Блогер в законе
Поделиться:


Просмотров:  450

Сегодня блогеры-инфлюэнсеры стали полноценными участниками коммерческих отношений, и в эти отношения успели вмешаться законодатели: уже больше полугода блогеры в ОАЭ обязаны получать лицензию. Разбираемся, как это работает.

Текст: Анна Иванова Иллюстрации: Sara Japanwalla @sarajaps, специально для «Русских Эмиратов»

Маленький пример, чего сегодня может стоить слово инфлюэнсера. Год назад Кайли Дженнер разместила в своем Твиттере запись: «Кто-то еще перестал заходить в Snapchat, или только я? Это так грустно». Маленький твит, пара коротких предложений – и через день компания Snapchat дешевеет на полтора миллиарда долларов. «Совпадение? Не думаем!» – решили аналитики. «Кайли Дженнер обрушила акции Snapchat!» – пестрили заголовки СМИ. Справедливости ради стоит отметить, что дело было не только в посте Дженнер. Экономисты позже объясняли, что в тот момент сошлись несколько факторов. Тем не менее армия подписчиков из 25 миллионов – мощнейший козырь в современном бизнесе.

В Эмиратах концентрация инфлюэнсеров на душу населения настолько зашкаливающая, что они даже успели обзавестись собственным профессиональным саммитом. Arab Social Media Influencers Summit проходил в декабре 2018 года уже в третий раз, а размаху мероприятия и статусу гостей могли позавидовать многие бизнес-отрасли.

Участников принимал лично шейх Мохаммед бин Рашид Аль Мактум, а среди звездных гостей были Худа Каттан, основательница Huda Beauty и королева косметики арабского мира, а также настоящая королева из Иордании Рания Аль-Абдулла. Последняя, к слову, активный пользователь Instagram с пятью миллионами подписчиков, была признана «Персоной года» и со сцены призывала блогеров использовать свою популярность во благо, делясь действительно важным контентом, даже если это может стоить лишних лайков. Ваши бы слова, королева, да всем Instagram-любителям в уши!

Продавать свою популярность легально блогеров ОАЭ призвали в марте прошлого года – именно тогда вышли новые правила лицензирования для тех, кто получает доход от рекламы через свои социальные аккаунты. Блогерам дали срок до лета, потом обещали ввести штраф – пять тысяч дирхамов. Говоря о новых законах в начале июня, представитель Национального Совета по СМИ ОАЭ д-р Рашид Аль-Нуайми упомянул распоряжение, которое было разослано во все государственные учреждения и частные компании. Оно призывало организации сотрудничать исключительно с теми блогерами, кто получил лицензию. К тому моменту (спустя неделю после вступления нового закона в силу) таких лицензий было выпущено 600 – не только для частных лиц, но и для компаний, представляющих интересы блогеров.

Вести свой бизнес на просторах Интернета «агентам влияния» предложили тремя законными способами. Первый – получить «индивидуальную лицензию». За нее нужно заплатить 15 тысяч дирхамов, и действует она в течение года. Причем помимо нее для рекламы товаров потребуется отдельная «торговая лицензия» (цена такая же – то есть плюс еще 15 тысяч).

Второй вариант – «партнерская лицензия»: для нескольких друзей или членов семьи, те же 15 тысяч дирхамов. И третий вариант – работать через официальные агентства, которые имеют соответствующее разрешение и сертификацию Национального Совета по СМИ. Обойдется это дешевле, но накладывает определенные ограничения, вроде того, что сотрудничать нужно будет с компаниями, с которыми работает агентство. И, разумеется, придется платить агентству комиссию — в районе 20–35%, в зависимости от того, сколько у вас фолловеров и т.д.

Чиновники ОАЭ всячески подчеркивают, что новые правила никоим образом не хотят ограничить креатив и творческую свободу пользователей: «Целью нормативно-правовых актов является повышение конкурентоспособности, надежности и поддержка предоставления сбалансированного, ответственного и беспристрастного медийного контента, уважительного по отношению к частной жизни и защищающего общество от негативного влияния», – объяснял д-р Рашид Аль-Нуайми.

Некоторые выдвигают контраргумент, что быть «законным» блогером в Дубае становится попросту дорого: ведь не для каждого это является основным занятием, зачастую это хобби. Может, человек и постит чаще, чем ест, но не факт, что эти посты приносят ему действительно достойный заработок. Во многих случаях это может быть бартер: сходил в кафе – написал хвалебный отзыв, пожил в отеле – поделись впечатлениями публично. Получила платье для похода на светское событие — будь добра сделать соответствующий тэг в Инстаграме (а в некоторых случаях и платье-то предоставляется с возвратом). Вроде и реклама, но откуда при таких раскладах нагрести те самые 15 тысяч?

Полина Таджи (@bon_polly), стюардесса крупной авиакомпании, второй год активно развивает свой Instagramаккаунт. Сегодня за ее историями о жизни в Дубае следят 30 тысяч подписчиков. Встретиться на интервью она как разтаки приглашает в кафе, которое должна прорекламировать. Условия таковы: ее (и ее гостя) щедро угощают («all you can eat»), а она в ответ размещает у себя пост с отзывом (разумеется, хвалебным).

«Это довольно стандартный вариант сотрудничества», – объясняет Полина. При этом добавляя, что случаи, когда компании предлагают деньги, – редкость: «Каждый день мне в директ поступают предложения о сотрудничестве, и только в пяти процентах случаев ведется речь о какой-то плате, все остальное – это бартер: приглашают в заведения, могут прислать в подарок сумку или какую-то одежду. Недавно предложили такой вариант: от суммы покупки клиентов, которые пришли от меня, я получаю 40%». За все время ведения блога и рекламирования в нем различных товаров и заведений официальный контракт ей доводилось подписывать лишь единожды – с фотографом (да и то он больше касался использования фото, чем фиксировал правовые отношения). О лицензии ее никто ни разу не спросил.

«Возможно, стоило бы ввести какие-то критерии исходя из количества подписчиков или какой-то минимальной суммы, которую человек получает от рекламы, – размышляет Анастасия Гузикова (@ anastasia_guzykova), коллега Полины, но пока с гораздо более скромным количеством фолловеров и выгодных предложений от брендов. — Я не зарабатываю на Instagram столько, чтобы заплатить такую сумму, но развиваться в этой отрасли хотелось бы».

Грамотно монетизировать свою популярность сегодня не учит только ленивый: через какие фильтры обрабатывать фото, в какое время лучше постить, и даже о правилах пунктуации в комментариях к фото готовы рассказать на всевозможных курсах — офф- и онлайн. Тем, кому монетизировать пока нечего, эту самую популярность обещают помочь заработать уже спустя несколько месяцев усердных стараний над экраном смартфона: вот наберется несколько тысяч фолловеров — можно и разгуляться! Даже ходить далеко не надо: помимо сообщений в директ, беспрестанно приходящих от тех, кто готов «взяться за ваш аккаунт», помощь пользователям предлагает сам Instagram – продвижение постов, таргетирование, аналитика бизнес-аккаунтов и прочее.

В ход идут и хитрости вроде фейковых накруток, покупки лайков и подписок. Для серьезных фирм проверить подлинность вашей армии фолловеров не составит труда: соответствующие программы делают это за несколько секунд, программу по удалению страниц ботов запустил и Instagram: в конце ноября компания начала работу по удалению недостоверных лайков, комментариев и подписчиков, выпустив соответствующее обновление. «Каждый день люди заходят в Instagram, чтобы получать честные реакции. Мы несем ответственность за то, чтобы искусственная активность не помешала получению этого опыта», — отмечалось в комментарии компании.

Если подходить к делу серьезно и воспринимать ведение микроблога как бизнес, увлекаться нечестными способами повышения популярности не стоит, уверяет владелец международного маркетингового агентства Bloggers Media Роман Алехин (@ralehin): «Когда к нам обращается клиент и просит организовать сотрудничество с блогером, мы всегда запрашиваем и внимательно изучаем статистику аккаунта и активность: сколько лайков, сколько комментариев под постом. Если у блогера, к примеру, 100 тысяч подписчиков, количество лайков не может быть менее 10% от этого числа (в данном случае – менее 10 тысяч). Если это количество меньше, значит, среди подписчиков много ботов и фейковых страниц. То же самое и с комментариями, причем они не должны быть вроде «Wow! You are so cool!» – они должны касаться темы поста, это должны быть живые отзывы». Тем, у кого менее 100 тысяч подписчиков, компании, как правило, предлагают бартер, а более популярным – платят.

Ценообразование в данной сфере пока никак не регулируется. Цену на свои услуги выставляет сам блогер, и зачастую компаниям-клиентам не совсем понятно, за что они платят такие деньги и будут ли вложения эффективны.

Роман работал над многими масштабными проектами (например, проект для FIFA). В его практике максимальный гонорар инфлюэнсера доходил до 100 тысяч долларов (около 370 тысяч дирхамов). «Это серьезные цифры, гонорары некоторых блогеров сопоставимы с заработками голливудских селебрити. Причем цена зависит не только от количества, но и от качества аудитории. Если это дети 13–17 лет, пусть даже их у тебя 7 миллионов, это никому не интересно. Гораздо больше будет стоить реклама у блогера, который, например, ориентируется на бизнесменов», – объясняет Роман.

Недобросовестность в бизнесе с блогерами (как и в любых других коммерческих отношениях) встречается. «Бывали такие ситуации: мы договаривались, подписывали договор, а человек исчезал, не брал трубку. Однажды, например, девушка-блогер просто написала: «Я уехала». В таких случаях ты ничего не сделаешь. Идти подавать в суд бессмысленно. Тогда мы в экстренном режиме искали для клиента другого блогера и работали в минус», – рассказывает Роман. Недобросовестными иногда оказываются и компании-заказчики: блогер выполняет условия, а обещанное вознаграждение в срок не получает.

В арабском мире скандалы с блогерами случаются не так часто, но все же бывают. В декабре в СМИ появилась информация о расследовании в отношении нескольких популярных блогеров в Кувейте. Их подозревают в незаконном получении денег: местные fashionistas пытаются объяснить полиции, откуда на их счетах миллионы динаров. Предполагается, что переводы поступали как от частных лиц, так и от компаний, и, «возможно, были связаны со спонсируемыми постами в социальных сетях», говорится в публикациях.

В Дубае до громких процессов дело не доходило, но разговоры о том, насколько адекватны «коллаборации», когда блогеры просят остановиться в пятизвездочном отеле в обмен на фото в соцсети, ведутся регулярно. А Департамент по защите прав потребителей Дубая недавно выпустил ролик, в котором призывает не всегда верить отзывам инфлюэнсеров о ресторанах, «ведь некоторые из них получают за это деньги». В видеоролике девушка приходит в кафе, фотографирует еду и уходит, не притронувшись к ней, но получив увесистый конверт от менеджера заведения.

Любопытно, что инициатива о лицензировании блогеров активно обсуждается и в России, однако у Минкомсвязи на этот счет мнение диаметрально противоположное. На предложение главы Союза журналистов России о вводе лицензий для блогеров замминистра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Алексей Волин ответил, что «это достаточно экзотичное предложение, не имеющее ни смысла, ни возможности реализации». Принятый ранее закон о реестре блогеров пришлось «тихо похоронить» из-за его неработоспособности. «Поэтому то же самое надо сделать и с идеей лицензирования. Чем раньше – тем лучше. Чтобы перед индустрией не позориться», – говорил Волин в одном из интервью. Комитет Госдумы по СМИ, в свою очередь, посчитал инициативу «неактуальной».

Мы видели в ОАЭ много примеров, как «экзотичное» и «нереальное» претворяли в жизнь. Посмотрим, насколько податливыми окажутся социальные сети. Нам же остается надеяться, что лицензирование будет способно «оздоровить» отрасль, став своеобразным «ситом» и повысив ответственность за контент. Ведь бизнес, в котором крутятся миллионы, несомненно нуждается в регулировании.

US$ 4 000 – цена медиалицензии для блогеров ОАЭ

US$ 1 000 до US$ 5 000 – средняя цена за публикацию на странице блогера в ОАЭ*

76% блогеров в ОАЭ работают на основе бартера*

11% блогеров сознались, что ищут только финансовую выгоду в социальных сетях*

*Данные доклада коммуникационной группы BPG Orange

Похожие статьи: