Покрас Лампас. В будущее возьмут не всех
Поделиться:


Просмотров:  895

Ему только 27, а он уже «покрасил» квадратный колизей в Риме, коллекцию Dries Van Noten, стадион ФК «Локомотив» в Москве, а в Дубае его работы украсили Opera Gallery в DIFC.

Текст: Анна Иванова

Покраса Лампаса называют «апостолом новой визуальной культуры» и «русским Бэнкси». А в Арабских Эмиратах самого модного каллиграфа мира уже несколько лет встречают как родного: он участник биеннале в Шардже, устраивал соло-выставку и покрывал каллиграфическими узорами Lamborghini за несколько сотен тысяч долларов.

Покрас ЛампасПо паспорту «Покрас»

Если вы обратитесь к Википедии, она уточнит: «Имя при рождении – Арсений Пыженков». «Покрас Лампас» – так когда-то он подписывался под рисунками на бетонных заборах, и несколько месяцев назад это имя обосновалось в документах на законных основаниях. Покрас – от выражения «пойти покрасить», популярного у уличных художников, а Лампас – просто забавная рифма. «Мне пришлось менять все, начиная со свидетельства о рождении, поскольку я отказывался даже от отчества, чтобы звучало лаконичнее, — объясняет Покрас. – Конечно, некоторые до сих пор используют мое старое имя. Например, недавно проходил public talk в Манеже, и ректор Академии художеств обращался ко мне Денис Бычковский, @denbych мне «Арсений Сергеевич».

В данном случае правило стрит-арта сработало наоборот: обычно уличные художники стараются выбрать псевдонимы, никак с настоящими ФИО не пересекающиеся. Так проблем с законом меньше: убегать от полиции, разрисовывая по ночам заборы вдоль железных путей, – вполне обыденный опыт для любого уличного художника. Так случалось и с Покрасом лет 10 назад. Даже ловили пару раз – но обходилось замечаниями. А сегодня за рисунки на заборах ему готовы платить миллионы.

«Хочешь что-то сделать – не спрашивай»

Покрас ЛампасПокрас – самоучка. Взял в руки баллончик, когда ему было 13, а в 16 сделал первое «осмысленное» граффити: разрисовал гараж возле школы в родном городе Королеве. Хозяин, по всей видимости, оказался не в восторге, потому что спустя полгода художества закрасили. «Лет 10 назад, когда я начинал, действовало такое правило: хочешь что-нибудь сделать – не спрашивай. Каждый сам устанавливает границы. При этом есть общий регламент: нельзя трогать памятники архитектуры, не приветствуется писать по мрамору, вандализировать то, что имеет культурную и историческую ценность», – рассказывает Покрас.

С этим негласным «кодексом чести» стрит-арта его познакомили в комьюнити уличных художников, куда он довольно скоро и органично влился. «Коллеги» рассказывали о базовых ценностях, давали советы. Параллельно Покрас много читал о стрит-арте – искал информацию в российских и англоязычных источниках, каждый день набивал руку в скетч-буках, начал участвовать в фестивалях. Но краски оставались в разряде хобби. Год он проучился в колледже на экономиста, но вскоре понял, что это – «не его». «Реклама» пошла лучше – сегодня он дипломированный специалист, а знания помогают в развитии личного бренда.

Когда проснулся знаменитым

Припомнить проект, после которого его «заметили», сейчас Покрасу уже сложно. «Это как снежный ком. Ты участвуешь в различных фестивалях стрит-арта, знакомишься с художниками, завоевываешь авторитет и признание, тебя начинают воспринимать всерьез», – рассказывает он. В 2013 году на фестивале «Стенограффия» художник одел угрюмую арку в Екатеринбурге в покрывало из тысяч тегов цвета Tiffany: в надписях совершенно все поверхности – пол и потолок, все трубы и кондиционеры. Преображенная арка моментально ворвалась в международные топ-листы арт-объектов, попала в онлайн-музей уличных граффити от Google и установила своеобразный рекорд: за пять лет там не появилось ни одной «лишней» надписи, а сознательные горожане даже срывали с арки редкие объявления, защищая современное искусство. Впрочем, кто такой Покрас Лампас, тогда еще толком никто не знал.

От заборов до Книги рекордов Гиннеса

Покрас Лампас

В 2015-м Покрас замахнулся на «самую большую каллиграфию в России» и разрисовал крышу здания на «Красном Октябре». На арт-рекорд ушло два дня, 730 литров краски, а по длине каллиграфия сопоставима с высотой 22-этажного дома.

Потом была самая «большая каллиграфия Италии»: на крыше Colosseo Quadrato («Дворца итальянской цивилизации») – монументального памятника архитектуры и по совместительству штаб-квартиры модного Дома Fendi. Также с использованием каллиграфии создавался проект для F is For Fendi – онлайн-платформы, поддерживающей творчество миллениалов, – который был представлен в рамках Недели мужской моды.

Билет в мир высокой моды

Дружба с миром моды у молодого художника давняя и крепкая, а приглашения на модные показы появляются в почте регулярно. И, сам будучи стилягой, еще до Fendi Покрас успел поработать с Nike и Reebok, расписал лимитированную коллекцию футболок Adidas к чемпионату мира по футболу, а с Dries Van Noten создавал принты для мужской коллекции сезона «Весна-лето 2017».

«Я тогда был приглашен на показ в Париже, лично с Дрисом еще не был знаком, да и в Париже никого не знал, – вспоминает он. – Еще был в Милане от Fendi. Мне давали одежду из новой коллекции, в которой я ходил по городу. На примерках пересекался с многими людьми, но понятия не имел, кто это. А потом встречал их на званых ужинах – оказывалось, это какие-то знаменитости». Так, Покрас «не узнал» американского рэпера Лил Пипа и фотомодель Винни Харлоу. В Париже познакомился с Вирджилом Абло, основателем Off-White (ныне креативным директором мужской линии Louis Vuitton): «Мне говорят: сделай с ним фото! Но я как-то поскромничал, а мог бы пообщаться».

Автомойка Тимати и другие проекты, у которых «нет шанса»

Покрас Лампас Opera Gallery в DIFC

Несколько месяцев назад новостную повестку взорвал скандал между Покрасом и Тимати. Покрас отказался расписывать московскую автомойку от Black Star, поскольку «не видел каллиграфию в таком контексте уместной». Но лейбл решил все же использовать эскизы художника (без его разрешения), после чего последовали обвинения в плагиате.

«Предложения, от которых я отказываюсь, поступают каждый день, – признается Покрас. – Многие воспринимают художников как ремесленников, и приходят к ним, чтобы реализовать свою идею чужими руками. Я это не принимаю и считаю, что к художнику нужно приходить как к человеку со своей философией и раскрывать идею вместе – только тогда делается какой-то вклад в культуру». Практически нет шансов у большинства проектов, связанных с декоративной росписью: рестораны, бары, кафе или частные дома. Художник почти всегда отказывается от разработки дизайна (принты для одежды, логотипы и пр.). «Клиенты, которые мне кажутся интересными в работе, принадлежат к миру высокой моды и брендов с длинной историей», – рассказывает он.

Раскрашенная Lamborghini и соло-выставка в Дубае

В арабском мире каллиграфия – на особо почетном месте. Это часть культуры. Поэтому приглашение на фестиваль каллиграфии в Шардже стало, по признанию самого Покраса, одним из знаковых моментов в его творчестве. После этого завязалось сотрудничество с Opera Gallery – теперь это эксклюзивный продавец его работ, которые можно приобрести в филиалах от Нью-Йорка до Сингапура. Пару лет назад в Дубае проходила соло-выставка Покраса, а перед входом в галерею в DIFC красовалась расписанная им Lamborghini. Экспозиция тогда включала два с половиной десятка работ, продано было 99%.

«Минимум раз в неделю, а иногда и чаще, к нам обращаются за полотнами Покраса, – рассказывает Хакам Ади, арт-консультант Opera Gallery Dubai. – Арабам очень нравится его техника. Когда мы рассказываем, что это не местный каллиграф, а художник из России, им становится еще любопытнее. Почти все, глядя на его работы, уверены: это арабский язык. Они стараются прочитать, что написано, найти арабские буквы. Мы объясняем: нет, это не арабский, и даже не английский, это русский!».

Каждый год в ОАЭ продается около 20 его холстов, спрос на которые (а вместе с ним и цена) постоянно растет. Работы Покраса есть в коллекциях местных представителей власти, а в Абу-Даби художник расписывал стену яхт-клуба. За три года, рассказывают в галерее, Покрас «подорожал» почти на треть. Для примера: работа, которая сегодня выставлена в Opera Gallery – диптих от Покраса Лампаса, – стоит 70 тысяч дирхамов.

Каллиграфия будущего: объединяя культуры

Покрас Лампас«В какой-то момент я понял, что мне важно не просто передавать знания, которые были сформулированы до меня, изменяя немного форму, но также подумать о том, что будет происходить с каллиграфией в будущем, – рассказывает Покрас. – Я стал очень много путешествовать по миру, изучать, как культуры пересекаются друг с другом. Что-то приходит из древних цивилизаций, что-то – из современного дизайна и футуристических решений в графике.

Это такой микс мыслей, эмоций и знаний, которые превращаются в новые формы. Я все это собираю в букву и показываю, как на основе русского алфавита можно создать абсолютно иную форму букв, вложив в них новые смыслы».

Смешение получается настолько сильным, что появляются новые образы: «Я создаю настроение, и через него пытаюсь визуализировать поток мыслей, обратив их в какие-то цитаты. Часто это мысли о будущем и о нашем влиянии на него». Недавним вдохновением для художника стала выставка Ильи и Эмилии Кабаковых в Третьяковской галерее. Покрас «вшил» в каллиграфическую вязь слова из названия экспозиции: «В будущее возьмут не всех».

Размышляя об этом и вглядываясь в работы Покраса, кажется, что смог на секунду уловить его: кириллица «спелась» с арабской вязью, местами в мультикультурную картинку вмешались японские иероглифы, где-то мелькнула готика. Вот так оно и выглядит, будущее: танец завитков и линий, в котором художник подружил между собой все культуры.

ТОЛЬКО ФАКТЫ

Покрас Лампас

1. Самое быстрое граффити: «3 минуты, роспись одежды на модели на модном показе».

2. Самое долгое граффити: «Две недели. Пространство перед стадионом ФК «Локомотив», площадь рисунка — более 11 тыс. квадратных метров (проект стал «самой большой каллиграфией в мире», а президент ФК «Локомотив» назвал художника «главным трансфером года в искусстве» – Примеч. ред.).

3. Цена картины от Покраса Лампаса: 70 000 AED (US$ 19 000).

Похожие статьи: