Мохаммед Аль Хабтур: «Вы сильно удивитесь, увидев Дубай через два года»

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  471

Вице-председатель и CEO AL HABTOOR GROUP, профессиональный игрок в поло и представитель одной из самых влиятельных семей в Дубае, Мохаммед Аль Хабтур в интервью нашему журналу рассказал о том, как страсть к поло изменила его жизнь и каким он видит будущее Дубая.

Беседовала Ирина Малкова

Мохаммед Аль ХабтурНасколько я понимаю, поло занимает значительную часть вашей жизни. С чего все началось?

Мохаммед Аль Хабтур: Я ездил на лошадях с детства, но к поло пришел около 20 лет назад. Тогда совпало несколько факторов. Как-то меня пригласили на матч Barclays Bank в Desert Palm Dubai – клуб, принадлежащий бизнесмену и игроку в поло Али Альбварди. Я посмотрел игру, прочувствовал интенсивность и накал страстей, динамичность маневров и мощь лошадей. После игры Али, с которым мы родственно связаны по линии моего деда, пригласил меня попробовать поиграть. Он сказал: ничего не нужно – просто приходи, я дам тебе все оборудование, лошадь, клюшку, шлем. Я пришел и через пару недель занятий увлекся не на шутку. С этого все и началось. К тому же мой брат играл в поло, он дал мне несколько лошадей (в поло мы зовем их «пони»), чтобы я мог тренироваться. И теперь поло стало моей настоящей страстью. Я неравнодушен к лошадям, это в моей крови. Но когда вы занимаетесь поло, вы попадаете и в определенное коммьюнити с людьми со всего мира, в некую субкультуру. Если вы приедете в любую страну, вы не сможете сразу пойти на поло-турнир – это все-таки закрытый спорт, элитарный. И так повелось, что в поло всегда играли члены королевских или других влиятельных семей.

Это еще и очень дорогой спорт.

Мохаммед Аль Хабтур: Конечно же, поло в Аргентине, Америке или Англии гораздо дешевле, чем в Дубае. Здесь нужно тратить огромные деньги на уход за лошадьми. Их необходимо содержать в определенных условиях, кормить специальным кормом, тренировать. В Англии есть леса, трава, лошади могут пастись на лугах. А в Эмиратах нет лесов и травы, все нужно привозить специально. Мы инвестировали огромное количество денег в Al Habtoor Polo Resort & Club, чтобы построить один из лучших поло-клубов в мире. У нас 520 стойл, роскошный отель, профессиональное поле, парк, арена, поло-академия, школа конкура. Целая индустрия конного спорта! Мы также стали первыми в Дубае, кто запустил стриминговый канал, который показывает игру вживую. Ведь зачастую зрителям приходится наблюдать за игрой с расстояния ста метров, и мало кто понимает, что вообще происходит на поле.

Вы не только все построили, но еще и сами активно играете и принимаете участие во всех проводимых турнирах.

Мохаммед Аль Хабтур: Как раз сегодня я играю против команды Амра Зейдана, представляющего поло Саудовской Аравии. Мы дружим с незапамятных времен. Всегда поддерживаем друг друга, да и просто постоянно общаемся. Но на поле никаких друзей не существует – даже когда я играю против своего брата, мы бьемся насмерть. Игра есть игра. А после мы садимся и вместе пьем кофе, напрочь забыв о схватке. За пределами поля мы даже никогда не говорим об игре.

Но ведь желание выиграть вас мотивирует?

Мохаммед Аль Хабтур: Конечно. Дух спортивных состязаний всегда захватывает. И потом, мы же всегда с лошадьми. В одном турнире могут быть задействованы 42 лошади. Каждые две минуты они сменяются – усталая лошадь не может играть.

Лошадь понимает, что она делает?

Мохаммед Аль Хабтур: Да, абсолютно. При этом далеко не каждая лошадь может играть в поло. Их специально тренируют. Четыре года назад в Аргентине вместе со своим партнером я начал разводить лошадей для поло. Сегодня у меня уже 12 жеребят. Трое из них этим летом приедут в Дубай. Все они выведены из местных пород лошадей, которые закончили спортивную карьеру, и я отправил их в Аргентину, где есть хорошие условия для их жизни и размножения. Это похоже на разведение скакунов. Хорошие поло-пони – это селективные породы, которые выводят специально. Это нелегкий процесс. У меня работает 50 человек – ветеринары, ассистенты, грумеры, люди, которые выгуливают лошадей по утрам (мы зовем их «пилотами»), профессиональные игроки, менеджеры, секретари. Это как управлять большим бизнесом, который, однако, не приносит дохода. Для меня это спорт.

Зато, наверное, хорошо мотивирует.

Мохаммед Аль Хабтур: Я с самого утра в офисе, постоянно приходится решать текущие вопросы – то бизнес идет вверх, то вниз, жизнь очень изменчива. Но когда я выхожу на поле, то забываю обо всем на свете. Есть только игра. Я выключаю все телефоны, никто не может приблизиться ко мне. Это как медитация – ты за пределами мира, ты сам процесс, сама игра. Развивается сосредоточенность и концентрация. В поло так все устроено, что ты не можешь опоздать или начать играть на час позже. Оседланная лошадь готова, она ждет, ты должен сесть на нее и выйти на поле. Промедление недопустимо. Если лошадь устанет ждать, она не сможет выложиться на 100 процентов. Для меня лошади, собаки и другие животные все равны – их следует уважать так же, как людей.

Мохаммед Аль Хабтур

Как часто вы играете?

Мохаммед Аль Хабтур: Четыре дня в неделю.

Вы всегда были таким дисциплинированным?

Мохаммед Аль Хабтур: Я научился этому у своего отца. У него в жизни все расписано по минутам. Он приучил меня ценить время, и я ввел это в привычку, которая теперь позволяет мне все успевать.

Сейчас жизнь настолько насыщенна, что многие советуют включать в свой график «ничегонеделание», чтобы разгрузить голову.

Мохаммед Аль Хабтур: У меня есть свое ноу-хау на этот счет. Три раза в неделю я встречаюсь с друзьями у себя дома на Джумейре, в меджлисе, и мы просто смотрим фильмы. Почти не говорим, просто смотрим фильмы или сериалы, и так отдыхаем. Потом даже можем поиграть в Play Station. Это время релаксации. Ну а если есть побольше времени, то я еду путешествовать.

Куда?

Мохаммед Аль ХабтурМохаммед Аль Хабтур: Летом всегда уезжаю три раза – в июне, в июле и в августе, где-то на десять-пятнадцать дней. Я еду в Лондон, на Миконос или Лазурный Берег, в Лос-Анджелес и Лас-Вегас в августе. И так уже почти 20 лет. У меня везде друзья, которые ждут моего приезда в назначенное время. Мы ездим на природу, ходим по музеям, ресторанам, но здесь сказывается и мой профессиональный интерес, ведь у нас 20 ресторанов в Дубае и я должен знать, что происходит в этом бизнесе по всему миру. Я знаю почти всех владельцев заведений в Лондоне, Нью-Йорке, Майами. Смотрю на новинки индустрии, и, если мне они нравятся, реализую их у себя.

Так здесь заведено. Думаете, Дубайский фонтан просто так появился? Нет, подобный фонтан уже был в отеле «Белладжио» в ЛасВегасе. Это идею привезли сюда и создали фонтан еще лучше. Мы ездим по миру и смотрим, а потом делаем лучше. Однако дело не только в том, чтобы построить что-то, надо еще и людей привлечь – будь то молл, каток, фонтан или ресторан. Мы в своих проектах постоянно придумываем что-то, что может привлечь людей.

Вы больше бизнесмен или психолог?

Мохаммед Аль Хабтур: (смеется) Бизнесмен. Хотя я ненавижу называть себя бизнесменом. Мой отец – бизнесмен, а я – главный исполнительный директор Al Habtoor Group. Знаете, у одного корабля не может быть двух капитанов. Но когда вы занимаете такую должность, как у меня, к вам всегда приходит большое количество людей по тем или иным вопросам. Я люблю общаться с людьми, узнавать, где им больше нравится пить кофе, что они думают о том или ином магазине или молле. Мне интересны проблемы и предпочтения обычных людей, именно они дают мне полезную информацию.

Вы кажетесь очень открытым миру. Что позволяет сохранять такое свежее мировосприятие?

Мохаммед Аль Хабтур: Еcли вы изо дня в день находитесь в окружении одних и тех же людей, вы перестанете развиваться, а значит, не будете позитивно настроены. Нужно ездить по миру и знакомиться с новыми людьми, с другими культурами. Я эмиратец, но не хочу общаться только с эмиратцами. По работе мне приходится общаться и с китайцами, и с русскими, африканцами, американцами и англичанами. Если я прихожу в отели в Al Habtoor City, меня тут же кто-нибудь из посетителей останавливает, чтобы поговорить, и я никогда не отказываю.

Ведь я работаю для своих постояльцев, поэтому должен уделять им внимание, слушать и слышать их. Я всегда прошу ассистентов записывать все замечания или претензии. Если я могу как-то исправить ситуацию, сделать проживание человека комфортнее, я тут же делаю. Одному клиенту не понравился стейк в нашем ресторане и мы просто вычеркнули это блюдо из счета. Все – проблема решена. Я предпочитаю делать все сразу, не откладывая на завтра. Не люблю много разглагольствовать. Всю свою жизнь человеку приходится принимать решения. Но от того, что вы будете десять дней его анализировать, оно не станет правильнее или неправильнее. Вы даже не знаете, примете ли вы в итоге именно правильное решение. В отельном бизнесе важна быстрота. Человек живет 2–3 ночи, он хочет провести их с комфортом. И я пытаюсь сделать все, чтобы ему у нас понравилось.

Мохаммед Аль Хабтур

Из всех бизнесов Al Habtoor Group, куда входят отели, автомобили, недвижимость, образование, школа, страхование и другие проекты, какой увлекает вас больше всего?

Мохаммед Аль Хабтур: Больше всего мне нравится заниматься отельным бизнесом. Несмотря на то, что самый крупный наш бизнес это Al Habtoor Motors (потом идут отели, потом недвижимость), для меня гостиничный бизнес все же самый креативный, где всегда можно воплотить в жизнь много идей. Каждый день мы думаем, как сделать наши отели еще лучше, еще интереснее. В Дубае конкуренция очень высока, но она заставляет развиваться.

Объездив весь мир, что еще вы бы хотели реализовать в Дубае?

Мохаммед Аль Хабтур: Я думаю, есть много вещей, которых здесь не хватает. Да, у нас нет долгой, значимой истории, как в других странах. Точнее, история у нас есть, более чем 2000-летней давности, но нет красивых исторических зданий, как в том же Риме. А люди любят историю. Но мы могли бы, например, построить памятник солдатам, погибшим на войне, или памятник шейху Заеду. В других странах стоят бронзовые скульптуры правителей – Черчилля, Рузвельта и других. А здесь туристы даже могут не знать, кто такой шейх Заед – основатель Эмиратов. В Дубае все современное – небоскребы, пляжи, отели, тематические парки. Но люди должны видеть и наше наследие.

Как думаете, почему в Дубае так легко удается все реализовывать?

Мохаммед Аль Хабтур: Так повелось с самого начала – со времен шейха Рашида, отца шейха Мохаммеда. Он построил порт Джебель Али, и кто знал, что со временем он станет крупнейшим портом в мире? Он принял решение и воплотил его в жизнь. Помню, мальчишкой я восхищался построенным им World Trade Center, он казался мне самым огромным зданием в мире – таким высоким, что вот-вот упадет. А сейчас рядом с ним даже нет свободного места. Наша компания построила отели «Бурж Аль Араб», «Аль Каср» и «Джумейра Бич». От идеи до реализации прошло всего 24 месяца. Никаких задержек!

И в чем же секрет?

Мохаммед Аль Хабтур: В наших правителях. В их бесконечной энергии, которую они передают нам. Когда мы смотрим на них, как мы можем не преуспеть? Они постоянно транслируют нам свои ценности, идеи, мотивацию, волю. Если они могут это делать, значит, мы тоже можем. Если наши лидеры не будут показывать нам пример, все станут ленивыми. Мы все едины, все партнеры, они хотят нас видеть такими. Мы всегда можем взять трубку и позвонить им – они доступны. Но наши правители уважают только тех, кто по-настоящему трудится. Если они увидят, что вы сидите и ждете, пока вам принесут все готовое на тарелочке, вас не будут уважать.

Каким вы видите будущее Дубая?

Мохаммед Аль Хабтур: Я думаю, что вы сильно удивитесь, увидев Дубай через два года. Три недели назад было объявлено о начале разработки самого большого в мире газового месторождения в дубайском порту Джебель Али – 8 трлн кубических метров. После EXPO 2020 и празднования 50-летия Эмиратов газ уже будет готов к продаже. Вы же знаете, у Дубая никогда не было нефти, она добывалась только в Абу-Даби и немного в Шардже. Но теперь все изменится. Очень скоро Дубай превратится в город из фантастического фильма, где по воздуху будут летать автомобили. Кстати, именно отсутствие нефти в нашем эмирате не позволяло нам расслабляться. Вся экономика города была построена на банковском и финансовом секторах и туризме. И мы сделали Дубай процветающим. Экономики многих стран напрямую зависят от сырьевых ресурсов, и, убери нефть, экономика рухнет. Но мы смогли построить ее и без нефти. Все деньги, которые мы зарабатывали, тут же вкладывались обратно в город. Да, мы маленькая нация, но наше сердце огромно. Через два года экономика будет в самом расцвете, а еще через десять лет вы вообще не узнаете город. Это то, чего хочет Дубай.

Похожие статьи: