С шиком – блеском
Поделиться:


Просмотров:  1254

ГУЛЬНОРА МУХЕТДИНОВА ПОМИМО СЫНА И ДВУХ ДОЧЕК, СТАРШЕЙ ИЗ КОТОРЫХ УЖЕ ОДИННАДЦАТЬ, ГУЛЬНОРА МУХЕТДИНОВА УСПЕЛА ПОСТАВИТЬ НА НОГИ ЕЩЕ ОДНОГО «РЕБЕНКА» – САЛОН КРАСОТЫ BARAVIA BEAUTY CENTER. ЗАВОЕВАВ ДЛЯ НЕГО МЕСТО НА РЫНКЕ И НАЛАДИВ РАБОТУ, ОНА ЗАЕЗЖАЕТ ПРОВЕДАТЬ ЕГО РАЗ-ДВА В НЕДЕЛЮ. ЗДЕСЬ ЖЕ НАЗНАЧАЕТ И ИНТЕРВЬЮ. НО РЕЧЬ ВЕДЕТ О ЕЕ НОВОМ ДЕТИЩЕ – ОДНОИМЕННОМ БРЕНДЕ ОДЕЖДЫ. НА МОДНОМ ГОРИЗОНТЕ ДУБАЯ ЕЕ АТЕЛЬЕ – СОВСЕМ КРОХА, ОТКРЫЛОСЬ ПАРУ МЕСЯЦЕВ НАЗАД, ОДНАКО УЖЕ ОБРАТИЛО НА СЕБЯ ВНИМАНИЕ ЧЛЕНОВ КОРОЛЕВСКОЙ СЕМЬИ. ЗНАКОМЬТЕСЬ, BARAVIA FASHION.

Беседовала: Анна Иванова

Сложно ли новичку в модной индустрии Дубая?

Гульнора: Очень сложно. Моя коллекция продается не так быстро. Во-первых, максимальный размер одежды, которую я шью, – Large, а многие арабские женщины носят одежду гораздо больших размеров. Во-вторых, я использую много прозрачных тканей, что тоже приемлемо не для всех. Кроме того, я, например, шью красивые брючные деловые костюмы. А деловой наряд многих местных бизнес-вумэн – это абайя.

Ваш салон красоты растет и развивается уже несколько лет, почему вдруг мода?

Гульнора: У меня изначально была мечта – сделать один большой центр, куда женщина может прийти и сделать сразу все: прическу, маникюр, педикюр, макияж, здесь же подобрать одежду для выхода. Но, согласно законам Дубая, когда ты получаешь лицензию на открытие салона красоты – это должен быть именно салон красоты, там не могут находиться, скажем, мужчины и шить одежду.

Каким был первый шаг к открытию модного бренда?

Гульнора: Я всегда знала, что стану дизайнером, но не думала, что так скоро. Год назад наш салон красоты пригласили быть партнером на один модный показ – мы готовили моделей. Как раз в то время я копила деньги, чтобы купить в салон аппарат для лазерной эпиляции. Я до сих пор помню свои ощущения, когда был финальный выход моделей.... Их грация, поведение, эта атмосфера, суета, запах тканей – это был такой восторг! И я сказала себе: «К черту лазерную машинку, куплю ее потом, сейчас – ателье!». Я подняла всех, устраивала истерики мужу, он отговаривал… Я готова была вложить все, что накопила, и продать все, что у меня есть. В итоге ателье я открыла. И ощущение того, что это действительно мое, то, что мне нравится, – мое главное вдохновение.

Как считаете, образование важно для дизайнера?

Гульнора: Чтобы быть дизайнером, нужно иметь доброе сердце и видеть красоту везде. Диплом – не главное. Если брать мой опыт, в моей семье, когда мы жили в Узбекистане, всегда шили наряды, моя старшая сестра ходила на швейные курсы. Я смотрела, помогала. В 14 лет я сама сшила платье. Пусть это выглядело смешно и по-детски, но я сделала это сама.

Опишите ваш собственный стиль.

Гульнора: Я люблю быть разной. Я живу ярко, постоянно хожу на мероприятия, практически каждый день – вечеринки, дни рождения, показы… Хоть я и устаю, мало сплю, но общение – это важно, я черпаю в этом силы, вдохновение. Если говорить об одежде, на выход, конечно же, стараюсь надевать наряд моего бренда.

BARAVIA FASHIONКаким вы видите будущее Baravia Fashion? Какие ставите перед собой задачи?

Гульнора: Для меня в бизнесе деньги не важны, и пока задачи – точно не о том, сколько зарабатывать. Почему, скажем, мы покупаем Chanel? Вы считаете, у других брендов, изделия которых дешевле, нет более качественной сумки? Есть! Коко Шанель долгим трудом создавала свою империю, работала на свое имя, которое теперь работает на ее бренд. Мой муж иногда не понимает: «Твой салон только-только покрывает расходы! А как же прибыль? Как можно так работать?». Но для меня это не главное, выручку я лучше вложу в развитие, чтобы сделать салон еще лучше. То же самое и с ателье. Я хочу, чтобы люди, когда слышали слово Baravia, понимали, о чем речь, чтобы это означало что-то. Вот к чему я стремлюсь.

Для чего вам это?

Гульнора: Для независимости. У нас с мужем трое детей. Я хочу, чтобы после меня им осталось какое-то имя. Муж может меня обеспечить, но я хочу развиваться, а не сидеть дома. «Моя мама была женой моего папы, готовила, конечно, классно, но просидела дома, в брендовых дорогих одеждах», – нет, я хочу, чтобы дети могли рассказать обо мне нечто большее. Хочу быть для них примером, особенно для девочек. Бизнес делает меня сильнее.

Вы ориентируетесь на премиум-сегмент?

Гульнора: Да, но пока мы работаем с минимальной наценкой. Было, например, платье, стоимость производства которого (ткани, декор из кристаллов Swarovski) – три тысячи дирхамов. В продаже оно было за три с половиной. Если посчитать еще и зарплату мастера, который трудился над ним неделю, получится, что мы работали даже в убыток. Пока приоритет – стать узнаваемыми. Я могла бы поставить цену 10 000 дирхамов, но, если честно, я считаю, мы пока этого не достойны.

Ваша мечта в бизнесе?

Гульнора: Я очень хочу сделать фэшн-шоу в отеле Versace – не быть партнером, а именно свое. Очень надеюсь на это заработать, главное – иметь цель и мечтать.

В каких странах вы бы хотели видеть своих клиенток?

Гульнора: Везде – в Париже, Милане… Я хочу выйти на международный уровень.

BARAVIA FASHIONПредставляете ли вы образ какой-то девушки, для которой создаете одежду? Или это тот дизайн и стиль, что любите вы сами?

Гульнора: Мне очень нравятся высокие худощавые девушки, на которых одежда сидит безукоризненно. Но идеи всегда приходят спонтанно. Я могу, скажем, увидеть случайную девушку на каком-то мероприятии, и мне понравится, как она одета. Это меня вдохновит.

Как культурные особенности страны, где вы живете, сказываются на дизайне?

Гульнора: Если бы я ориентировалась на местный рынок, я бы шила абайи, как, например, делает моя подруга, – расшивает их бусинами, и они прекрасно продаются. У меня нет такой цели. У меня даже нет четких рамок – шить, скажем, только нарядные платья. Я за разнообразие. В моей коллекции есть и деловые костюмы, и короткие платья, и длинные вечерние, и свадебные.

Никаких табу?

Гульнора: Иногда мы их обходим. Была ситуация, когда наше платье приглянулось девушке из королевской семьи, и она обратилась к нам: «Мне платье очень нравится, но мой отец не разрешит в таком ходить – слишком откровенное». В итоге мы удлинили рукава, закрыли спину. Я пошла на компромисс, но в индивидуальном порядке.

Хотя вы прямо и не ориентируетесь на каноны Востока, тем не менее ваш бренд существует в этом контексте. Каким вы видите вектор развития местной моды?

Гульнора: Новое поколение становится все современнее. Они учатся в Европе, Америке, впитывают культуру, и вряд ли после этого захотят носить каждый день все черное. Мода станет либеральнее.

Кого бы вы хотели одеть?

Гульнора: Анджелину Джоли. Еще мне нравится Виктория Боня, мы знакомы, и я хочу придумать что-то для нее, чтобы ей понравилось.

Опишите ваш бренд в трех словах.

Гульнора: Модно, стильно, элегантно.

Что вы чувствуете, когда видите свои модели на подиуме?

Гульнора: Каждое платье – это как ребенок, ты за него переживаешь, тратишь столько нервов, неделями над ним работают пять-шесть человек. И когда проходит фэшн-шоу, я смотрю и думаю: боже, у меня такие красивые платья…

Похожие статьи: