивительно, что в последние годы появляется все больше совместных проектов часовых брендов с известными современными художниками.

Текст: Лиза Эпифанова

СМЕНА ЭПОХ

Искусство – это универсальный язык, интуитивно понятный каждому. Согласно проведенному в прошлом году исследованию нью-йоркского агентства Culture Project, различные художественные акции и спонсорства сегодня являются важнейшим инструментом маркетинга производителей роскоши. «Язык искусства» успешно осваивают бренды из самых разных областей: от ювелирно-часовой отрасли и моды до производителей автомобилей, банков (швейцарский UBS является генеральным спонсором выставки Art Basel) и вовсе неожиданных сфер. Например, в первую пятерку по затратам на культурные проекты в сезоне 2018–2019 наряду с Louis Vuitton, Gucci, BMW и UBS вошел бренд Absolute.

Исследование Culture Project включало в себя анализ культурных проектов брендов и отношения к ним потребителей. Согласно ответам респондентов из различных фокус-групп, оказалось, что кампания в области искусства может эффективно улучшить имидж марки и повысить узнаваемость, в первую очередь в Интернете, где новости культуры распространяются быстрее всего. Но эта практика, например, почти не работает в Китае, где к творческим проектам марок относятся равнодушно или, в крайнем случае, предпочитают сотрудничество только с местными художниками.

При этом арт-кооперация вовсе не помогает оправдать высокую цену изделий, а также почти не затрагивает эмоции самих продавцов и сотрудников люксовых компаний, что, в общем, понятно. Продавцы и мастера – люди занятые, им по выставкам ходить некогда.

Также в исследовании отмечено, что многие респонденты равнодушно реагируют на проекты, посвященные классическому искусству, считая их старомодными, зато с большим энтузиазмом воспринимают сотрудничество с авторами граффити, видеоинсталляций и стрит-арта.

Возникает ощущение, что часовые производители внимательно прочитали это исследование, а может, и сами отлично понимают настроения своей аудитории: в последние годы классические сюжеты на часовых циферблатах уступают место эпатажным авангардным коллаборациям с модными художниками. На смену барочной роскоши эмали и гравировки приходят высокотехнологичные материалы, яркие цвета и визуальные эффекты.

И все же вряд ли традиционные художественные техники и образы с великих картин могут окончательно покинуть область высокого часового мастерства. Тем более что они всегда напоминают о словах, сказанных еще Гиппократом: vita brevis, ars longa – «Жизнь коротка, а искусство – вечно».

Breguet часы

Jaeger-LeCoultre часы

ВЕЧНАЯ КЛАССИКА

Одним из ярких примеров часовых Домов, ставших проводником большого искусства в наручной механике, можно назвать Jaeger-LeCoultre. Во многом это объясняется тем, что сама прямоугольная форма часов Reverso и возможность перевернуть корпус так и напрашиваются на то, чтобы превратить заднюю крышку в миниатюрную копию великих полотен. Именно этим по собственному почину начал заниматься еще в 90-х главный эмальер мануфактуры Миклос Мерцель, тщательно перерисовывая эмалью картины своего любимого художника эпохи арнуво Альфонса Мухи. Сегодня маленькое ателье разрослось до целого этажа Métiers Rares, где эмальеры Jaeger-LeCoultre регулярно создают серии, посвященные творчеству Мухи, Ван Гога, Магрита и других известных мастеров. Среди недавних выпусков можно назвать Reverso Tribute Enamel Alfons Mucha, посвященную знаменитой серии гравюр Мухи «Времена года» 1896 года – три модели в корпусе из белого или розового золота по 8 экземпляров каждая, – а также трио часов Reverso Tribute Enamel Ferdinand Hodler с тем же лимитом выпуска, посвященное знаменитому швейцарскому художнику-символисту Фердинанду Ходлеру.

Несколько лет назад в серии Reverso была представлена оригинальная модель, посвященная «Красному квадрату» Василия Кандинского. А в 2019 году немецкий бренд с русскими корнями Alexander Shorokhoff выпустил еще один трибьют русскому авангардисту – настоящие супрематические часы Kandy Avantgarde. Модель в стальном корпусе 41х41 мм с калибром ЕТА 2892, ограниченная тиражом 100 экземпляров, стала финалистом конкурса German Design Award.

Vacheron Constantin часы

РЕДКИЕ ЖАНРЫ

Говоря о миниатюре на циферблате, на самом деле в первую очередь надо назвать два женских имени, без которых не было бы уникальных художественных шедевров Patek Philippe, Rolex, Vacheron Constantin, Piaget и других известных швейцарских Домов. Первая героиня – это Сюзанна Рор, ставшая основоположницей современной женевской эмальерной школы. В 1959 году она выиграла грант фонда Ханса Вильсдорфа (основателя Rolex) для молодых часовых дизайнеров, а с 1967 года начала постоянно сотрудничать с Patek Philippe, выведя искусство часовой живописи на высочайший уровень. Вторая – ее бывшая протеже Анита Порше, чье ателье сегодня является одним из самых известных и востребованных в Швейцарии и принимает только избранные заказы. Среди таких привилегированных заказчиков – старейший женевский Дом Vacheron Constantin, начавший сотрудничать с Анитой еще двадцать лет назад. Хотя сейчас на мануфактуре марки в План-лез-Уатт организовано собственное эмальерное ателье росписи циферблатов в различных, в том числе и очень редких техниках, совместный проект с Анитой Порше – это по-прежнему высший класс для коллекционера.

Rado часы

В декабре 2019 года увидел свет очередной результат этого сотрудничества – уникальный экземпляр Les Cabinotiers La Caravelle 1950. Золотой циферблат украшает изображение корабля, рассекающего бурные волны, выполненное Анитой Порше в технике перегородчатой эмали. Внутри установлен мануфактурный калибр 4400 с ручным заводом и запасом хода 65 часов. Вдохновением для этой модели послужили часы Vacheron Constantin 1950 года с похожим рисунком. Тем самым женевский Дом продемонстрировал, что классические техники и сюжеты – это не артефакты истории, а живое, динамичное искусство.

Аналогичную идею развил и другой легендарный бренд – Breguet в новой коллекции Cammea, посвященной редкой сегодня ампирной технике – камеи из морской раковины. Изысканные и хрупкие лепестки розы, подсолнуха, а также зодиакальные знаки украшают циферблаты моделей Reine de Naples и Secret de la Reine. Специально для Breguet уникальные камеи создали современные мастера неаполитанской ювелирной школы Паскуале и Фабио Оттавиано. Что весьма символично, поскольку искусство резки морских раковин зародилось именно в Неаполе, а специально для Каролины Мюрат, королевы неаполитанской, Авраам-Луи Бреге создал в 1812 году часы-браслет, которые сегодня считаются первыми в истории наручными часами, а также прообразом современной коллекции Reine de Naples.

Шесть моделей серии Breguet Reine de Naples Cammea Reference 8958 представлены в корпусе из белого золота размером 49х31,9 мм, инкрустированном 40 бриллиантами. Внутри установлен автоматический мануфактурный механизм Caliber 537/1. Циферблаты украшают камеи в виде знаков китайского зодиака (Змея, Коза, Обезьяна) или цветы подсолнуха. Коллекция Secret de la Reine с камеей в виде розы, закрывающей циферблат, также дополнена линией украшений в том же стиле.

ДРУЗЬЯ С ПРИВИЛЕГИЯМИ

Впрочем, как уже было сказано, большинство часовых брендов сегодня предпочитает редким историческим техникам и мастерам прошлого сотрудничество с востребованными современными художниками.

Принцип у всех примерно один: артист получает модель из известной коллекции с правом изменить ее по своему усмотрению. Удовольствие от этого получают все участники проекта. Для бренда это обновленный яркий дизайн и отличный информационный повод, для самого художника – новый опыт в необычной области. И наконец, клиенты получают шанс стать обладателями лимитированных и по-настоящему авторских часов. Причем выбрать модель себе по душе можно, руководствуясь не только любовью к бренду, но и стилем самого художника.

Например, итальянский авангардист Марчелло Ло Джудиче совершенно преобразил строгий классический облик Parmigiani Fleurier Tonda 1950 Marcello Lo Giudice, украсив циферблат голографической гравировкой, вызывающей ассоциации с геологическими и космическими процессами. Каждый из рисунков неповторим, поэтому все 12 моделей серии являются уникальными.

А в прошлогодней серии Ulysse Nardin Classico Manara итальянский художник Мило Манара своей серией рисунков эротических приключений девушки, русалки и акулы надолго возбудил фантазию коллекционеров. Всего мастер создал 10 акварельных сюжетов, которые затем были перенесены эмальерами Ulysse Nardin на циферблаты моделей Classico в корпусе 41 мм из стали или золота, каждая из которых ограничена тиражом в 10 экземпляров. Мастерам из Ле Локля потребовалось около 50 часов для одного только циферблата, чтобы акварельный рисунок поместился на диаметре модели, который меньше оригинала почти в десять раз.

Mimi Fashion часы

Впрочем, прерогативой современного художника может быть выбор не только сюжета, но и художественного материала. Нью-Йоркский гравер русского происхождения Алексей Сабуров превратил реальный никель 30-х на циферблате Corum Heritage Artisan Coin Watch в фантастическую монету с черепом и змеями. А над коллекцией Rado True Thinline по традиции поработали сразу три дизайнера из разных стран мира: испанка Инма Бермудес придала им фарфоровую белизну и блеск, британка Бетан Грей превратила в панковский браслет с заклепками, а русская художница Евгения Миро расписала свою версию True Thinline My Bird Limited Edition перьями Жар-Птицы.

ЧАСЫ В АВАНГАРДЕ

Наибольший интерес в среде поклонников часов и современного искусства вызывали проекты с художниками стрит-арта. Американский граффити-художник Алек Монополи расписал в своем фирменном стиле две модели: TAG Heuer Formula 1 и TAG Heuer Carrera Calibre Heuer 01.

А мануфактура Hublot объявила о сотрудничестве со знаменитым американским художником Шепардом Фейри, прославившимся своими граффити и работами в стиле поп-арт. Во всем мире Фейри известен благодаря своему плакату Hope, посвященному предвыборной кампании Барака Обамы. В качестве первого опыта сотрудничества Фейри создал для Hublot две версии Big Bang Meca10 Shepard Fairey – в синем и сером исполнении. В корпусе, выполненном из авангардных материалов – карборна и тексалиума c необычным цветочным узором, – установлен мануфактурный калибр HUB1201 с 10-дневным запасом хода. Каждая модель выпущена ограниченным тиражом 100 экземпляров.

Это не первый опыт работы Hublot с современными художниками – мануфактура уже несколько лет сотрудничает с авангардным скульптором Ришаром Орлински, который создал целый ряд запоминающихся серий (ярко-красный – любимый цвет Орлински), в том числе и уникальную модель для недавнего аукциона Only Watch.

Но, пожалуй, самый необычный и глубокий эксперимент проникновения высокого искусства в мир роскоши продемонстрировал в январе 2020 года ювелирно-часовой Дом Bulgari. Этот интеллектуальный концепт был создан совместно с итальянским художником Франческо Веццоли и представлен в парижском музее Орсе в рамках экспозиции «Гюисманс, от Дега до Грюневальда, глазами Франческо Веццоли».

Bulgari часы

Произведение под названием Tortue de Soirée («Вечерняя черепаха») было вдохновлено главным героем романа Жориса-Карла Гюисманса «Наоборот». Следуя замыслу Веццоли, ювелирные мастера Bulgari украсили латунный панцирь аметистами и кабошонами рубеллита, цитрина, перидота и топаза (всего 43 благородных камня совокупным весом приблизительно в 1500 карат) и девятью древнегреческими серебряными монетами.

Фактически, это первый опыт, когда литературная концепция обрела материальное воплощение в объекте роскоши. Часам в черепахе места не нашлось, но только пока – ведь Bulgari сотворил совершенно новый жанр.

Похожие статьи: