Спасибо, Карл!
Поделиться:


Просмотров:  50

Уход Карла Лагерфельда – не просто большая потеря в мире моды: это в буквальном смысле смена эпохи. На плечах его преемницы Виржини Виар – огромная ответственность. На руках модных критиков – лишь малая толика информации о ней. В сердцах поклонников кутюрье и французского дома – горечь утраты, надежда и интерес. Последний имеет уши и пушистый хвост.

Текст: Марина Моторная

Карл Лагерфельд

19 февраля 2019 года. Разгар Недель моды – после Нью-Йорка и Лондона байеры, редакторы глянца и истинные fashionistas слетаются в Милан. Предвкушение шоу и тусовок – итальянская столица всегда славилась яркостью показов и атмосферой веселья. И вдруг, как гром среди ясного неба, новость из Парижа – в возрасте 85 лет скончался Карл Лагерфельд. Шок. Миллионы публикаций в СМИ. Посты-соболезнования и воспоминания модных мира сего в Instagram.

Казалось, Карл вечен и всемогущ – он пришел в Chanel в 1983 году, а в Fendi и того раньше – в 1965-м. Все это время он был креативным директором этих Домов, параллельно работая и над своей маркой Karl Lagerfeld с 1984 года. Фотограф, иллюстратор, режиссер, издатель – эти роли тоже стоит вписать в его жизненный очерк. Вопрос, кто же заменит Лагерфельда на посту креативного директора Chanel, возник сразу же. Обошлось без интриг и букмекерских ставок: руководство объявило о назначении Виржини Виар, до этого занимавшей должность студийного директора французского Дома. «Чтобы наследие Габриэль Шанель и Карла Лагерфельда могло жить», – сказано в официальном заявлении.

Темноволосая француженка более 30 лет была правой рукой Кайзера моды и его верной подругой. Именно с ней он выходил на поклон после шоу последние несколько сезонов. В январе 2019-го, в финале показа Chanel haute couture, дама явилась гостям одна – Лагерфельд уже тогда чувствовал себя неважно.

Что еще известно о Виржини Виар? Во французский Дом она пришла в 1987 году в качестве стажера в отдел вышивки. До этого занималась костюмами для фильмов. С Лагерфельдом она сработалсь сразу и на десятилетия. И даже в сравнительно краткий период работы дизайнера в Chloé (1992–1997 годы) была рядом с ним.

Карл Лагерфельд

Интервью Виржини давала нечасто. Хоть объем ее работы, несомненно, был значительным, она все-таки находилась в тени мастера. В беседе с The Telegraph поясняла: «Вместе с ателье и Домами Métiers d’Art я воплощаю в жизнь коллекции, созданные по эскизам Карла. Координирую команды, работаю с поставщиками и выбираю ткани. Затем, конечно, делаю примерку с Карлом… Пытаюсь ему угодить, но также я люблю его удивлять». Была у Лагерфельда еще одна верная дама – его кошка Шупетт. Дальнейшая судьба животного тоже активно обсуждается. Еще бы – его любимица, похоже, самая разбалованная и богатая кошка в мире. Она имеет личного телохранителя, врача и двух горничных (круглосуточно). Ест исключительно из серебряных блюд Goyard и «продает» бьюти-линейки с собственным именем на миллионы долларов.

Как-то Карл даже сказал, что, будь это возможным, он бы женился на пушистом голубоглазом создании. «На нее приятно смотреть, и она уравновешенна. Но главное ее достоинство – она не разговаривает», – поделился, видимо, уставший от людей кутюрье.

Наследие Карла Лагерфельда оценивают почти в 200 миллионов долларов. И, определенно, несколько из них достанется Шупетт. Об этом дизайнер говорил не единожды, отметив, что паспорт у него не французский, а немецкий, так как по законам Пятой республики вписывать животных в завещание запрещено. Возможен и иной вариант: деньги получат те, кто возьмет ее жить к себе. «Если со мной что-нибудь случится, человек, позаботившийся о Шупетт, не будет бедствовать», – обещал Карл.

Похожие статьи: