Загадки и возрождение империи Фаберже

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  960

Фаберже – мировой символ высочайшего ювелирного мастерства. Но сама история бренда весьма необычна. Взлеты и падения, подделки и экспертизы, знаменитые коллекционеры и миллионная стоимость изделий. Сегодня компания возрождает былые традиции, чтобы снова занять свое место на ювелирном Олимпе. Узнать о закулисных тайнах Фаберже мы решили у управляющего директора бренда Энтони Линдсэя.

Беседовала Ирина Малкова

Энтони, насколько сложно формировать репутацию великой компании заново?

Ювелирные украшения ФабержеЭнтони: Безусловно, это большой вызов. Фаберже – это уникальный бренд с международным именем и историей. И один из самых коллекционируемых в мире, здесь у нас нет конкурентов. Но, на мой взгляд, весь последний век Фаберже находился в глубоком сне. Под маркой Фаберже что только не выпускалось – и запонки, и галстуки, и духи, пока бренд в 2007 году не приобрела британская компания Gemfields и все это не прекратилось.

Сегодня конкуренция на рынке ювелирных изделий слишком большая, но мы верим, что если будем верны традициям, то сможем вернуть былую славу. Мы видим имя Фаберже как символ, проходящий сквозь века. Фаберже – это цвет, роскошь и элегантность. Мы не хотим затмевать былую славу компании начала XX века, не хотим копировать ювелирные изделия, которые делал Карл Фаберже, мы лишь хотим соответствовать высокому званию Дома и продолжать его историю. Да, мы черпаем вдохновение из прошлого, из наследия бренда, но воплощаем его в современной манере.

Энтони Линдсэй

Когда люди думают о Фаберже, то сразу вспоминают о его наследии, но они, возможно, не знают, что Питер Карл Фаберже намного опережал свое время, был новатором, пионером своего времени. В период с 1885 по 1917 год компания создала 120 000 ювелирных изделий – это невероятное количество! А ведь тогда не было ни электронной почты, ни телефонов, ни WhatsApp-групп, и все равно слава о Фаберже распространялась по миру – все изделия раскупались. И все благодаря дизайну, мастерству и инновационному подходу. Многие ювелиры даже сегодня, глядя на его творения, не могут их повторить.

Насколько я знаю, пасхальные императорские яйца Фаберже до сих пор продают на аукционах по 20 млн долларов.

Энтони: Я бы сказал, что 20 млн долларов – это почти стартовая цена.

А вы знаете, где сейчас находятся все императорские изделия?

Энтони: Карл Фаберже создал 50 яиц для императорского двора России, из которых на сегодняшний день известно только 43. Где находятся семь остальных – никто не знает. И многие из них не видели уже более 100 лет.

Как думаете, где они могут быть?

Ювелирные украшения ФабержеЭнтони: Насколько я знаю, когда семья Романовых была расстреляна, украшения были украдены и словно растворились. До недавнего времени были известны только 42 яйца. Как было обнаружено 43-е? Это случилось, когда один ювелирный скупщик со Среднего Запада США приобрел на гараж-сэйле маленькое золотое яйцо за 12 000 долларов. Он купил его, чтобы перепродать и выручить пару тысяч, будучи уверенным в том, что оно не настоящее. В это яйцо были встроены небольшие часы Vacheron Constantin, благодаря чему и было выяснено, что это 43-е императорское яйцо Фаберже. Впоследствии тот человек продал его уже за 33 миллиона долларов.

Невероятное везение!

Энтони: Есть еще одна интересная история. В 2007 году яйцо Фаберже было продано на аукционе Christie’s в Лондоне за 18,5 миллионов долларов. Покупателем выступил русский коллекционер Александр Иванов, директор Русского национального музея и Музея Фаберже в Германии. После аукциона он сказал, что это самое прекрасное произведение искусства, когда-либо созданное Фаберже, и оно отправится в частный музей и никогда не будет продано. Сразу после этого яйцо было помещено в Музей Фаберже в Баден-Бадене, где оно находилось три года. Но однажды в двери музея постучали из таможенной службы Соединенного Королевства, чтобы конфисковать яйцо, по той причине, что владельцем был получен возврат НДС, но яйцо так и не покинуло пределы ЕС. Однако представители музея сказали, что яйца в музее нет, так как накануне вечером его вывезли в Россию. Спустя 24 часа Владимир Путин вручил его Эрмитажу в Санкт-Петербурге по случаю 250-летию музея.

Никто из русских инвесторов не хотел купить бренд?

Энтони: В настоящее время компания никому не продается, хотя к нам обращались многие. Хочется верить, что-то, что мы делаем сегодня, будет востребовано и в будущем. Я очень надеюсь получить кредит доверия русских клиентов и надеюсь, что Фаберже будет по-прежнему иметь успех не только как международный бренд, но и как исконно русский бренд с давними традициями. Хотелось бы, чтобы нашу нынешнюю деятельность люди потом оценивали как ренессанс дела Фаберже.

Ювелирные украшения Фаберже подвескаКто сейчас является вашим креативным директором?

Энтони: В большинстве случаев дизайн наших изделий мы создаем сами – у нас есть команда дизайнеров. Кроме того, мы восстановили связи с потомками семьи Фаберже, которые были потеряны почти с 1922 года, когда семья утратила право на имя бренда. Произошло следующее – во время революции многие мастера мануфактуры Фаберже ушли на войну, а фабрику конфисковали большевики. Многие архивы и зарисовки эскизов были уничтожены, многие изделия потеряны, сам Карл Фаберже был вынужден покинуть Россию и переехать в Швейцарию, где он скончался через несколько лет. Двое его сыновей продолжили дело и открыли два магазина в Париже. Где-то в это же время один предприниматель из Америки купил имя Фаберже. Сыновья подали на него суд, но проиграли.

Далее имя бренда переходило из одних рук в другие, пока в 1989 году Faberge за 1,5 миллиарда долларов не приобрела компания Unilever. Она стала выпускать под этим брендом не только украшения, но и разные аксессуары, типа запонок, галстуков и парфюмов. В 2007 году бренд был куплен компанией Gemfields, и сегодня он полностью принадлежит ей.

Gemfields – крупнейшая горнодобывающая компания. Это значит, что вам теперь не нужно закупать камни где-то еще?

Энтони: Абсолютно верно. Почти все камни добываются напрямую из наших шахт, и это одни из самых лучших камней в природе. На долю Gemfields приходится 30% мировой добычи изумрудов и 40% добычи рубинов. Самое главное, Gemfields соблюдает этику устойчивого развития, а это значит, что путь каждого камня можно проследить напрямую – от шахты до прилавка. Мы всегда можем сказать, в каком регионе и в какой шахте добыт тот или иной камень.

Какие изделия выпускает бренд сегодня?

Энтони: Часы, ювелирные украшения и изделия высокого ювелирного искусства. Мы продолжаем использовать образ яйца в своем дизайне, и, конечно, это наш главный символ. Яйцо может быть интерпретировано во многих вариантах – как символ жизни, процветания, богатства, иметь религиозный и духовный смысл, к тому же это уникальная ДНК бренда. Каждый год мы также выпускаем лимитированные серии аналогов императорских пасхальных яиц, и каждый раз эти изделия распродаются еще до того, как мы выставляем их на прилавки.

Мы приглашаем наших клиентов на частное закрытое мероприятие, расспрашиваем, что они хотели бы видеть в новом изделии, и так, общими усилиями, создается набросок. В своих изделиях мы до сих пор применяем технику эмалигильоше – это то, благодаря чему и известно имя Фаберже. Редкостное, очень кропотливое мастерство гильошированной эмали почти умирает, но мы стараемся возродить его славу.

Ювелирные украшения Фаберже

А сколько стоят ваши подвески?

Энтони: Около 4000 долларов, это не очень дорого и хорошо подходит для подарков. Есть подвески с какими-то зверьками внутри, или с сердечками, или даже с соколом – специально для региона Ближнего Востока.

Как вы поддерживаете связь с членами семьи Фаберже?

Энтони: Когда Gemfields приобрела бренд, мы сразу создали Совет наследия Фаберже, куда вошли правнучки Карла Фаберже Татьяна и Сара. Татьяна живет в Швейцарии, а Сара – в Лондоне. Они были рады вновь объединиться и очень помогли нам со многими семейными архивами, поисками эскизов и дизайном изделий. Сестры принимают самое активное участие в возрождении бренда, поэтому моя уверенность в ярком будущем компании как символа высокого ювелирного мастерства сильно укрепилась. На сегодняшний день брендов с таким огромным потенциалом развития очень мало. У Фаберже слишком большая значимость в мире, и это заставляет думать, что бренд не умрет никогда.

Похожие статьи: