Эксперимент

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  466

INKED

Беседовала Ирина Малкова

У ВХОДА В INKED НЕТ НИКАКИХ ВЫВЕСОК И УКАЗАТЕЛЕЙ – ТОЛЬКО ВЫСОКИЙ ОДИНОКИЙ КАКТУС В ГОРШКЕ. ЭТО НЕ РЕСТОРАН, НЕ ИНКУБАТОР И НЕ АРТ- ПРОСТРАНСТВО, ЭТО ВСЕ ОДНОВРЕМЕННО. ЗАВЕДЕНИЕ ОТКРЫЛОСЬ В СЕНТЯБРЕ 2016 ГОДА, А УПРАВЛЯЕТ ИМ ПАРА ИЗ ФРАНЦИИ КЕНЗА И ПАТРИК ДЖАРДЖУР. ОДНАЖДЫ ОНИ ПООБЕЩАЛИ СЕБЕ, ЧТО КОГДА-НИБУДЬ ОТКРОЮТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ РЕСТОРАН – ХОТЯ И НЕ МОГЛИ ПРЕДСТАВИТЬ, КАКОЙ, ГДЕ И КАК. ДУБАЙ СТАЛ ИДЕАЛЬНОЙ ПЛОЩАДКОЙ ДЛЯ ВОПЛОЩЕНИЯ.КЕНЗА И ПАТРИК ДЖАРДЖУР

ПОГРУЖЕНИЕ В ИСТОРИЮ

Кенза и Патрик наняли бруклинскую дизайн-студию Far Architects, которую возглавляют Карин Фахри и Дайан Сауайя. Дизайнеры вдохновлялись индустриальным стилем промышленных районов Дубая: заведение находится в лофте Alserkal Avenue, который, в свою очередь, находится в помещении бывшего склада. Поэтому Far Architects воссоздали в INKED промежуточные пространства, где обычно собираются рабочие: лестничные площадки и дворики.

Что же такое INKED? Почему вы выбрали такое название?

Патрик: INKED – это арт-платформа для самовыражения вокруг еды. Мы – творческая команда гурманов. Нами управляет седьмое чувство. Все, что связано с едой, нам по силам. Все, что связано с едой, – наша страсть. INKED задумывался как экспериментальный ресторан, площадка для кулинарного творчества, на которой никогда не состоится двух одинаковых событий и двух одинаковых обедов. У INKED есть много граней, но все они объединены общим стремлением создавать воспоминания и пробуждать эмоции. Мы твердо верим, что еда – это важнейшая часть культуры, поэтому культура должна быть основанием всех наших проектов.

В INKED есть все необходимое: оборудование, дизайн и знающие люди. Мы собираем экспертов и пытаемся узнать их истории и опыт, которые потом воплощаем в наших проектах – поэтому они остаются так памятны нашим гостям. Наши методы необычны и некоторым даже кажутся безумными. Мы сочетаем то, что кажется несочетаемым, но на самом деле объединено скрытой гармонией. В числе наших недавних проектов – интерактивный опыт для Netflix и частные обеды для таких компаний, как Net-a-porter, The Modist, Level Shoes и Dior. Кроме того, мы проводим собственные концептуальные обеды – на них уходит огромная часть нашего времени и энергии. Чтобы наши встречи были более тесными и эксклюзивными, мы обычно не собираем на обед больше 40 человек. Кенза: Мы хотим, чтобы у наших гостей не было никаких ожиданий, но чтобы уходили они от нас как будто с татуировкой. Мы стараемся, чтобы визит к нам запомнился им надолго, чтобы у них остались воспоминания. А еще мы пытаемся чему-нибудь научить – или, по крайней мере, пробудить у них любопытство.

INKED

Был ли у вас раньше опыт работы в искусстве или гастрономии?

Патрик: Концепция INKED зародилась – или, по крайней мере, оформилась – после совместной поездки в Берлин. Мы увидели там динамичную и очень разнообразную кулинарную сцену. Вообще, мы оба очень любим путешествовать и открывать для себя что-то новое, и в тот раз мы открыли для себя альтернативные рестораны, которые воспринимают еду как площадку для самовыражения и экспериментов. Это очень нас вдохновило, и мы начали работать над собственной инновационной платформой. Теперь у нас есть INKED.

INKEDКенза: Я и раньше работала в ресторанной сфере – открывала несколько ресторанов совместно с шеф-поварами, а также разрабатывала для них концепции. Еда с детства играла очень важную роль в моей жизни. Нормальные дети рисуют мелками и красками или лепят что-то из пластилина, а моей «песочницей» была кухня. Меня всегда захватывали бесконечные возможности кулинарии.

Патрик: В США у меня есть своя компания по ивент-менеджменту. Кроме того, в Дубае мы с братом управляем фирмой по продаже недвижимости. INKED – мой первый эксперимент в ресторанном бизнесе, до этого я занимался в основном ивентами. Так что INKED объединяет наш опыт и наши сильные стороны.

Что вы можете сказать о ресторанной сцене Дубая?

Патрик: Кулинарная сцена Дубая очень разнообразна и открыта. В этом смысле Дубай может соревноваться с Нью-Йорком, Парижем и Лондоном. Но мы не считаем INKED рестораном, а пытаемся сделать что-то новое. Мы не заполняем существующую нишу, а создаем нечто абсолютно отличное от всего остального.

Мы открыли INKED потому, что хотели показать людям возможности альтернативной кулинарии, а еще для того, чтобы сюда приезжали туристы из разных стран, заинтересованные дубайской и арабской культурой. Нам очень важно показать, что здесь можно достичь очень многого, и мы позиционируем INKED как пространство для творчества, коллабораций и обмена идеями. В этом смысле наш ориентир – художественные галереи. Мы пока еще очень молоды, и нам есть куда расти и развиваться.

Например, мы сделали совместный проект с бейрутским рестораном Tawlet и его шефом Камалем Музаваком, но показали в нем только маленькую часть кулинарной культуры Ливана. А ведь вокруг нас целый мир, и мы только начинаем изучать даже то, что находится так близко к нам. Это очень интересно.

INKED

Но нет ли у вас ощущения, что жители Дубая немного пресыщены высокой гастрономией, ведь здесь можно найти рестораны самого высокого уровня на любой вкус?

INKEDКенза: Прелесть Дубая – в смеси разных культур. Почти все жители Дубая много путешествовали, повидали мир, развили богатый вкус к и ждут чего-то нового.

Рынок, может быть, и перенасыщен, но на нем не было таких проектов, как INKED. Нам кажется, что этим никто раньше не занимался. Именно поэтому у гостей остаются о нас такие глубокие воспоминания. Я не думаю, что перенасыщенность рынка может повредить INKED. К нам приходят за уникальным опытом, и, ограничивая число посетителей, мы только создаем еще больший спрос на наши мероприятия и услуги.

По какому принципу вы работаете? Вы придумываете новую концепцию каждый сезон?

Патрик: Каждым проектом занимается вся команда. Мы как большая семья: у каждого есть конкретная роль, но если нужно, каждый готов выручить остальных. С точки зрения логистики все, конечно, зависит от плана мероприятия. Возьмем, например, обед с сюжетом, который начинается, когда вы входите в ресторан, и не заканчивается, пока вы не уйдете. Здесь важна не только еда, обслуживание и дизайн интерьера: главное – чтобы вы погрузились в эту историю. Саму историю может придумать любой из наших сотрудников. Она определяет все: меняется пространство, меню, музыка, подача, оформление тарелок и декор интерьера. Мы создаем обстановку, но сценарием управляют наши гости. Мы можем удовлетворить любые их капризы. Я понимаю, что это смелое заявление – но если вспомнить о том, чего мы уже добились, я готов под ним подписаться. И мне очень интересно, чего еще мы сможем достичь.

INKEDРасскажите немного о вашем шеф-поваре Адриане Вильдьё.

Патрик: Адриан работал с такими знаменитостями, как Жоэль Робюшон, Ален Пассар и Жан-Пьер Вигато. Он многому у них научился, но не потерял индивидуальности. У него очень богатый опыт работы в кулинарном мире: он успел возглавить целую армию поваров, поработать ресторанным консультантом и исполнительным шефом крупной кулинарной школы. Его искусство помогает ему путешествовать по миру: он жил в Нью-Йорке и Сен-Бартелеми, Марокко и Дубае. Он смело экспериментирует и всегда открыт чему-то новому, постоянно расширяет границы своего стиля. Его ничего никогда не пугает, и он не эгоистичен. В общем, не повар, а настоящий художник. Наш ивент-директор Гильда Гиланташ – тоже настоящий гений в своих сферах: дизайне и логистике. Она может воплощать в жизнь самые безумные идеи. Например, для нашего ифтара по-берберски мы обшили помещение 10 километрами шерсти – так мы изображали ковры Северной Африки. Результат можно было бы принять за арт-инсталляцию, если бы не ткацкий станок в середине зала.

Похоже, искусство – это важная часть вашей жизни. Поэтому вы выбрали для локации главный арт-район Дубая?

Кенза: Мы выбрали в качестве нашего ориентира и дома арт-пространство Alserkal Avenue, ведь мы с ними придерживаемся одних и тех же ценностей. И по дизайну пространства, и по выбору съемщиков очевидно, что Alserkal Avenue хотят создать большую семью.

Мы сразу поняли, что для их проектов, как и для наших, очень важна аутентичность. Благодаря нашей общей любви к искусству и творчеству мы с ними отлично находим общий язык. Очень удачное соседство.

Одна из ваших концепций называлась «Тет-а-тет» – когда посетители ужинали напротив своего отражения в зеркале. Будете ли вы продолжать эксперименты в социальной и эмоциональной сферах?

INKEDПатрик: Да, в рамках этой концепции мы приглашали гостей поговорить не только с другими гостями, но и с самими собой. Мы подавали обед из четырех блюд и сажали людей по разные стороны стола, в середине которого стояло большое зеркало, так что гости весь обед смотрели на свое лицо. Это в буквальном смысле слова упражнение в рефлексии, а также повод задуматься о современном мире, одержимом смартфонами и социальными сетями.

Кенза: Мы давно хотели устроить что-нибудь в таком духе. Ведь в современном обществе каждый думает только о себе. Вспомните хотя бы главную моду последних лет – селфи. И мы подумали: если гость будет весь обед смотреть на себя в зеркало, получится отличный комментарий о современном обществе. Эта идея рождалась постепенно, в ходе нескольких мозговых штурмов и с участием всей команды INKED.

Что ждать от INKED в новом сезоне?

Кенза: Мы займемся образовательными проектами и проведем несколько семинаров и лекций, устроим несколько коллабораций и, конечно, продолжим наши тематические обеды – будем и дальше воплощать в жизнь проекты, за которыми стоит интересная история. Все наши самые смелые работы – в будущем.

Если у клиента есть собственная идея по организации корпоративного обеда, пойдете ли вы ему навстречу? Или вы предпочитаете заниматься только собственными проектами?

Патрик: Мы всегда рады сотрудничеству и готовы воплощать в жизнь чужие идеи – особенно если они близки нам по духу. Мы – соучастники творчества.

Похожие статьи: