ФОНТАН СВЕТА
Поделиться:


Просмотров:  577

Будучи в Лувре Абу-даби, обязательно остановитесь и полюбуйтесь «фонтаном света» китайского современного художника и архитектора Ай Вэйвэя. Работа отсылает к библейскому сюжету о строительстве вавилонской башни, однако имеет и другие ассоциативные слои.

Текст: Катерина Багинская, арт-эксперт и искусствовед

«фонтан света» китайского художника и архитектора Ай Вэйвэя

Что такое башня для жителей Ближнего Востока? Это предмет гордости и восхищения, а еще – ежедневный пейзаж. Небоскребы являются визитной карточкой страны, уступая по популярности лишь дубайским фаворитам: Burj Al Arab и Burj Khalifa. По праздникам и памятным датам город богато наряжает своих «чад» в фейерверки и лазерные шоу.

Кажется, на фоне роскоши Дубая Абу-Даби несколько теряется, но это заблуждение. Скромная столица тоже может похвастаться своим сокровищем. Но не стоит искать его в привычной городской обстановке, поскольку башня, о которой идет речь, не имеет ни выдающихся размеров, ни центрального месторасположения. Она спрятана от посторонних глаз за толстыми стенами, а красота ее доступна лишь избранным. Чтобы ее увидеть, необходимо приехать на Saadiyat Island, купить билет в Лувр Абу-Даби и дойти до последнего выставочного зала. Именно там, в самом его центре, и красуется Фонтан Света Ай Вэйвэя, созданный в 2016 году.

Ай Вэйвэй

Ничто не мешает круговому осмотру скульптуры. Предусмотрительно расставленные вдоль стены скамейки так и просятся, чтобы на них присели посетители, но не столько ради отдыха, сколько ради получения эстетического удовольствия от самого произведения. В Фонтане гармонично сочетаются красота и глубокий смысл.

Протестуя против действующего в Китае режима, художник обращается к библейскому сюжету о строительстве Вавилонской башни. Потомки Ноя задумали возвести башню высотою до небес, чтобы сделать себе имя. Мотив, побудивший людей к строительству, не понравился Господу, и он смешал языки. Строители перестали понимать друг друга, и башня так и не была возведена. У Вэйвэя Вавилонская башня изображена в момент разрушения и ассоциируется с коммунизмом. Многочисленные хрустальные бусины и обилие света – это экономика Китая: страна является крупнейшим мировым экспортером разного рода освещения.

На этом история не заканчивается, ведь внимательный зритель непременно отметит поразительное сходство Фонтана Света с памятником III Интернационала, разработанным Владимиром Татлиным почти 100 лет назад. Итак, появляется новый ассоциативный слой, не менее важный для понимания концепции Вэйвэя.

В 1919 году Владимиру Татлину была поручена разработка проекта памятника III Интернационала. Художник поставил перед собой глобальную цель: разработать новый художественный язык, созвучный молодому и перспективному государственному устройству. Для него важно было сочетание творческой формы с утилитарной. Художественный замысел этого монументального произведения состоял в пропаганде нового режима и прославлении пролетариата. Все детали были тщательно продуманы и «работали» на эту глобальную идею.

«фонтан света» китайского художника и архитектора Ай Вэйвэя чертежЧетырехсотметровый памятник представлял собой наклонную башню, возвышающуюся вверх по спирали. Спираль – это движение, стремление, бег. Стальной каркас – символ эпохи, заданный чуть ранее Эйфелем, – был значительно доработан Татлиным. Творческая форма перестала быть лишь формой – ведь сам памятник должен был иметь практическое применение. Внутри было три пространства: нижнее, в форме куба, было предназначено для законодательных целей. Этот просторный зал должен был использоваться для проведения заседаний, собраний и конференций Интернационала. Над ним возвышалась пирамида, в которой должен был располагаться секретариат, а выше – цилиндр: информационное бюро. Немаловажным являлась также идея вращения каждого из этих помещений. Куб делал бы один оборот за год, пирамида – за месяц, а цилиндр – за день.

«фонтан света» китайского художника и архитектора Ай Вэйвэя макет

Макет памятника был представлен на VIII съезде Советов в 1920 году. К великому сожалению художника, на правящую элиту страны он не произвел должного впечатления. Да и технические возможности того времени не позволяли возвести столь грандиозный монумент. Проект остался лишь проектом, но зато каким! Благодаря его участию в международных выставках о памятнике, хоть и неосуществленном, заговорили все художники-авангардисты. Он стал символом эпохи. Не потерял он своей актуальности и сейчас, и Фонтан Света Ай Вэйвэя тому доказательство. Примечательно, что в свои произведения Татлин и Вэйвэй вкладывали полностью противоположный смысл.

Цитируя Вавилонскую башню, башню Татлина, а также современный художнику Китай, Вэйвэй демонстрирует безграничные возможности современного искусства, в котором гармонично синтезируются старые и новые художественные приемы и философские размышления.

Похожие статьи: