Екатерина Мцитуридзе: «Любовь к кино передалась мне по наследству»
Поделиться:


Просмотров:  1250

Беседовал Игорь Шевкун

Фото: Якуб Исламов

Ювелирные украшения: MaximiliaN-London

Генеральный директор «Роскино», ведущая Первого канала Екатерина Мцитуридзе, кажется, успевает все: ведет рубрику «Это кино» в программе «Доброе утро», проводит PR-кампании российских фильмов, каждый год представляет наши фильмы и открывает таланты на крупных международных кинофестивалях – в Каннах, Венеции и Берлине. Красивая, искренняя и уверенная в себе, в разговоре с «русскими эмиратами» она поделилась мыслями о том, чего не хватает российскому кино, о программе Global Russians и резонансе движения Me too.

Екатерина Мцитуридзе и украшения от MaximiliaN-London

Екатерина, вы мечтали о том, что сегодня с вами происходит, – быть генеральным директором «Роскино», киноэкспертом Первого канала и членом Ассоциации международной кинопрессы ФИПРЕССИ?

Екатерина: Вряд ли дети мечтают столь конкретно, но примерно в 12 лет я уже хотела стать кинокритиком, читала много профессиональных книг. Когда поступила на киноведческий, выяснилось, что я уже знаю большую часть того, что нам предстояло изучать в течение четырех лет. Зато мы, студенты, запоем смотрели десятки фильмов в неделю. Они сформировали мой вкус, понимание кино как искусства. Помню, в университете проходила ретроспектива фильмов Жан–Люка Годара, это было настоящее счастье, мы брали с собой бутерброды и сутки не вылезали из кинозала, некоторые фильмы смотрели по два раза. На втором курсе учебы в Тбилисском государственном университете мы с моими однокурсниками придумали программу о кино – «Дубль 1» – и предложили ее на телевидение. Два года я работала в ней редактором и корреспондентом. А переехав в Москву, стала делать программу «Это кино» на Первом канале. У меня много эксклюзивов с голливудскими звездами, ведущими режиссерами и продюсерами мирового кино, связи со временем из деловых превратились в дружеские, и я постепенно стала заниматься маркетингом в нашей же сфере, вела крупные пиар-кампании. Самую важную практику получила во время пиар-кампании «Дневного дозора». Константин Эрнст лично руководил всеми направлениями кампании, и это было по-настоящему круто и незабываемо. Международный прокат «Дозоров» осуществляла компания 20th Сentury Fox, перед премьерой на Берлинском кинофестивале на всех совещаниях с нами работал глава студии Джим Джанопулос, один из колоссов голливудской киноиндустрии. Сейчас он глава другой гигантской студии – Paramount Pictures. Что касается «Роскино», я пришла в компанию «Совэкспортфильм» по приглашению правительства в 2011 году, именно с учетом моего опыта и удачных пиар-кампаний.

Откуда у вас такая любовь к кино?

Екатерина: Любовь к кино передалась мне по наследству. Мои родители обожают кино и даже хотели назвать меня в честь некоторых любимых героинь. Слава богу, обошлось без экзотических имен, сошлись на любви к Катрин Денев и назвали в ее честь! Она и моя любимая актриса, одна из. И имя свое я люблю. Начиная примерно с трех лет мама брала меня на все закрытые показы в Тбилисский Дом Кино, на все фильмы, которые сегодня пометили бы рейтингом 18+ минимум. Выбора у меня, как видите, не было.

Со стороны кажется, что обсуждать и рецензировать кино может каждый. Но что отличает профессионального кинокритика?

Екатерина: Безусловно, каждый имеет свое мнение, но рецензировать фильм может только профессионал, так же как любой другой вид искусства. Есть отдельные рецензии, редкие на самом деле, которые сами по себе становятся произведением искусства.

Например, почти каждая рецензия Романа Волобуева или его коллеги из журнала «Афиша» Станислава Зельвенского становилась событием. В России немало хороших критиков, но, увы, их становится все меньше.

В мае 2002 года вы стали членом жюри Каннского Международного кинофестиваля. Как это произошло?

Екатерина: В 2002 году по приглашению критика Андрея Плахова, тогда вице-президента FIPRESCI, я вошла в жюри критиков Каннского кинофестиваля, а в 2008-м была приглашена дирекцией фестиваля в жюри программы «Особый взгляд», одной из самых престижных программ в Канне. Президентом нашего жюри был известный немецко-турецкий режиссер Фатих Акин, который в этом году, кстати, получил «Оскар». Работа в жюри – это суровое испытание, смотреть три фильма в день параллельно с основной работой на фестивале, плюс деловые встречи и конференции, – это непросто. Но атмосфера на Каннском кинофестивале настолько уникальная, плюс идеальная организация и всеобщая доброжелательность, что все получается.

Екатерина Мцитуридзе и украшения от MaximiliaN-LondonКакой российский фильм вы бы могли отметить как достойный за последнее время?

Екатерина: В России сейчас на подъеме индустриальное кино, нацеленное на зарабатывание денег в коммерческом прокате. Много шлака, но есть и редкие удачные примеры, как, например, «Движение вверх», «Викинг», «Легенда номер 17», «Притяжение». Из независимых проектов достойны внимания несколько – «Довлатов» Алексея Германа-младшего, «Нелюбовь» Андрея Звягинцева, «Аритмия» Бориса Хлебникова, «В. Маяковский» Александра Шейна, «Турецкое седло» Юсупа Разыкова. Отдельно выделю творчество Александра Сокурова – в 2011 году его «Фауст» получил главный приз – «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля, это была первая наша пиар-кампания после прихода в «Роскино». Его «Франкофония» 2016 года также важное высказывание и производит сильное визуальное впечатление.

Как вы считаете, правда, что современному российскому кино не хватает доброты?

Екатерина: Отчасти соглашусь. Но не доброты не хватает, скорее, не хватает любви и сочувствия автора и режиссера к своим героям, а может, и к самому себе. Это вопрос к психологам, занимающимся социальной психологией. А без любви, как известно, все «медь звенящая». Это не значит, что у фильма непременно должен быть счастливый финал, но в конце зрителю нужен луч надежды. Этот луч, эта искра и отличает все подлинные шедевры, будь то киноискусство, музыка или литература. Разумеется, все вышесказанное не относится к жанровому кино. Но в России жанрового кино, к сожалению, нет.

Недавно вы стали лицом ювелирного бренда MaximiliaN-London. Что вы чувствовали, когда носили ювелирные украшения c бирманскими рубинами и розовыми, голубыми бриллиантами, созданные в единственном экземпляре?

Екатерина: Я знакома с Максимом Арциновичем больше десяти лет и буквально с момента первой встречи поняла, что это неординарный художник со своим видением мира. Его украшения, если уместно проводить параллель с кино, – это не блокбастеры, а произведения авторского искусства, каждое его изделие имеет душу, имеет свою историю. И еще можно сказать, что это не локально российский бренд, как многие другие, а компания с международным статусом.

Конечно, важно, что все камни – изумруды, рубины, алмазы, – которые использует в своей работе Максим, добыты без использования запрещенных способов добычи. Также для меня имеет большое значение отношение ювелира к людям, которые работают на него, ведь все это сказывается на изделиях. Я, как и любая девушка, люблю красивые украшения, но мне важно, чтобы они были изготовлены с любовью и не на потоке. Максим в свои изделия вкладывает любовь, и это ощущается, когда ты их носишь. Вот это и называется эксклюзив.

Вам довелось общаться со множеством кинозвезд – с Вуди Алленом, Джорджем Клуни, Робертом Рэдфордом, Брэдом Питтом, Дастином Хоффманом и другими. Какая встреча была самой запоминающейся?

Екатерина: Каждая встреча оставляет свой след в моей душе. Я благодарна богу, что имею возможность встречаться, беседовать, а иногда и дружить с людьми, формирующими культуру сегодняшнего дня. Под словом «культура» я подразумеваю культурную повестку, ценности, которые важно акцептировать, направления мысли, которые важно отслеживать. Я ценю возможность беседовать с Джорджем Клуни или, например, с Гильермо дель Торо. Это на сто процентов искренние люди, какие не часто встречаются в киноиндустрии, чувствующие суть происходящих в мире событий. Они близки мне по духу.

Вы производите впечатление человека, который много размышляет. У вас не возникает ощущения, что в мире сейчас слишком много напускного, и пробиться чему-то настоящему бывает очень сложно, и в сфере кино в том числе?

Екатерина: Хороший вопрос. Да, к сожалению, это мировая тенденция. Как говорил один из лучших режиссеров нашего кино Иван Дыховичный: «Не все то золото, что подорожало». Талантливому человеку всегда непросто, поскольку бездарность имеет и локти сильнее, и язык подвешенней, и моральные принципы не мешают, но у таланта есть одно главное преимущество, это – сила, и не важно, в какой сфере – в искусстве, бизнесе или политике. Если это настоящий дар, его не скроешь – он стены прошибет, он найдет единомышленников, эта сила соберет любовь вокруг себя, заставит поверить в себя и в конечном итоге победит. Я, как историк по первому образованию, могу сказать, что времена никогда не бывают легкими. И творческий путь творца не бывает устлан розами (даже если мы видим их воочию, это значит, что просто шипы надежно спрятаны от посторонних глаз). Свою боль настоящий художник трансформирует в творчество, которое в итоге становится близким миллионам других людей. Это и есть сила искусства.

Екатерина Мцитуридзе и украшения от MaximiliaN-LondonВ мае 2008 года вы стали учредителем и директором Российского павильона на Каннском международном кинофестивале. Вы часто говорите, что ваш любимый проект – ежегодный альманах «Роскино» Global Russians. Почему?

Екатерина: Российский павильон на Каннском кинофестивале мы учредили с моими партнерами в 2008 году. Пришли к тогдашнему министру культуры и сказали: «А почему у каждой страны в Канне есть свой национальный павильон, а у России – нет?». После нескольких беспокойных совещаний, звонков, десятков писем мы пробили эту идею, сами нашли партнеров, которые финансировали российское присутствие на фестивале, и с почти бесплатным благословением Министерства культуры приступили к работе. В этом году Российский павильон откроет свои двери в 11-й раз. За это время было проведено сотни презентаций, конференций, показов, шоу-кейсов, брифингов, тысячи встреч и обсуждений. Площадь павильона выросла с 25 квадратных метров до 250 в самой престижной зоне Village International, напротив Дворца фестивалей.

У нас много постоянных программ, но Global Russians – любимая всеми моими коллегами в «Роскино», потому что это – наше будущее. Приглашая в Канн в первый раз талантливых студентов, мы даем им шанс, открываем дверь в тот мир, который большинству из них кажется невероятно далеким. Эту поездку мы полностью берем на себя. Благодаря участию в фестивале каждый год от 5 до 10 талантливых ребят начинают понимать, что мир гораздо более доброжелателен к ним, чем они его представляют из окон своей аудитории. Каждый раз они потрясенные говорят мне: «Но Катя, мы думали, что Каннский фестиваль – это такой гламур и бизнес, а здесь все так приветливы к нам, столько позитива, все открыты, дружелюбны, столько знакомств, новых планов». Три года назад мы пригласили в Канн группу студентов мастерской Александра Сокурова в Кабардино-Балкарском университете с их короткометражными фильмами. За это время все пять уже сняли свои полнометражные проекты! Один из них, Кантемир Балагов, в прошлом году снял фильм «Теснота», который был включен в программу «Особый взгляд» на Каннском кинофестивале.

Вот почему я люблю Global Russians. У нас, российских кинематографистов, огромный потенциал, уникальные кинематографические корни, поэтому я вижу талантливых молодых авторов из России частью мирового культурного процесса, это наша глобальная цель в «Роскино».

Что вы думаете о движении Me Too, о котором много говорили на прошедшем кинофестивале в Берлине? Многие боятся, что начнется эксплуатация этой темы, но позитивный сдвиг – в том, что женщины начали говорить об этом вслух.

Екатерина: Если мыслить в масштабах новых мировых тенденций, Me Too, пожалуй, – самое важное социальное явление. И вопрос не только в женщинах. Злоупотребление должностными полномочиями, властью для совершения насилия над другим, менее защищенным, будь то женщина или мужчина, должно быть юридически наказуемо, порицаемо обществом. Сфера кино на виду у всех, поэтому резонанс получился огромный.

Если в Штатах, которые гордятся своей системой правосудия, стало возможно такое, то, что вскрылось в голливудской киноиндустрии в октябре этого года, то что можно сказать о других? Насилие является частью жизни многих женщин и мужчин, не обладающих высоким социальным статусом, живущих в малоразвитых странах, где не всегда соблюдаются законы. Так что движение Me Too обозначило болевые точки. Надеюсь, все постепенно начнет меняться. Я рада, что Россия не осталась в стороне и обозначила свою позицию. Я также лично поддержала коллег по цеху, наше международное профессиональное сообщество, решившее выступить за перемены. «Перестройка» ведь наш, российский бренд! Не будем об этом забывать.

Как вы умудряетесь сочетать творчество и бизнес – вещи трудно сочетающиеся?

Екатерина: Я занимаюсь разными проектами, но все это в рамках кино и телеиндустрии. Своим главным умением, за что я благодарна Богу, я считаю умение находить единомышленников, находить общий язык с людьми, формировать команду. И в «Роскино», и в Останкино в моей команде работают талантливые, яркие и профессиональные ребята, многие из которых со мной уже более десяти лет. Нас немного, но когда мы готовим большие мероприятия, мы разрастаемся до 100–120 человек, за счет постоянных партнеров и коллег, с которыми мы реализовали уже много проектов. Например, Санкт-Петербургский Международный Медиа Форум, который со мной готовила команда из 115 человек. В 2014 году, в разгар первых санкций, на Форум к нам приехало более 2700 участников, из них примерно 1700 – иностранцы из 50 стран мира. Это был колоссальный опыт и общепризнанный успех.

Екатерина Мцитуридзе и украшения от MaximiliaN-LondonВы ведете рубрику «Это кино» в передаче «Доброе утро» на Первом канале. Во сколько вы встаете, и что делаете, если вдруг у вас плохое настроение?

Екатерина: Плохое настроение всегда имеет под собой почву, поэтому важно понять его причину и срочно заняться ее искоренением. Еще хороший метод: если у вас неприятности, а они случаются у всех, мы ведь все учимся на своих ошибках – найти возможность помочь кому-то, кому необходима именно ваша помощь. Мне лично доставляет огромное удовольствие видеть радость в глазах другого человека. А еще музыка – утром мне нравится слушать какието любимые вещи, что-то новое или неожиданное. Музыка очень хорошо настраивает меня на позитивный день.

Вы смотрите себя по телевизору?

Екатерина: Смотрю себя в аэропортах, когда записываюсь заранее, если лечу в командировку.

А какое место в вашей жизни занимает работа в коллективе Первого канала?

Екатерина: Это отдельный разговор. Это двадцать лет семьи. И мало кому повезло иметь такого главу семейства, как сотрудникам Первого. В нашем сотрудничестве случались разные периоды, но для меня Константин Эрнст всегда был и остается ментором, наставником, который предостерег меня от многих неверных поступков и направил на те линии профессионального развития, которые мне действительно оказались близки и важны. Я рада, что теперь к команде Первого присоединился Денис Молчанов, один из талантливейших менеджеров с огромным опытом работы в сфере культуры. Отдельно отмечу моего друга и «названного брата» Андрея Малахова, уход которого с канала мне лично доставил душевную боль. Радует только, что теперь он доволен возможностью реализации своего профессионального и творческого потенциала. Всем нужно развитие. Для меня Первый канал и все, кто с нами работает больше 10, а иногда и 20 лет, – это родные люди.

Какие качества необходимы для достижения успеха?

Екатерина: Успех – это многоуровневое здание. Есть люди успешные и не очень счастливые. Есть успешные и счастливые. Есть неуспешные и несчастливые. Все-таки, вероятно, успех – это гармония между какими-то достижениями и личным их восприятием. Если мы чего-то добиваемся, это должно нас радовать и вдохновлять идти дальше. Если этого не происходит, или случается обратный эффект – вы добились успеха, но он вам не принес радости, то стоит пересмотреть свое к этому отношение. Людям, работающим в сфере кино, телевидения, конечно, во многом повезло – мы работаем в любимой сфере. А какие качества? Успешный человек – это в первую очередь волевой человек, решительный, умеющий социализироваться, отстаивать свои идеи. Успешный человек умеет признавать свои ошибки и превращать поражения в победы, умеет видеть и слышать близких людей. По-настоящему успешный человек умеет радоваться жизни и ценит отдельные ее мгновения.

Вы красивая женщина, и видно, что вы умеете ценить красоту. Как относитесь к украшениям и драгоценным камням?

Екатерина: Красота ювелирных украшений, как и любая красота, для меня заключается в лаконичности. Как говорила богиня Золотого века Голливуда Рита Хейворт, чей образ вдохновил нас на эту съемку: «Я всегда чувствовала, что секрет настоящей красоты – это простота». Даже если это «сложносочиненное» изделие, оно может быть гармоничным, а может выглядеть перенасыщенным и безвкусным. Я за простоту и гармонию, ведь каждый камень несет в себе информацию, и если она совпадает с внутренним миром человека, который его носит, тогда все восхищаются и говорят: какая красота! Надеюсь, в нашей съемке, благодаря профессионализму всей команды и, разумеется, красоте и изысканности украшений, нам удалось это передать.

Похожие статьи: