МАКСИМ АРЦИНОВИЧ: «КАМНИ – ЭТО НАДЕЖНЫЙ БЭКАП»
Поделиться:


Просмотров:  1449

За последние четыре года рынок высоких ювелирных изделий претерпел серьезные изменения. Люди стали более осознанно приобретать украшения и с особой щепетильностью подходить к выбору драгоценных камней, потому что на сегодняшний день мало что так дорожает, как бриллианты, изумруды и сапфиры. О том, почему камни – это лучшие инвестиции, рассказывает глава ювелирного дома Maximilian-London Максим Арцинович.

Беседовала Ирина Малкова

глава ювелирного дома Maximilian-London Максим АрциновичМаксим, мы традиционно встречаемся с вами раз в год, и вы всегда рассказываете о последних новостях в ювелирном бизнесе. Какая тема сегодня самая актуальная?

Mаксим Арцинович (далее – М. A.): Главная тема – это способы сохранения капитала и формирование своего собственного пенсионного фонда. Люди сорока лет и старше находятся на пике деловой активности, и вместе с тем начинают задумываться о своих сбережениях и о том, как их сохранить. До этого возраста женщины сфокусированы на семье, мужчины – на профессиональной деятельности, и о пенсии им думать некогда. Но начинать откладывать нужно, как только ты начинаешь работать. Нужно взять себе за правило выделять какую-то сумму, пускай 100 долларов каждый месяц, в пенсионный фонд. Тогда к старости у тебя накопится несколько десятков, а то и сотен тысяч долларов, и ты будешь жить спокойно. Я, конечно, веду свой бизнес с хайнетами – людьми с годовым доходом от миллиона долларов. Это приблизительно заработок в 100 тысяч долларов в месяц. И на своем опыте я знаю, что за последние 20 лет никто из предпринимателей и бизнесменов не смог угадать, каким будет курс валюты и как поведет себя рынок. Поэтому, как ни диверсифицируй свой портфель, в каких валютах ни держи свои сбережения, застраховаться от кризисов невозможно. Все зависит от цен на нефть и газ. Глобальный мировой кризис превратился уже в неотъемлемую часть нашей жизни – он длится более 10 лет, и тенденции все хуже. Это видно по всем странам мира и по ОАЭ, где цены на недвижимость похожи на кривую «американских горок». Это видно по российскому и европейскому фондовым рынкам, по курсам валют и политической нестабильности. И те бизнесмены, которые тяжелым трудом зарабатывают свои деньги, сегодня все больше озабочены вопросом сохранения капитала. Умные предприниматели ищут альтернативные инвестиции – это самый главный тренд последних лет. И это то, чем мы профессионально занимаемся.

Предлагаете им найти тихую гавань для их средств?

M. A.: Да, тихая гавань – это место, где деньги могут тихо, незаметно находиться и ждать своего часа. И такой гаванью являются альтернативные инвестиции. Они бывают разные – к примеру, винные фонды или искусство, но с произведениями искусства существует одна проблема: их все время нужно ставить на баланс, а при перевозке из страны в страну – получать разрешения и платить таможенные пошлины. А есть очень деликатные, маленькие, скрытые инвестиции – драгоценные камни, а также слитки золота и платины. Мы рекомендуем своим клиентам не брать золотые слитки по 5–10 килограммов, а покупать тоненькие слиточки размером с кредитную карту – по 50 и 100 граммов. Это, кстати, сейчас очень популярно в Эмиратах.

Как они могут пригодиться?

M. A.: Их всегда можно взять с собой в поездки по миру на случай, если тебе вдруг заблокируют все кредитные карты. Может произойти глобальный мировой блэкаут и все системы рухнут, но у тебя будет с собой в кошельке пара золотых пластин, и ты нигде не пропадешь. Всегда нужно думать об этом. Также можно приобрести и драгоценные камни, так как они только дорожают. И мы совместно со швейцарскими, английскими и эмиратскими банкирами разработали формулу, по которой рекомендуем всем предпринимателям хотя бы 2% своего состояния держать в альтернативных инвестициях, в частности, в виде драгоценных камней.

Камни должны быть брендовые или это не обязательно?

M. A.: Камни не могут быть брендовыми, только изделия. Раньше я говорил о том, что Van Cleef & Arpels, Chopard, Tiffany – это круто. На самом деле рынок ювелирных изделий формируется не ювелирными Домами, а спросом покупателей. В лакшери-сегменте четыре года назад все клиенты кочевряжились и говорили: «А чем ювелирный Дом MaximiliaN-London лучше, чем Cartier, Graff или Chopard?». Мы всегда отвечали: «Мы лучше ценой на аналогичные драгоценные камни».

То есть вы дешевле?

M. A.: Мы самые дешевые в мире! При этом у нас работают самые модные ювелирные дизайнеры мира из Франции, Италии, Германии, Швейцарии, Кореи, Японии, Гонконга и России. Это очень талантливые, энергичные и прогрессивные люди, и мне приятно, что многие бренды нас копируют. Но дизайн – это дело вкуса, а вкусы у всех разные. Раньше люди были очень сильно ориентированы на бренды, и любая девушка из России, Казахстана или Украины говорила: «Я хочу только Graff и ничего кроме Graff». Так сложилось ошибочное мнение, что существуют камни Graff. Но на самом деле их не существует, так же как не существует камней Cartier или MaximiliaN. Есть добывающие компании – например, крупнейшая российская компания «Алроса», которая ежегодно добывает алмазов на 5 миллиардов долларов. Эти камни покупают огранщики, гранят их и продают в Cartier, Van Cleef & Arpels, Boucheron, Chopard или MaximiliaN. Поэтому не бывает никаких камней Graff, бывает только маркетинг. Любой ювелирный Дом, приобретая камень, заказывает в лаборатории лазерную гравировку на его боковой грани, которую можно прочитать только с лупой. Так на рынок запускаются камни Graff, и появляются мифы и легенды. А я заказываю гравировку своего бренда. Но это не значит, что есть камни MaximiliaN.

Ювелирные украшения от Maximilian-London

Получается, что в ювелирном бизнесе все от начала и до конца – маркетинг?

M. A.: Мы все – продавцы счастья, мы создаем мифы и легенды и хотим, чтобы люди в них верили. Поэтому тратятся огромные деньги на промотирование, нанимаются лучшие модели мира, которые выгуливают наши изделия на красных ковровых дорожках и кинофестивалях. Так украшения попадают в журналы и соцсети. Мы тоже это делаем: украшаем знаменитостей, устраиваем white parties – вечеринки в Сан-Тропе, СентМорисе, Монако. Это все маркетинг и ничего больше. Мой старый друг из Питера Олег Тиньков 20 лет назад ввел в лексикон словосочение «мифология компании», и с тех пор я, как и все, занимаюcь мифотворчеством. Но в классическом ювелирном изделии нет никакой разницы, какой дизайн у украшения. Если посмотреть на роскошные колье, тиары, серьги или браслеты, то по большому счету все они похожи друг на друга. Во всех используются четыре камня: бриллиант, рубин, сапфир и изумруд. И сейчас, когда цена на нефть упала в два раза, то rich and famous, селебритис и хайнеты задумались о том, как делать smart buy, т. е. «умную покупку», и начали относить покупку ювелирных изделий к альтернативным инвестициям – то есть вкладывать только в камни.

Это произошло со стороны самих клиентов?

M.A.: Да, сами клиенты пришли к нам и сказали: нам все равно, какой бренд, что написано внутри на кольце или сережках, нас интересует только качество и вес камня. Вот так резко за четыре года изменился рынок fine jewellery. Сегодня мало кто об этом честно говорит, кроме меня. Но я независимый владелец своего ювелирного бренда, у меня нет инвесторов, мне не перед кем отчитываться, у меня нет врагов и конкурентов. Я имею право говорить честно. А такие монстры, как Richemont Group, куда входят Van Cleef & Arpels и Cartier, такие компании, как Swatch Group, куда входит, помимо часовых брендов, и Harry Winston, этого позволить себе не могут. Они продолжают создавать мифы и легенды, и клиенты платят в четыре, а то и больше раз дороже от оптовых цен на драгоценные камни.

И этим мифам и легендам люди уже, кстати, мало верят...

M. A.: Потому что яхты, самолеты, спортивные машины, дорогие часы и ювелирные украшения – это игрушки. Женщина может красиво и дорого одеваться, но не носить украшений. На сегодняшний день ювелирные изделия абсолютно не говорят ни о каком статусе. И чем богаче люди, тем скромнее они выглядят. Они могут позволить себе качественную, дорогую одежду, но при этом это будет стиль smart casual, как у моего любимого Loro Pianа. Они будут летать на частных самолетах, но носить на руке Apple Watch. Суперхайнетам вообще никому ничего не надо доказывать. Посмотрите на Джеффа Безоса или Билла Гейтса, и попробуйте им продать Ferrari или Patek Philippe.

Ювелирные украшения от Maximilian-London

Нужны ли этим людям альтернативные инвестиции?

M. A.: Да, они им нужны, потому что альтернативные инвестиции – это «кубышка» на черный день. Только русский человек может понять значение этого выражения. Когда у тебя есть «заводы, дома, пароходы», но вдруг ты кому-то переходишь дорогу, то ты можешь лишиться всего в одночасье. Сегодня в Лондоне живет пара тысяч таких семей. Это те люди, которые обладали колоссальными активами, а потом вдруг их потеряли. Вспомните банкиров Пугачева или Бородина, вспомните Евгения Чичваркина и Тимура Артемьева, Лужкова и Батурину. У них было все, но они уехали на запад, чтобы не сесть в тюрьму. И всем этим людям на протяжении многих лет говорили: сделайте себе заначку, «кубышку» на черный день – купите инвестиционных камней. Не надо никаких ювелирных изделий. Потому что ни один ювелирный Дом вам никогда не скажет, что торговая наценка на ювелирные изделия составляет 300–400, а порой и 800%. Правда – невыгодна. А я могу сказать, так как я из ювелира «переквалифицировался» в инвестиционного банкира. Я обучаю людей тому, как сохранять капитал для своих потомков. Чтобы в 90 лет в частном доме престарелых в Швейцарии, с видом на Женевское озеро, ты хотя бы морально кайфовал.

Как камни растут в цене?

M.A.: Я приведу наглядный пример. В начале 2000-х рубины из Бирмы стоили мне от 5 до 10 тысяч долларов за карат. Это были роскошные негретые камни цвета «голубиная кровь». Сегодня они стоят мне уже 200–300 тысяч долларов за карат. Десятикаратник в Бирме 17–18 лет назад обходился в 100 000 долларов, а сегодня он стоит 2,5–3 миллиона долларов. А его рыночная цена на аукционах Christie's и Sotheby’s котируется от 500 тысяч долларов за карат до миллиона. И такой рост цен произошел всего лишь за 15–18 лет! Еще в начале века я покупал изумруды в Колумбии из месторождений Музо и Чивор по тысяче долларов за карат, а сегодня они стоят там по 20–25 тысяч долларов за карат. Мы как эксперты считаем, что в год цена на драгоценные камни увеличивается на 10%. Сегодня такой доходности не дает ни один банк.

Но мы не говорим хайнетам и суперхайнетам: забирайте свои деньги из банка и вкладывайте их в камни. Мы советуем, чтобы хотя бы 2% своего состояния люди хранили в камнях и слитках. Чтобы, когда что-нибудь случится, война или революция, быть уверенным, что у тебя в Швейцарии, в Монако, Лихтейштейне, Гибралтаре, Дубае, Сингапуре или Гонконге (я называю эти точки специально) лежит своя «кубышка» на черный день в депозитарной ячейке банка.

Сейчас много говорят об искусственно выращенных бриллиантах. Как вы относитесь к этому новому направлению на ювелирной сцене?

M. A.: Lab grown gems – это выращенные в лабораторных условиях изумруды, алмазы, рубины и сапфиры. Сейчас эти технологии набирают обороты. По своей кристаллической решетке, по шкале твердости Мооса эти камни точно такие же, как и природные. И геммологические лаборатории, например GIA, дают заключение, где написано, что это – lab grown gemstones. Им нужно написать красивые слова, типа «men made diamonds». «Синтетические камни» – звучит некрасиво. Камни эти стоят в десятки раз дешевле, при этом для них не нужно строить огромные карьеры, добывать их, обрабатывать… Это совершенно иная индустрия.

И эти камешки так же красиво сверкают...

M. A.: Они так же сверкают, у них такая же проводимость света, они прекрасно выглядят и визуально вообще ничем не отличаются от натуральных камней. Поэтому сегодня мы стоим на пороге войны между синтетикой и природными камнями. Добывающие компании, такие как «Алроса», заявляют, что на естественные камни природа потратила несколько миллиардов лет, это «слезы земли» и никакие искусственные камни с ними не сравнятся. Противники говорят: все отлично, только половина рынка природных камней – это «кровавые» бриллианты из Африки, как в фильме с Ди Каприо, где дети под автоматами трудятся в поте лица. Я с этим абсолютно не согласен. Детям в Африке лучше добывать камни, чем бездельничать. Я сам работал с шести лет – разгружал вагоны c арбузами на рынке в Грозном, делал все что мог, чтобы заработать свои деньги. Поэтому пусть лучше дети в Африке будут добывать алмазы и мыть в речке золото. А автоматчики стоят не потому, что хозяева месторождения используют рабский детский труд, а потому, что они этих детей охраняют от бандитов, совершающих набеги и ворующих добытое золото. Нет никаких «кровавых» алмазов, это чушь, выдуманная Голливудом, которую сегодня активно подхватили Lab-Created Gemstones и делают себе на этом пиар – мол, наши алмазы выращены в лаборатории без криминальной истории, при этом они такие же, как натуральные. Но они не такие же. Они выращены в определенных условиях, под давлением, при определенной температуре. Это искусственно выращенные кристаллы.

Ювелирные украшения от Maximilian-London

А если немножко пофантазировать о будущем, куда же движется индустрия? Настоящих камней становится все меньше, рынок наполняют искусственные бриллианты…

M. A.: Тут нужно понимать: цена белых бриллиантов зависит от цены на нефть и от фондового рынка. Если все рынки «падают», то цена на белые бриллианты тоже падает. А что касается розовых, голубых бриллиантов или рубинов, сапфиров и изумрудов, т. е. color gems stones, то они в кризис дорожают еще больше – примерно на 20–25% в год.

Спрос на них увеличивается, и богатые люди, уставшие от постоянных кризисов, все больше предпочитают инвестировать в них свои средства. Это надежный бэкап. Если в твоей стране произошла война, у тебя отобрали бизнес, ты всегда можешь убежать в Европу, Америку, Азию или Дубай, и из своей ячейки достать камни, золото, платину, которые помогут тебе вести достойный образ жизни.

Я знаю, что помимо ювелирного бизнеса сегодня вы также много времени посвящаете защите прав животных.

глава ювелирного дома Maximilian-London Максим Арцинович и Стивен СигалM. A.: В наши дни все больше людей вовлекаются в движение за защиту бездомных животных и за то, чтобы государство наделило их правами. Я лично обращался несколько раз в Госдуму в комитет по экологии и защите животных, где мне давали отказ, мотивируя это тем, что в России 90% людей живут хуже, чем животные, поэтому сейчас, мол, не до них. Но нужно понимать, что животные имеют душу, сердце, умеют чувствовать, переживать, им тоже больно, холодно и голодно. Они так же хотят иметь крышу над головой, просто не могут говорить с нами на нашем языке. Они говорят с нами глазами, движениями и своими чувствами любви и преданности. Сейчас в России поднимается большое движение за цирк без животных. В Интернете есть откровения некоторых российских и западных дрессировщиков о том, что животные, которые работают в цирках, подвергаются издевательствам и пыткам. Хождение слона или медведя на одной лапе достигается не тренировками, а пытками. Используются разные методы, начиная от электрошокеров и заканчивая тем, что маленьких медвежат привязывают за шею к стене, все вокруг обкладывается панелями с острыми гвоздями, и они могут наступить только на одну лапу, а на вторую не могут, – так формируется навык. Такие «тренировки» продолжаются по 2–3 часа в день. Сами животные содержатся в очень тесных клетках. Даже зоопарк для животного является тюрьмой, но там хотя бы есть вольеры, где они могут гулять на свежем воздухе, и ветеринары. А все, что происходит за кулисами цирка, – это ужас и концлагерь. И люди сейчас поднимаются на борьбу за права животных. Сегодня в 46 развитых странах, в основном в Европе, США и Великобритании, цирки с участием животных запрещены. Но в тех странах, где такие цирки разрешены, например в России, когда животное отрабатывает 10 лет, оно становится калекой-пенсионером, потому что уже не в состоянии ничего делать, хотя на воле могло бы жить и 50 лет. И тогда его выкидывают, как ненужный реквизит, продают за копейки. Дальше оно попадает в еще более жуткие условия – его сажают на цепь около какого-нибудь придорожного ресторана, где останавливаются большегрузные грузовики, и оно питается объедками, которые кидают ему посетители. Над ним издеваются, ему холодно, и в итоге оно погибает. Это совершенно недопустимо! Если вы любите животных, нельзя закрывать на это глаза. Цирки с участием животных нужно запретить на законодательном уровне!

Как лично вы помогаете бездомным и брошенным животным?

M. A.: В основном я помогаю приютам для животных. Это еще одна большая проблема. Сегодня очень много брошенных породистых собак – бессердечные люди заводят себе «игрушку», потом не справляются и выкидывают животное на улицу. Самое ужасное время для волонтеров – это первые две недели после Нового года, когда маленьких щенков, которые совершенно еще не приспособлены к жизни, выбрасывают завязанными в пакетах на помойку. Они либо замерзают, либо их чудом спасают дворники. Я не понимаю, как можно с живым существом так поступать? Когда всякие мамаши, папаши, бабушки и друзья приносят детям в подарок щенка или котенка, то нужно понимать, что потребуется 3–4 месяца, чтобы приучить его к лотку или выгулу и воспитать. Да, он может сгрызть обувь, если ее не убрать в шкаф, может пописать на ковер, может отгрызть кусок шкафа, потому что у него чешутся зубы. Если ты заводишь собаку, ты должен понимать всю ответственность и осознавать, что это живое существо, которое будет тебя всю жизнь любить, причем безусловно. Но далеко не все обладают таким уровнем сознания, чтобы это понимать. В отношении животных совершается очень много зверств, а все потому, что у них нет прав. В Советском Союзе за жестокое обращение с животными сажали в тюрьму на 5–10 лет, а сегодня этого нет. Мало того, сегодня существует огромное количество догхантеров – больных людей, которые на своих форумах рассказывают о новых ядах, покупают крысиную отраву, что-то добавляют, потом берут сухой корм для собак, пропитывают его ядом и рассыпают по чужим дворам. Очень много домашних собак умирает, просто понюхав этот яд (да, сегодня есть и такие смеси). Либо едят этот корм, а потом умирают в жутких муках. Я считаю, что догхантеров надо просто изолировать от общества. Чем больше людей будет об этом знать, будет в это вовлечено, тем быстрее можно сдвинуть что-то с мертвой точки. Если люди будут знать, как иногда страдают животные, они могут стать волонтерами или по-другому включиться в это движение.

Какие шаги могут сделать люди в этом направлении?

M. A.: Люди могут выбрать себе хотя бы один приют, которому они будут помогать, или помогать деньгами одному-двум волонтерам. Им за это будут присылать видео- и фотоотчет о том, что деньги не потрачены впустую. Летом ситуация одна, а зимой – совсем иная. Становится холодно, дорогу посыпают тоннами химикатов, собаки калечат себе лапы, их гонят из подъездов, где они просто хотят свернуться комочком около батареи и выспаться. И тогда они ложатся на остановке и замерзают. И государство никому из них не помогает. Есть только группы частных волонтеров, которые спасают животных. И это не богатые люди – это мальчики, девочки, мужчины и женщины, которые тратят свое время на помощь бездомным животным.

Люди, которые сейчас читают ваш журнал, если в их сердце есть хоть капля сострадания, могут со своих золотых кредитных карточек переслать волонтерам или приютам небольшую сумму денег. Я лично каждый день посылаю кому-то тысячу, кому-то 500 рублей, а кому-то 5000 рублей. Ежемесячно трачу где-то 100 тысяч рублей на помощь брошенным животным. Я могу себе это позволить. Если кто-то может больше – это хорошо. Потому что у волонтеров и приютов есть только один способ существования – на пожертвования.

Ювелирные украшения от Maximilian-London

Но ведь существуют и муниципальные приюты?

M. A.: Муниципальные приюты – это концлагеря, фабрики смерти, в которых содержатся по 5–10 тысяч собак. В каждой клетке – по 10–15 животных. Там, как в тюрьме, есть сильные и слабые, в каждой клетке – своя стая. Сильные забивают слабых, не дают им есть, и слабые болеют и умирают. Собаки не получают ни мяса, ни сухого корма – их кормят опилками с кашей. Не получают они и медицинской помощи. Это просто ад, понимаете? Поэтому сегодня в России, в Москве поднимается волна движения за защиту животных. И я призываю всех к нему присоединиться. Этим сегодня занимается и Данила Козловский (который взял собаку из приюта), и Леонид Ярмольник, и Андрей Макаревич, и певица Елка, которая лично пристраивает животных. В это вовлечены Андрей Миронов, Лиза Боярская, Юлия Пересильд, Владимир Машков, Катя Андреева, Владимир Пресняков с Наташей Подольской. Животные не могут сказать, что им нужна помощь. Поэтому я кричу об этом на каждом углу, пытаюсь людей привлечь к этой проблеме, обратить внимание на права животных. Государство ничего в этом направлении не делает и делать не собирается.

Население нашей страны – 145 миллионов человек. И если 20–30 миллионов людей в нашей стране держат домашних животных, то это очень большой электорат. Так вот, я предлагаю партии власти, у которой падает рейтинг, полностью взять под свою защиту животных. Нужно ввести уголовное наказание за убийство и жестокое обращение с животными, сформировать программу по их защите, по стерилизации. Нужно в школах, начиная со 2–3-го классов, рассказывать и показывать, как обращаться с животными, преподавать уроки любви к ним.

Я всегда говорю: посмотрите в глаза уличным собакам. Или посмотрите в глаза брошенному животному, которое оставили на остановке. Оно сидит под дождем или на морозе. Собака, которая с тобой выросла, любила тебя, жила с тобой в доме, оказывается выброшенной на улицу, потому что у тебя возникла на нее аллергия. Но как можно просто взять и выбросить живое существо на улицу? Домашние животные находятся в зависимости от человека. С ними нужно идти до конца, до самой старости. Лечить их, а когда они умирают – хоронить их. Очень много выброшеных собак «по старости». То есть собака прожила с тобой 10 лет, а потом ты ее привязал и оставил на остановке. Как можно так поступать?

Ювелирные украшения от Maximilian-London

Сейчас по всему миру считается хорошим тоном взять собаку из приюта – непородистую и бездомную, которая уже настрадалась в жизни и ей очень нужна любовь доброго хозяина.

M. A.: Для многих артистов и знаменитостей сейчас считается хорошим тоном быть зоозащитником и брать животных из приюта. Что уж говорить про таких людей, как Брижит Бордо, у которой недавно был 80-летний юбилей и которая является ярой защитницей животных. В ее доме во Франции живут больше 150 собак и кошек. Она не сумасшедшая – она делает это оттого, что у нее большое сердце. И я обращаюсь к нашему президенту: «Владимир Владимирович, возьмите собаку из приюта, покажите пример всему миру!».

Сегодня и в Дубае многие люди включаются в борьбу за защиту животных.

M. A.: Я общался с зоозащитными организациями в Дубае – здесь в основном этим занимаются не местные органы, а экспаты – жены дипломатов, банкиров, инженеров. У многих арабов странный менталитет в этом отношении – они заводят себе породистых салюк, как игрушки, и они живут у них во дворах, даже на 50-градусной жаре. Почему бы не построить кондиционированный вольер, чтобы собака содержалась в нормальных условиях? Но они оставляют их на палящем солнце и не испытывают никакого сострадания. Мало того, когда собаки им надоедают, они вывозят их в пустыню и привязывают к пальме умирать. Люди, которые занимаются проблемами животных, знают, что когда с трассы колея от колес уходит вглубь пустыни, то нужно ехать по этим следам и спасать собаку.

Но мало заниматься только брошенными собаками, когда столько животных страдают на фермах. Разве мы, люди, можем называть себя развитой цивилизацией, содержа концлагеря для животных? Мне кажется, это тоже неправильно.

M. A.: Сейчас большое движение в защиту животных поднимается по всему миру. Выпускаются документальные фильмы, показываются муки, через которые животные проходят на фермах. Набирает популярность вегетарианство и веганство – все больше людей сознательно отказывается от мяса, выступая таким образом в защиту животных. Посмотрите фильм «Дом – планета Земля» или фильм о бездомных животных «Лучик надежды». Жить спокойно, зная, какие зверства творятся в отношении животных, нельзя. Отворачиваться, закрывать глаза и проходить мимо – это неправильно. Чем больше людей будет вовлечено, тем быстрее проблема начнет решаться. Тогда мы все, сообща, добьемся результатов, и животные перестанут страдать. Пока что я просто призываю каждого оказывать материальную помощь приютам для животных. Назову хотя бы несколько: «Душа бродяги» (@dusha_brodiagi), «Простоквашино» (@prostakvashino2016), «РусДог» (@rus.dog), Фонд «Дарящие надежду» (@givinghopefund), «Ванечка» (@vlada_funtik). приют «Я Живой» (@ya_zhivoy_). Я не могу позволить себе каждые выходные ездить в приюты, но у меня есть возможность материально их поддерживать, и я это делаю. Им нужны деньги на лекарства, на лечение, на прививки, на корм. Каждый из нас может отправлять в приют хотя бы по 200 рублей (столько стоит обычная чашка кофе) – даже такая малость будет большой помощью. А если, например, президент страны покажет всем пример, взяв собаку из приюта, это будет огромное дело.

глава ювелирного дома Maximilian-London Максим АрциновичВЕДУЩИЕ ГЕММОЛОГИЧЕСКИЕ ЛАБОРАТОРИИ:

Gemological Institute of America (GIA)

World Headquarters The Robert Mouawad Campus 5355 Armada Drive, Carlsbad, California 92008-4602, USA Phone: 800-421-7250 (inside of US) Phone: +1 760 603 45 00 (outside of US)

gia.edu

Gubelin Gemmological Laboratory (Gubelin)

Maihofstraase 102 6006 Lucerne, Switzerland Phone: +41 41 429 17 17

Contact persons: De. Lore Kiefert, Allesandra Spingardi info@gubelingemlab.ch

gubelingemlab.ch

GRS Gemsearch Swisslab AG, GRS

POBox 4028 6002 Lucerne, Switzerland Phone: +41 41 210 31 31

Contact person: Dr. Adolf Peretti adolf@peretti.ch gemresearch.ch

Swiss Gemmological Institute SSEF

Falknerstrasse 9 4001 Basel, Switzerland Phone: +41 61 262 06 40

Contact person: Dr. M.S. Krzemnicki, P. Lefevre gemlab@ssef.ch

ssef.ch

American Gemological Laboratories (AGL)

580 Fifth Avenue , New York, 10036 Phone: +1 212 704 07 27 agl@aglgemlab.com

aglgemlab.com

Lotus Gemology Co. Ltd

Silom Road, 19 Building, Suite 411 Bangkok 10500, Thailand Phone: +66 0 2 117 36 16 info@lotusgemology.com

lotusgemology.com

Похожие статьи: