Путешествие по времени Bovet

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  480

Путешествие по времени BovetНЕТ НИЧЕГО БОЛЕЕ УДИВИТЕЛЬНОГО, ЧЕМ ВЫРВАТЬСЯ ИЗ СОВРЕМЕННОГО ДУБАЯ С ЕГО НЕБОСКРЕБАМИ И ЗАГРУЖЕННЫМИ МАГИСТРАЛЯМИ И ОЧУТИТЬСЯ В ШВЕЙЦАРСКОМ ЗАМКЕ XIV ВЕКА, СРЕДИ БЕСКРАЙНИХ ПОЛЕЙ И ЛЕСОВ. ТАКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ВО ВРЕМЕНИ МЫ СОВЕРШИЛИ ВМЕСТЕ С BOVET, ПОСЕТИВ ИХ МАНУФАКТУРУ В АЛЬПИЙСКОЙ ДОЛИНЕ ВАЛЬ-ДЕ-ТРАВЕР.

Год назад глава швейцарского часового бренда Bovet 1822 Паскаль Раффи приезжал в Дубай, где мне удалось с ним встретиться и взять интервью (опубликовано в № 74 «Русских Эмиратов»). Раффи приобрел компанию в 2006 году и за это время своей неудержимой энергией возродил традиции легендарного часового Дома с 195-летней историей. Помнится, меня тогда поразила его искренняя страсть к сложной, но утонченной часовой механике, глубокое знание философии часового дела и почти сакральная любовь к устройству часов как миниатюрному отражению устройства Вселенной. Признаться, из всех других глав часовых брендов, с которыми мне доводилось общаться, он оставил о себе самое сильное впечатление. Поэтому, когда мне предложили посетить мануфактуру Bovet в окрестностях Женевы, я с большим интересом отправилась в Швейцарию. Ведь Bovet – это нечто совершенное особенное среди всех швейцарских мануфактур.

В самом центре Женевы, в штаб-квартире и двухэтажном бутике Bovet, мы одними из первых представителей медиа смогли увидеть последние новинки бренда, включая коллекцию Luminiscent Miniature Painting, в которой рисунки на циферблатах моделей светились в темноте. Однако самое интересное ожидало нас впереди. На следующий день рано утром мы сели в черный тонированный внедорожник Volvo и отправились на северо-восток от Женевы. Несколько часов созерцания живописных пасторальных пейзажей, мирно пасущихся на зеленых равнинах коров, снежных пиков Швейцарских Альп очищало сознание и приносило умиротворение. Казалось, это место веками оберегалось от любых вторжений современной цивилизации.

Путешествие по времени Bovet

МАНУФАКТУРА DIMIER 1738

Через два с половиной часа мы прибыли на часовую мануфактуру полного цикла Dimier 1738 в Трамлане, где-то в 160 километрах от Женевы. Паскаль Раффи приобрел ее также в 2006 году, чтобы самостоятельно производить почти все детали для часов Bovet, включая собственное производство спиралей и пружин-балансиров.

Мы начали осмотр с самой первой стадии производства. Листы стали и меди ждали, пока их превратят в шестеренки. Как и на многих других фабриках, здесь стоят автоматические станки и электроэрозионные машины, а также разнообразные штамп-машины, которых я до визита на Dimier никогда не видела.

Металл вставляют в пресс, где по нему бьет многотонный молот, и на выходе получаются уже маленькие часовые детали. Штампы для пресса изготовлены инженерами, которые специализируются только на обслуживании станков часовой фабрики.

Опытные руки трудолюбиво и терпеливо полируют детали, чтобы на них не осталось никаких пятен: последняя стадия производства шестеренок и гаек и в XXI веке ничуть не изменилась. Жемчужное зернение, англяж, женевские волны, круговое зернение шестеренок – всеми этими техниками мастера Dimier владеют в совершенстве, и созерцать их работу было невероятно увлекательно. Особенно удивил второй этаж фабрики, где на наших глазах мастера собирали из крошечных деталей сложнейшие часовые механизмы. Наблюдать за их работой можно было весь день, но нас уже ждал замок де-Мотье.

Путешествие по времени Bovet Путешествие по времени BovetШАТО - ДЕ - МОТЬЕ

Через час дороги от Трамлана мы оказались на вершине одинокого холма, где располагался замок XIV века, совсем не похожий на часовую мануфактуру. Сегодня в замке, куда нередко наведываются особо важные клиенты и где располагается резиденция Паскаля Раффи, происходит сборка сложных механизмов, гравировка и роспись циферблатов, настройка и тестирование часов Bovet.

С вершины холма виднеется деревня Флерье – родина Дома Bovet, и прекрасная долина Вальде-Травер – самое сердце Швейцарии. Построил замок в начале XIV века Рудольф IV, граф Нёвшателя. Шато-де-Мотье долго служил резиденцией властителям долины. В 1835 году замок приобрело семейство Бове, к тому времени уже зарегистрировавшее часовую марку Bovet & Co. Потомки Бове, в свою очередь, в 1957 году передали замок в дар кантону Нёвшатель.

Однако в 2006 году власти кантона все же решили продать замок – его содержание обходилось слишком дорого. Паскаль Раффи оказался единственным кандидатом, способным поддержать замок, так любимый жителями провинции, поэтому Шато-де-Мотье достался именно ему. Сбылась мечта Паскаля – он смог вернуть Bovet на родину. Проведя в замке масштабные ремонтные работы, Раффи открыл в нем часовой и гравировочный цеха. Он вложил немалые деньги, чтобы мастерские удовлетворяли всем современным стандартам и часовщики могли заниматься своим искусством в идеальных условиях. Местные жители снова занялись тем, что умели лучше всего, – этой возможности они ждали почти 30 лет. Под мастерские отдали залы, в которые попадает больше всего солнечного цвета. Сегодня он проникает через большие окна так, чтобы работники видели все мельчайшие детали часовых механизмов.

Путешествие по времени Bovet

Однако помещения все равно пришлось перестраивать, чтобы установить кондиционер для поддержания постоянной влажности и систему обработки воздуха, которая удаляет даже мельчайшие следы пыли и загрязнений. Легко догадаться, что установить такие системы в историческом памятнике XIV века было очень непросто.

Перед входом в цех нас попросили надеть лабораторные халаты, в которых мы стали похожи на микробиологов. Это было необходимо, чтобы не занести в незапыленную мастерскую ничего потенциально опасного.

Цех выглядел абсолютно современно, при том, что остальные помещения замка отреставрированы куда более консервативно. Все исторические детали были сохранены, включая обеденный зал с камином и гобеленами на стенах, комнату для совещаний и даже камеру заточения для провинившихся, расположенную под крышей замка.

Мы обошли весь цех и увидели самые разные модели часов на всех стадиях рабочего процесса. В Bovet уважают традиции, но это не означает отказа от современных стандартов качества. На наших глазах несколько хронометров прошли очень строгую проверку на точность и водонепроницаемость на новейшем оборудовании.

Путешествие по времени Bovet

Любопытно было также самостоятельно сделать гравировку на часах. Под микроскопом самые тонкие движения моей руки показались неуклюжими и неточными. Мне дали в руку штихель, и я долго пыталась хотя бы найти под микроскопом его кончик. Инструктор-гравировщик – молодой, симпатичный швейцарец – объяснил мне, что штихель – это продолжение руки, и поэтому движения нужно совершать всей рукой, а не только кистью. Я попыталась нанести на металлическую пластину гравировку, но несовершенство моей мелкой моторики шокировало даже меня саму. После нескольких неудачных попыток и кривых линий стало ясно, каким умением нужно обладать, чтобы сделать гравировку для хронометра Bovet.

Я пыталась вырезать узоры только на ровной поверхности, а швейцарские мастера украшают ими также боковую часть часов и могут работать почти под любым углом.

Я попыталась представить себя на месте гравировщика. Наверное, он очень волнуется, ведь одним неудачным движением можно разрушить результат многочасовой напряженной работы. Но нет, он выглядел вполне спокойно и расслабленно.

Я спросила, нравится ли ему здесь, вдали от шумных городов и тех развлечений, которые дают мегаполисы, ведь на вид ему было не больше 30 лет. Но он искренне заулыбался и ответил, что очень горд свой работой, которая приносит ему полное удовлетворение.

В свободное время он вместе с женой путешествует по миру, открывая для себя новые культуры и страны, но жить и работать он хотел бы только здесь – в тихих Швейцарских Альпах. А работа на мануфактуре Bovet дает ему все, о чем он когда-либо мечтал.

Путешествие по времени Bovet

Я подумала, что с моей разнообразной деятельностью, съемками, поездками по миру и постоянными встречами с разными людьми мне, вероятно, было бы сложно усидеть на одном месте, глядя изо дня в день одним глазом в микроскоп и точечно нанося на металл тот или иной узор.

Однако, когда я заглянула в часовой микроскоп, чтобы увидеть движение турбийона в модели Recital 18 Shooting Star, я вдруг ощутила, что просто не в силах отвести взгляд. В один миг мне стала понятна вся любовь Паскаля Раффи к часовой механике, вся страсть четырех столетий высокого часового искусства, вся тайна и непостижимая красота часовых механизмов. Объяснить это чувство невозможно, как невозможно описать невидимую связь с высшими мирами. Когда ты видишь, как идеально выстроен сложнейший механизм, с какой легкостью и грацией двигаются мельчайшие шестеренки, приводя в движение стрелку турбийона, ты вдруг понимаешь, что на это движение можно смотреть бесконечно, как бесконечно можно созерцать красоту природы или постигать древнюю истину, пришедшую из глубины веков. Эти вещи неподвластны никаким изменениям, это то, что лежит за гранью логических объяснений, – вечное движение, вечная энергия, пронизывающая все живое в этой вселенной. И часы лишь напоминают нам об этом. В особенности такие, как часы Bovet.

Текст: Ирина Малкова

Похожие статьи: