Улугбекхон Максумов: портрет в интерьере
Поделиться:


Просмотров:  6039

Улугбекхон МаксумовБеседовала Ирина Малкова. Фото: Анастасия Соколова

ГЛАВУ КОМПАНИИ INKAS УЛУГБЕКХОНА МАКСУМОВА В ДУБАЕ ЗНАЮТ МНОГИЕ. ЭТО МОЛОДОЙ, АМБИЦИОЗНЫЙ И УСПЕШНЫЙ БИЗНЕСМЕН, ПОСТРОИВШИЙ БИЗНЕС НА ПРОИЗВОДСТВЕ И ПРОДАЖЕ БРОНИРОВАННЫХ АВТОМОБИЛЕЙ. НО МЫ ОТПРАВИЛИСЬ К НЕМУ В ГОСТИ НА ВИЛЛУ В JUMEIRAH ISLANDS, ЧТОБЫ УЗНАТЬ О ДРУГОЙ СТОРОНЕ ЕГО ЛИЧНОСТИ.

Улугбекхон, расскажите, как вы вообще попали в бизнес по производству бронированных автомобилей?

Улугбекхон: Машины с детства были моим хобби, однако профессионально я ими не занимался. В 2006 году, когда в Ираке начались военные действия, мы встретились в Дубае с одним человеком и решили создать компанию по производству бронированных машин и БТР, чтобы поставлять их в Ирак – для солдат, для посольств, для армии, для скорой помощи. Начали строить заводы, один в Рас-Аль-Хейме, другой в Джебель Али. Но по профилю производства бронированных авто у меня не было навыков, я не заканчивал никаких военных или машиностроительных институтов. Пришлось все проходить с нуля. А бизнес это специфический, то есть сборка обычных автомобилей и бронированных – абсолютно разные вещи. Все зависит от людей, от инженеров, которые работают. Со стороны может показаться, что бронированные машины – это просто особые стекла и каркас. Но все гораздо сложнее. Продумывается каждая деталь. Не дай бог что-то неправильно просчитано, какой-то неправильный дизайн, все – будет прострел и машина станет бесполезна.

Помимо БТР вы еще выпускаете бронированные гражданские авто для VIP-клиентов. Что это за контингент?

Улугбекхон: Это работники министерств, посольств, в том числе и эмиратских посольств в других странах – например, в Индии, Пакистане. Работники посольства РФ в Судане тоже ездят на наших машинах. Недавно отправили 55 машин президенту Ганы, поменяли ему весь кортеж, включая мерседесы, майбахи, БМВ и ленд-крузеры. Также среди клиентов много охранных предприятий, которые обслуживают персонал нефтегазовых компаний – например, в Ираке. Самое главное, что со стороны подобные гражданские автомобили практически неотличимы от обычных. В этом наше самое большое преимущество. В машине меняется почти все – подвеска, тормозная система, пружины, колеса, резина, стекла, сталь, усиливается батарейный отсек, перепрограммируется компьютер. Получается авто-мобиль-«капсула».

Улугбекхон МаксумовЧеловек находится в полной безопасности?

Улугбекхон: Если человек едет в бронированном авто, это не значит, что он бессмертный.

Есть много нюансов. Например, у нас в контракте написано, что машина должна постоянно ехать со скоростью минимум 80 км/ч. Она не должна останавливаться, ей нужно уйти из зоны обстрела. Если машину остановили и нет никакой подмоги, то, к сожалению, никакая бронь не поможет. Все клиенты об этом проинформированы.

Были случаи, в автомобиль было выпущено более 300 пуль, но он уходил из зоны обстрела.

Благодарность за спасенные жизни выражают?

Улугбекхон: Постоянно. Когда человек звонит и говорит: «Нас вчера обстреляли, мы ушли, сделай нам еще две таких машины». Вот это благодарность. Все делается на доверии. Такую репутацию нужно заслужить.

А вы сами на чем ездите?

Улугбекхон: У меня парк из 25 машин – есть и Bentley, и Maybach, и Ferrari. Могу на черной «Волге» ездить, на «Ладе Победе». Специально установил там кондиционеры. К каждой машине у меня свой подход.

Похоже, у вас есть все dream cars. Что-нибудь еще хочется приобрести?

Улугбекхон: Недавно мне привезли Tesla X. Очень ей доволен. Сейчас будем бронировать. По крайней мере, никто до нас Теслу еще не бронировал. Будущее все равно за электрокарами. Ангела Меркель уже сказала, что к 2030 году в Германии не будет ни одной машины на топливе.

А разве вас, как коллекционера и знатока машин, не смущает отсутствие рева мотора?

Улугбекхон: Люди же постепенно перешли с обычных мобильных телефонов на айфоны. Вам же сегодня не хочется открыть большую «Моторолу» и кнопочки резиновые понажимать? Люди ко всему быстро привыкают, особенно к чему-то удобному. Сейчас все автомобильные бренды начинают выпускать электродвигатели, поэтому скоро люди будут коллекционировать электрокары. А некоторые машины уже даже летают. Я недавно заказал себе такую из Японии, должны привезти к концу 2018 года. Правда, не знаю, разрешат ли мне в Дубае на ней летать.

Улугбекхон Максумов: портрет в интерьере

У вас дома посреди гостиной стоит роскошный белый рояль. Друзьям играете?

Улугбекхон: Играю для очень близких друзей. Ведь я закончил музыкальную школу. Нас было 20 человек, но до конца дошли только двое, включая меня. Все-таки семь лет – не все могут выдержать. Проживая здесь, в Дубае, мы все больше отдаляемся от классики. И даже те концерты, куда мы ходим, порой не соответствуют нашим представлениям о том, каким должен быть классический концерт. Иногда люди приходят послушать музыку в футболках и шлепанцах, а в антрактах бегут занимать очередь за вином. Так и хочется спросить: «Вы определитесь, куда вы пришли?».

Сегодня вы весьма активно представлены в Инстаграме, где охотно общаетесь с людьми и делаете разные заявления. Так что вопрос из вашего же Инстаграма: что заставляет ваше сердце биться чаще?

Улугбекхон: Когда я просыпаюсь утром и понимаю, что я – живой человек, оно начинает биться чаще. Я радуюсь каждому новому дню – неважно, где я нахожусь. А какие-то каждодневные моменты… Все изменить в жизни невозможно. Если что-то можно изменить, я буду это делать. Но если изменить нельзя, я просто приму как есть. У каждого своя судьба. И там, где мы окажемся после смерти, каждый будет отвечать только за себя.

Сегодня самое святое для меня – мои родители и сестренка. Они живут в Узбекистане. Эти три человека – главные в моей жизни. С утра я просыпаюсь, еду в машине и обязательно звоню им, чтобы узнать, как у них дела. Они рассказывают, чем занимались, что папа посадил в теплице, что там выросло, что сосед сказал. Вот это – моя жизнь.

Есть такое понятие – золотая середина. Когда приходит успех, деньги, создается семья, все налаживается, и человек успокаивается. Вам знакомо это чувство?

Улугбекхон: Иногда хочется успокоиться и сказать себе – остановись. Потому что в моем бизнесе люди всегда ходят по грани. Было много моментов, когда можно было просто остановиться и сказать: «Сейчас все хорошо, угомонись». Но чем больше ты занимаешься любимым делом, тем больше тебе это нравится. У меня нет амбиций создавать огромную корпорацию или монополию. Как выпускал свои 80–100 машин в год, так и буду выпускать. Хотя могу и 500 в год производить. Но я доволен тем, что есть. К тому же нужно понимать, что все мы здесь зависим от ситуации, которая складывается в ближневосточном регионе. Все может поменяться в любой момент. Но даже если все кардинально изменится, я буду к этому готов.

Улугбекхон Максумов: портрет в интерьереКаков ваш метод противостояния жизненным трудностям?

Улугбекхон: Мой метод – выдержанность. Нужно уметь принимать любой вызов. Если что-то произошло, значит, уже ничего не поделаешь. Если вы постоянно вините себя, то только усугубляете ситуацию.

Были случаи, когда кому-то звонили и говорили, что он потерял все состояние. Люди шли и сводили счеты с жизнью. Это неправильно. Любую ситуацию можно преодолеть. Даже если что-то случится, я тихо встану и уйду. Но с поднятой головой и умением смотреть людям в глаза. Я много раз падал и поднимался, и знаю, что Бог не дает испытаний больше, чем человек может вынести. Самое главное, чтобы те люди, которые тебя окружают, видели в тебе человека, а не твой статус или машину, на который ты приехал. Потому что все внешнее – преходяще.

А что важно для вас?

Улугбекхон: Семья. Думаю, что заслужил хорошую семью, детей. Тогда жизнь поменяется. Пока я живу для своих родителей.

Цитата из вашего Инстаграма: «Чтобы достичь целей, каждый день я работаю над усовершенствованием самого себя». Что конкретно вы делаете каждый день?

Улугбекхон: Каждый день я стремлюсь стать лучше. Когда прихожу в офис, я не собираю людей и не начинаю на них давить, мол, нужны продажи, нужны заказы. Нет. Я захожу к своим сотрудникам, сажусь и разговариваю с ними. Иногда помогаю им в работе, так как сам был на их позициях раньше, сам через все прошел. Однако было время, когда мой управленческий подход был куда жестче. «Опоздал на 15 минут, все, снимаем часть зарплаты». Потом я начал с людьми говорить. Объяснять. Показывать. Сейчас я не буду спрашивать, где ты был, почему опоздал. Мне важен конечный результат в конце месяца. Сам я могу закрыть свою компанию и нормально продолжать жить. А вот сотрудники будут вынуждены искать работу. Люди, которые просто отсиживают часы в офисе, мне не нужны. Я и сам могу всем заниматься – логистикой, бухгалтерией, закупками, производством. Зачем мне сотрудник, который звонит и спрашивает, можно ли купить этот болт? Мы этот болт уже 10 лет покупаем. Если все должен решать я, зачем мне нужны такие работники? Те, кто меня понял, остались, остальные ушли. Этот процесс занял какое-то время, однако сегодня все работает, как часовой механизм. И у меня появилось свободное время.

И на что вы его тратите?

Улугбекхон: На друзей. На посиделки. Люблю плов приготовить, друзей собрать. В караоке попеть.

Улугбекхон Максумов: портрет в интерьереМожете дать определение успешного человека?

Улугбекхон: Это когда ты приходишь в офис и видишь, что люди пришли на работу с радостью. Что у них глаза горят. Им интересно работать. Это успех. Или когда приходят клиенты забирать машины и благодарят. У нас по контракту время производства машины занимает 90 дней, а я им отдаю за 60. И они довольны. Успешный человек всегда занимается любимой работой. Не той, которая просто приносит деньги, а именно любимой. В моем случае деньги можно заработать и в более спокойной нише, без нервов, ведь зачастую в моем бизнесе речь идет о жизни очень высокопоставленных людей – например, из ООН. Я сижу на пороховой бочке. Возможно, это добавляет некоего драйва, но я готов нести всю ответственность. Были моменты, когда можно было выйти из бизнеса, но я отказался. Мне нравится это дело, я его начал и буду вести до конца, пока со мной будут мои люди. Как сказал Генри Форд, «заберите у меня мои деньги, заводы, но оставьте мне моих людей, – и вскоре мы создадим заводы лучше прежних».

Какие качества своего характера вы цените больше всего?

Улугбекхон: Умение ждать своего часа – часа, когда люди начнут мне верить. Это непросто. Многие бы уже сломались. Было время, когда я садился за переговорный стол, где сидели люди из министерства обороны, представители государственных структур, и меня спрашивали: «А вы кто? Почему мы должны вам верить? Почему мы должны с вами заключить этот контракт?». Тогда я говорил им: «Я вам даю бронированную машину. Бесплатно. Вы ее забираете, обстреливаете, взрываете. И, если вас все устраивает, вы мне за это платите и даете новый заказ». Они спрашивали, есть ли у меня военное прошлое, но я отвечал, что нет, я просто бизнесмен. Зато у меня работают специалисты высокого уровня, могу пригласить на завод, все показать. Сейчас этот этап уже пройден и связи налажены.

Вы придумали для себя хэштеги #Представь, #Поверь, #Достигни. С воображением и верой все вроде ясно. Но вот «достигни»…

Улугбекхон: Все упирается в позитивное мышление. Во Вселенную каждый день нужно посылать позитивные мысли. Верить, что все получится, что вы достигнете своей цели. Мне иногда мои сотрудники говорят: «Как же мы это осуществим? Это же нереально!». А я спрашиваю: «Вы хотя бы попытались?». Да, в некоторых случаях заказчику нужно объяснить, что-то, что он просит, нереально. Хотя иногда бывает так: что-то кажется нереальным в начале (а в нашем бизнесе вначале все нереально), а в итоге оказывается выполнимым. Надо верить в свое дело.

Откуда же вы черпаете энергию на это?

Улугбекхон: Она у меня просто есть. Я даже сплю всего по 3–4 часа. Наверное, налажен контакт со Вселенной. И потом, я люблю общаться с людьми. Я принимаю во внимание мнение любого человека, анализирую его. Потому что до конца вообще ни в чем нельзя быть уверенным. Мы можем сами очень многого не знать, заблуждаться. У каждого свое восприятие мира. Поэтому нужно все взвешивать, анализировать.

Когда Николу Теслу спросили, сколько времени он работает, он ответил, что большую часть времени он бездельничает, потому что просто сидит и думает.

Улугбекхон: У меня, кстати, с Николой Теслой есть общая ДНК. Об этом я узнал из генетического анализа, который заказал у National Geographic. А мой самый близкий родственник из России – это Лев Толстой.

Улугбекхон Максумов: портрет в интерьереХорошие гены, хорошая компания.

Улугбекхон: Есть еще и гены Чингисхана. Так что в целом я этим анализом доволен.

Сейчас интересное время – даже реклама таких компаний, как ваша, стала неким креативным процессом, индустрией по вовлечению эмоциональной сферы человека. Ведь рекламные ролики Inkas похожи на мини-фильмы про секретных агентов.

Улугбекхон: Люди, которые покупают мои машины, – далеко не простые. И с ними нужно говорить на их языке. Фильмы просто показывают эту реальность.

Еще одна цитата из вашего Инстаграма: «Достаточно сумасшедший, чтобы верить в то, что я могу изменить мир, шаг за шагом». Поясните.

Улугбекхон: Чтобы изменить мир, нужно изменить себя. А когда вы меняете себя, меняется и мир. Когда вы говорите с кем-то и меняете ход его мыслей, вы меняете мир. Шаг за шагом. Даже если вы посадили дерево, выкинули мусор с дороги, вы уже что-то улучшили. Каждый из нас способен на это, все зависит только от желания.

Мой отец в советское время был первым секретарем горкома партии, честным человеком, коммунистом. У нас дома не было никакой роскоши. Сейчас уже нет таких людей, то великое поколение уходит. У многих современных людей даже нет никаких принципов. Все хотят только разбогатеть. Сесть в свой мерседес, красиво одеться. У каждого, конечно, свое представление о счастье, но любое счастье нужно заслужить. Для меня счастье – это спокойствие души. Когда тебя окружают именно те люди, с которыми ты хотел бы провести остаток своей жизни. И неважно, где – в однокомнатной квартире или в пентхаусе. Материальные вещи временны. Сегодня они есть, завтра их нет. Счастье – когда рядом любимые. Когда на Эйфелевой башне можно взяться за руки и сказать: «Ну что, прыгаем?».

Улугбекхон МаксумовБЛИЦ-ОПРОС

Любимый композитор: Людвиг ван Бетховен. Люблю его симфонии.

Любимый напиток: Грузинское вино «Киндзмараули».

Самое необычное место, где вас можно встретить в Дубае: На заправке с хот-догом в руке. Или где-нибудь в закусочной в Дейре в очереди за кофейком. Чтобы быть ближе к народу и не терять связь с реальным миром.

Любимый караоке-клуб: Клуб «Мираж» на Пальме Джумейре.


Похожие статьи: