Андроид Джонс. Микродоза нирваны

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  69

Андроид Джонс – один из самых востребованных цифровых художников, покоряющий картинами из древних мифологических миров. Сегодня он путешествует по миру, вдохновляя своим творчеством тысячи людей, проводя семинары и обучая приемам цифровой живописи. Российским зрителям он стал известным благодаря масштабным инсталляциям на фестивале BURNING MAN, а также созданию иммерсивной выставки SAMSKARA (проходит в Москве, Киеве и Лос-Анджелесе). Мы побеседовали с ним об истоках его работ и о том, какое воздействие оказывает на человека виртуальная реальность.

Беседовала Ирина Малкова

Андроид ДжонсАндроид, давайте сначала поговорим о том, над чем вы трудитесь сегодня.

Андроид: Уже около десяти лет я работаю на себя, как независимый художник. Пишу картины, продаю их, устраиваю выставки и инсталляции. Кроме того, я занимаюсь производством больших визуальных представлений (световых шоу), как, например, динамические проекции на Empire State Building в Нью-Йорке. Время от времени работаю и с частными клиентами, или сотрудничаю с музыкантами и создаю обложки альбомов, к примеру, таких групп как Papa Roach и Bluetech. Но последние три года почти все свое свободное время я трачу на создание миров виртуальной реальности, а также необходимого для этого программного обеспечения. Я открыл компанию Vision Agency, где мы создали Microdose VR – креативную платформу, которая сочетает музыку, движение и цифровое искусство. Эти игровые модули иногда стоят на разных фестивалях, таких как Coachella, или на нашей выставке Samskara в Москве, Киеве и Лос-Анджелесе.

Вы же начинали работать в компании Джорджа Лукаса, верно?

Андроид: Какое-то время я работал в компании Лукаса Industrial Light & Magic, которая занималась выпуском «Звездных войн». А вообще я начинал с традиционной академической живописи – у меня классическое образование. В дальнейшем работал и как street-art художник.

Андроид Джонс

А что вы думаете об Эмиратах, ведь вы представляли свои проекты и здесь?

Андроид: Эмираты, безусловно, восхищают своей футуристичностью – именно так может выглядеть наше будущее. Я часто думаю, что если человечество когда-нибудь колонизирует пустынные земли на другой планете, то это будет выглядеть как Дубай или Абу-Даби.

Последний раз, когда я был в ОАЭ, в Абу-Даби, меня пригласили поучаствовать в создании светового лазерного шоу для свадебной церемонии одной из принцесс – дочерей правителя эмирата. Точнее, не для самой свадебной церемонии, а для мероприятия, которое обычно проводится после свадьбы, – явление невесты уже в качестве замужней женщины. Насколько я смог понять, эта церемония имеет глубокие корни в традициях страны. Мы создали голографическую проекцию – невеста шла, а за ней следовали 300 голографических бабочек.

Сама подготовка к этому лазерному шоу тоже была особенной. Мы прилетели в Абу-Даби, все сделали, настроили все процессы, но нам, как мужчинам, и тем более западным мужчинам, не разрешили присутствовать на самой церемонии. Мы не имели права это созерцать. Многие ребята, которые должны были технически управлять процессом, просили сделать это своих подруг. Мы все сидели за толстыми шторами и так и не увидели, как прошло шоу. Но, если честно, я с большим почтением к этому отнесся, именно к самой традиции. Такие вещи вызывают уважение именно из-за того, что люди остаются верны своим верованиям.

Ваша иммерсивная выставка Samskara оставляет очень сильное впечатление благодаря своей красочности и интенсивности переживаний. Что вас мотивировало на ее создание?

Андроид: Samskara переводится как впечатление, отпечаток, который надолго остается в сознании. В свое время большое впечатление на меня произвела Индия – я был очарован системой их верований и терпимостью ко всем видам религий. Как художника меня тянуло к их яркой мифологии, которая давала множество творческих идей. Богатый пантеон богов, героев и историй с разными сюжетами не могли не очаровывать. Когда я впервые отправился в Индию на фестиваль Кумбха Мела в 2012 году, я вместе с тысячами других паломников пришел на берег Ганга, общался со многими мудрецами, задавал много вопросов и получил много ответов. Тогда я осознал весь тот глубочайший символизм, который лежал в ведических образах, например таких, как Брахма, Вишну и Шива, которые с научной точки зрения могли олицетворять протон, нейтрон и электрон.

Как художник ты всегда хочешь передать истину в форме образов. Углубление в тайны древних писаний Индии помогло мне лучше понять, как устроена наша реальность, и передать ее в своих картинах. Читая манускрипты, написанные 7000 назад, я прекрасно понимал, о чем они говорят, – словно эти строчки были адресованы мне лично и каждому современному человеку.

Потом я вернулся в Штаты и стал рисовать то, что чувствовал. Так рождались те образы и сюжеты, которые вы видите в моих картинах. Спустя несколько лет ко мне обратился один человек, назвавшийся Свами (на самом деле его звали Джордж). Он сказал, что увидел мои работы и хочет предложить сделать цифровую инсталляцию внутри купола: оживить картины путем анимированного движения. Свами пригласил меня в свою студию в Таиланде, и мы начали работать, что в конечном итоге привело к созданию выставки Samskara. Так, оживив старинные легенды и мифы, мы смогли передать смысл их послания новому поколению. Представляя эти картины в современном прочтении, мы напрямую обращались к нынешнему зрителю. Ведь эти истории вневременны. Культуры и вкусы меняются, но правда остается.

Но что вы хотели донести до зрителей?

Андроид: Наша задача – показать, а осознавать смыслы и делать выводы должен сам зритель. Я не думаю, что тот, кто посетит выставку Samskara, получит какие-то определенные ответы. Но мы с моей командой вложили в этот проект так много сил и энергии, что, если он заронит семя любопытства и человек захочет что-то прочитать, изучить или другим способом углубиться в предмет, это может в дальнейшем дать ему ответы на многие вопросы. Потому что без этого он никогда не сможет понять какие-то вещи.

Как художник видите ли вы будущее искусства как слитое с виртуальной реальностью?

Андроид ДжонсАндроид: Нам всем нужно признать, что виртуальная реальность станет неизбежным компонентом будущего. Но когда я задаюсь вопросом, что ждет нас впереди, то смотрю назад и пытаюсь понять, где мы были в прошлом. На протяжении всей нашей истории технологии и изобретения сильно влияли на искусство, и то, что происходит в наше время, вполне закономерно. Искусство просто не может игнорировать технологический прогресс – они связаны с друг другом напрямую. В качестве примера фрактальной взаимосвязи искусства и технологий можно использовать спираль Фибоначчи. До того как я занялся цифровым артом, я изучал традиционную академическую живопись. И в своих работах я инстинктивно беру рисунки в классической технике, накладываю на них виртуальный формат и те возможности, которые дают новые технологии. Виртуальная среда – это просто посредник, новый носитель искусства.

История показывает, что, как только появлялся новый носитель, он надолго становился платформой для художников и направлял их творческие импульсы. Конечно, не все искусство перейдет в виртуальную среду, но из-за огромных возможностей для визуального воплощения идей она надолго завладеет креативной индустрией.

Я вижу, как меняются вкусы и предпочтения публики, и что искусство из чисто визуальной плоскости перемещается в плоскость опыта, чувств, ощущений. Это переход на более многомерный уровень восприятия картины. Туда же направлены и технологии дополненной реальности, и голографические проекции, инновационные видеокарты, гигантская скорость вычислительных процессоров, способных обеспечить четкую картину на экране.

Важно еще понимать, что любая живопись на протяжении всей истории отражала нас самих, как в зеркале. Искусство всегда позволяло нам глубже увидеть себя и скрытую в нас правду, которую сами про себя мы могли не знать. А сегодня благодаря технологиям мы можем, словно в еще более четком разрешении, разглядеть то, что нами движет.

Как именно, по-вашему, искусство будет отражать мир?

Андроид: Все то, что технологии смогут дать художнику для выражения идей, будет востребовано. Я думаю, что в будущем в музеях не только будут выставлены полотна художников, но и с помощью VR и AR будет показан сам процесс зарождения идеи и ее дальнейшее воплощение. Технически это станет возможным. Зритель увидит все этапы – от первого образца в мыслях художника до готового произведения – и сможет сам пережить опыт создания. Стать творцом, побывав в его мире.

Многие, в частности и Илон Маск, высказывают предположение о том, что мы живем внутри некой тщательно продуманной виртуальной реальности.

Андроид: У меня есть свое мнение на этот счет. Если углубиться в древние писания, то там действительно можно прочитать, что мы живем внутри «сна бога», и это вполне можно интерпретировать как виртуальную реальность. Но эта реальность настолько правдоподобна, что мы не в состоянии ее отличить, поэтому какая нам разница? Есть и другая теория – будто мы живем в колоссально реалистичной симуляции какой-то очень высокоразвитой цивилизации. Все эти предположения возникают сегодня из-за того, что мы наблюдаем колоссальный скачок в технологиях, в графическом изображении видеоигр и VR, видим, как реалистично выглядит графика и виртуальные миры. Но я не согласен с идеей, что мы когда-либо сможем создать реальность с такой же продуманностью деталей, как наша жизнь вокруг. Так как я уже три года вплотную занимаюсь созданием виртуальных миров с помощью самых передовых технологий, то могу сказать, что попытка симуляции вызывает у меня все большее уважение и неописуемый восторг по отношению к той реальности, в которой мы живем, к ее продуманности, слаженности и упорядоченности. Наша физическая реальность, созданная из атомов и молекул, – это поистине чудо за гранью понимания. Никто даже близко не может воссоздать ничего подобного. Простое прорастание в земле маленького семени, которое затем превращается в огромное дерево, – это совершенно непостижимая тайна. Сама программа эволюции в миллионы раз сложнее, чем то, что могут создать все самые продвинутые компьютеры на земле.

Поэтому я не особо разделяю страха перед угрозой внедрения искусственного интеллекта, который якобы уничтожит человечество, так как мы, люди, сами можем оказаться искусственным интеллектом, созданным кем-то другим.

Андроид Джонс

А как вы видите свою роль в этой реальности? Вы думали об этом?

Андроид: Я не в состоянии понять мотивы высшего разума, могу только улавливать некоторые его образы, метафоры и воспроизводить в своих картинах. Отношения фрактальны, просто наше сознание – более маленький фрактал, отражающий его сознание. В самом акте творения я чувствую себя ближе к создателю, чем в любой другой момент времени. Да и вообще: любой творческий порыв, возникающий в сознании человека, – это способ оправдать свое существование, и это побуждает к исследованию возможностей сознания.

Но у всех нас есть и другая, повседневная сторона жизни. Я езжу про миру со своими выставками, рисую картины, выступаю в качестве художника и пытаюсь реализовать себя. Я вижу свою роль только в том, чтобы наиболее полно реализовать данный мне потенциал.

За свою жизнь я много путешествовал по миру. Я многое увидел и очень благодарен судьбе за этот опыт, так как, куда бы я ни приезжал, везде встречал прекрасных людей. И я убежден, что мир прекрасен. У меня есть семья, двое маленьких детей, мы живем на ферме в Колорадо – и это все, что мне сейчас нужно. Иначе говоря, я вполне доволен той развертываемой симуляцией, в которой оказался в данный момент моей жизни.

Похожие статьи: