Зона влияния

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  901

Представьте, что вас попросили назвать супермодель. Наверняка вы сразу вспомните Наоми Кэмпбелл, Клаудию Шиффер, Линду Евангелисту или современных наследниц этого звания – Кендалл Дженнер, Джиджи и Беллу Хадид. Но теперь попробуйте объяснить, почему Кэмпбелл и сестры Хадид – это супермодели, а остальные девушки, которые ходят по тем же самым подиумам, – просто модели. В чем дело – в славе, в гонорарах или в чем-то более эфемерном?

Слово «супермодель» вообще часто вызывает споры. Вспомните, как в последние годы многие сомневались, можно ли считать Дженнер и сестер Хадид супермоделями, если они прославились через социальные сети и реалити-шоу («Семейство Кардашьян» в случае Дженнер, «Настоящие домохозяйки Беверли-Хиллс» в случае сестер). Модель и актриса Ребекка Ромейн якобы говорила, что Дженнер и Джиджи – «не настоящие супермодели», а Стефани Сеймур, одна из супермоделей первой волны, заявила, что называет их «актуальной херней».

Глава Vogue Runway Николь Фелпс говорит, что Дженнер и сестры, безусловно, заслужили звание супермоделей. Она считает, что это слово появилось, «когда модели стали получать большие и выгодные контракты на миллионы долларов».

«Я думаю, слово “супермодель” окончательно вошло в наш язык в начале 90-х, когда Линда Евангелиста сказала: “Меньше, чем за 10 тысяч долларов в день, мы с кровати не встанем”, – продолжает Фелпс. – Супермодели – это только те элитные модели, которые получают такие миллионные контракты». В числе супермоделей первой волны Фелпс отмечает Кэмпбелл, Евангелисту, Кристи Тарлингтон и Синди Кроуфорд, а в числе их последовательниц – Кейт Мосс, Жизель Бюндхен, Наталью Водянову, Ирину Шейк и Карли Клосс.

Кейт Мосс

А потом появились Дженнер и сестры Хадид. «Они интересный пример супермоделей – можно сказать, супермодели нового типа: они прославились благодаря телевизионным реалити-шоу», – говорит Фелпс.

Но все же главное для супермодели в 2019 году – это страницы в социальных сетях. Сегодняшние супермодели – это те модели, у которых больше всего подписчиков. Если Кендалл выложит свой снимок из рекламной кампании, его увидят 100 миллионов человек. Естественно, такие модели могут рассчитывать на большие контракты.

Синди Кроуфорд

Супермодель Коко Роша, собравшая огромную толпу подписчиков, когда Дженнер и сестры Хадид еще учились в школе, считает, что именно социальные сети привели к возвращению супермоделей. Но разница между супермоделями доцифровой и цифровой эпох (сама Роша, конечно, относится к последней – у нее 1,3 миллиона подписчиков только в Instagram) заключается в том, что современных моделей не окружает никакая мистическая аура. «Теперь все знают, где мы едим, в какие ходим магазины, с кем встречаемся, – а раньше никто ничего не знал».

Отказавшись от загадочности, современные модели, конечно, выиграли во влиятельности. «Главное – это то, что благодаря социальным сетям у меня и других моделей теперь есть голос», – говорит Роша. Она ведет курсы для начинающих моделей Coco Rocha Model Camp, и студентки «думают, что их там научат позировать и ходить по подиуму». Эти темы, конечно, тоже входят в расписание, но «большая часть уроков посвящена социальным сетям и тому, что они могут нам предложить», – объясняет Роша.

Наталья Водянова

Благодаря социальным сетям даже обычные модели могут создавать свои бренды и строить очень успешную карьеру.

Большинство моделей – даже те, кто участвует в показах для престижных Домов моды, – никогда не достигнут высокого звания супермодели: «Сегодня моделями работают сотни тысяч девушек», – объясняет Фелпс. Но чем бы они ни восхищались – ускользающим изяществом Наоми Кэмпбелл или массовой интернет-популярностью Кендалл Дженнер, – можно не сомневаться: «Конечно, все они мечтают стать супермоделями».

Похожие статьи: