Полная прозрачность
Поделиться:


Просмотров:  350

Полная прозрачность

Полная прозрачность

НАРУЧНЫЕ ЧАСЫ, ЦЕЛИКОМ ИЗГОТОВЛЕННЫЕ ИЗ САПФИРОВОГО КРИСТАЛЛА – ЭТО, НЕСОМНЕННО, САМЫЙ ЯРКИЙ И ДИНАМИЧНО РАЗВИВАЮЩИЙСЯ ТРЕНД СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА РОСКОШИ. АРХИТЕКТУРА ЧАСОВОГО МЕХАНИЗМА НАСТОЛЬКО ПРИТЯГИВАЕТ, ЧТО НЕКОТОРЫЕ ПРОИЗВОДИТЕЛИ БЫЛИ БЫ РАДЫ ОБОЙТИСЬ СОВСЕМ БЕЗ КОРПУСА. НУ, ИЛИ ХОТЯ БЫ ПРЕВРАТИТЬ ЕГО В СТЕКЛЯННЫЙ КОЛПАК. ПРИЧЕМ, СТРАСТЬ К ПОЛНОЙ ОТКРЫТОСТИ ВЗАИМНА – ЗА ВОЗМОЖНОСТЬ РАЗГЛЯДЫВАТЬ СЛОЖНУЮ МЕХАНИКУ, КАК МУХУ В ЯНТАРЕ, КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ ГОТОВЫ ПЛАТИТЬ САМУЮ ВЫСОКУЮ ЦЕНУ.

КРИСТАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ 

Как известно, сапфировое стекло – вовсе не стекло на самом деле, а искусственно выращенный корунд, то есть разновидность минерала на основе оксида алюминия. Он является одним из самых прочных материалов на планете (9 по шкале Мооса), уступая только алмазу. Поскольку для синтезирования кристаллической решетки корунда, берется только чистейший порошок оксида алюминия без малейших примесей, то в итоге сапфир получается буквально «кристально прозрачным» - в отличие от натуральных сапфиров, которые часто окрашены в синий, желтый или другие цвета из-за присутствия металлических примесей.

Хотя технология выращивания искусственного кристалла была изобретена в далеком 1902 году (и с тех пор, кстати, не претерпела принципиальных изменений), ее путь к часовому делу был трудным и извилистым. Именно потому, что сверхтвердый сапфир очень трудно обрабатывать: нарезать на детали нужной формы и шлифовать, к тому же, нужно учитывать, что, хотя кристалл практически невозможно поцарапать, при тонкой резке стекла и просверливании в нем отверстий для миниатюрных винтиков неизбежны трещины и сколы.

Полная прозрачность

Считается, что первым сапфир в качестве стекла для часов опробовал неутомимый экспериментатор Эдмон Жеже еще в 1930-е годы, оснастив ими некие офицерские модели Jaeger-LeCoultre (но точно не Reverso). Затем в 1960-е для подводных часов Seamaster сапфировые стекла стала использовать  

Omega, правда, технология так и не стала массовой. В те времена даже сами владельцы часов считали, что дешевле и практичнее купить обычные модели с минеральным или пластиковым стеклом и потом регулярно отдавать их в полировку.

Всерьез сапфир пришел в часовую индустрию только в 1980-х, когда для его резки и обработки стал использоваться лучший друг современного часовщика – лазер. Именно в 80-е Rolex стал первым брендом, оснастившим все свои коллекции исключительно сапфировыми стеклами, и, тем самым, задавшим новый стандарт престижных часов.

Полная прозрачность

С тех пор меньше чем за тридцать лет сапфировый кристалл проделал головокружительный путь от сугубо технического элемента защиты циферблата до объекта часового искусства. Сегодня из сапфира изготавливается не только верхнее стекло и задняя крышка (хотя многие еще помнят, какой фурор произвели первые «прозрачные» часы – Corum Golden Bridge, придуманные в 1977-м Винсентом Калабрезе), а корпус целиком, причем, он может быть самой сложной и необычной формы, с выпуклыми полусферами и выступающими элементами.

ТЫСЯЧА ЧАСОВ

Без сапфира невозможны были бы многие технологические шедевры, начиная от гироскопа Christoph Colomb от Zenith и заканчивая премьерой Женевского салона SIHH 2016 года – Astromysterieuse от Cartier с 4-мя сапфировыми дисками в механизме.

Однако изготовить полностью сапфировый корпус долгое время считалось невероятно смелым достижением. Когда в 2009 году Максимиллиан Бюссер показывал в Женеве HM2 Sapphire Vision в ровном прямоугольном корпусе, целиком выполненным из сапфирового стекла, он с придыханием рассказывал, что изготовление каждых часов занимает до 80 дней и чуть ли не каждый второй экземпляр еще в процессе производства оказывался бракованным из-за микросколов. При том, что в HM2 SV сапфировые пластины были скреплены рамкой из платины. Тогда как в 2012-м Ришар Милль представил первые в мире часы, изготовленные исключительно из сапфировых элементов на титановых винтах - Richard Mille RM 056 Felipe Massa Sapphire. Этот сплит-хронограф был создан всего в 5-и экземплярах, каждый из которых стоил миллион долларов. Цена вполне объяснима: на изготовление каждого сапфирового корпуса потребовалось более 1000 часов работы только над сапфировым стеклом. Около 400 часов на то, чтобы вырезать каждую деталь и еще столько же, чтобы ее отполировать.

   С тех пор за сапфировой технологией закрепились две ее основные характеристики: это трудно и очень дорого. Но это не мешает все большему числу часовых марок присоединяться к «прозрачному клубу».

Полная прозрачность

Полная прозрачность

НЕПРИКРЫТАЯ РОСКОШЬ

Еще в январе в Женеве MB&F представил новую Sapphire Vision, теперь уже для модели HM6 – с парящим турбийоном и двумя турбинами. На разработку прозрачной версии «космического пирата» команде Максимиллиана Бюссера потребовалось три года. Девять стеклянных куполов – пять сверху и четыре снизу – тщательно зафиксированы на прозрачных пластинах путем особой процедуры склеивания под вакуумом в высокотемпературной печи. Пластины соединены металлическим кольцом с продольным рисунком, позаимствованным у автобусов Greyhound 1950-х. Всего выпущено 10 экземпляров с золотыми элементами и 10 с платиновыми.

Энтузиаст новых технологий Ришар Миль еще накануне SIHH решил снова сыграть на опережение и первым представил прозрачные часы для женщин Richard Mille RM 07-02 Pink Lady Sapphire, в которых бочкообразный корпус из искусственного кристалла окрашен в романтический розовый цвет.

А мануфактура Hublot в 2016-м изготовила целую плеяду собственного «сапфирового видения», представив в Женеве MP-05 LaFerrari Sapphire с калибром HUB9005. H1.PN.1 с парящим вертикальным турбийоном в корпусе из сапфирового стекла, а в весной в Базеле более классическую модель Big Bang Unico Sapphire с мануфактурным калибра HUB 1242 на базе механизма Unico, дополненным функцией flyback-хронографа. В этих часах, выпущенных тиражом 500 экземпляров, сапфировое стекло, задняя крышка и средняя часть корпуса 45 мм скреплены титановыми винтами, а для усиления эффекта циферблат также сделан прозрачным, из силиконовой резины, также как и ремешок. У модели есть и «негативная» версия Big Bang Unico Black Magic в прозрачном тонированном корпусе.

Оказалось, что именно прозрачные премьеры Baselworld стали самыми интересными и даже сенсационными. Достаточно вспомнить Bell&Ross, отметившей начало сотрудничества с командой Relault F-1 выпуском трех экземпляров полностью сапфировой модели BR-X1 Tourbillon Chronograph Sapphire с калибром тубрийона BR-CAL.285. Причем, производители держат в строжайшей тайне имя изготовителя корпуса.Полная прозрачность

А известный часовой дизайнер Франсуа Кентен, придумавший концепт 4N с цифровой индикацией посредством синхронизированных 4-х дисков, решил, что его калибр MTV 4N-01 заслуживает полного обозрения. Поэтому с помощью компьютерной лаборатории FashionLab и их новой платформы Dassault Systems, чтобы разработать новый моноблоковый сапфировый корпус с сапфировой же задней крышкой. Всего изготовлено 3 экземпляра 4N Sapphire Planet с разными оттенками стекла и цифр.

Наконец, самыми дорогими часами BaselWorld стала премьера 540 Magnum Sapphire Tourbillon от Rebellion за 1,8 миллиона долларов. Но в самой компании с большим энтузиазмом называют другую цифру: 99 рабочих дней или 47 600 минут.

Именно столько по точным подсчетам потребовалось, чтобы в точности изготовить уникальный корпус из сапфировых пластин по сложному 3D-макету.

Затем летом дуэт Стивена Форси и Робера Грюбея представил на американском рынке лимитированную серию из 8-и экземпляров своих первых сапфировых часов Double Tourbillon 30-Degrees Technique Sapphire. Механизм хорошо знаком коллекционерам – это турбийон с двумя каретками, помещенными одна в другую и вращающимися под разным углом с различной скоростью (внутренняя совершает оборот за 60 секунд, внешняя за 4 минуты). Запас хода заводного барабана составляет 120 часов. Несомненно, самой инновационной и ценной частью этой модели является корпус 49,9 мм, состоящий из трех частей: задней крышки, средней части и ранта. Все они изготовлены из моноблока синтетического сапфира.

Полная прозрачность

Кристалл постепенно проникает во все ниши часовой индустрии – от независимых мастеров до индустриальных брендов. Оригинальные «сапфировые трубы», похожие на манжеты, использует независимый часовщик Оливье Савелли для своих авторских скелетонов Skull, Petroleum или последней новинки – Speed, выпускаемой под брендом Ollivier Saveo. А осенью молодая марка Kentex представила собственные часы в сапфировом корпусе – первые, созданные в Японии. Кстати, наверное, японский «сапфир» будет и самым доступным среди моделей данного тренда. Потому что, пока большинство прозрачных премьер рассчитано на миллионеров: Astronomia Sky Celestial Panorama Gravitational Triple Axis Tourbillon от Jacob&Co в сапфировой сфере стоит от 800 тысяч долларов (без бриллиантов), цена двойного турбийона Greubel Forsey – 1 100 000 долларов, Bell&Ross не разглашают цену своего моноблокового сапфирового хронографа, но тоже намекают, что надо ориентироваться на семь знаков. На этом фоне HM6 SV за 350 тысяч смотрятся даже демократично.

Конечно, носить такие часы надо осторожно, но зато и храниться они будут практически вечно – в отличие от драгоценных металлов и даже стали, сапфировый кристалл со временем не помутнеет и не утратит идеально ровной поверхности.

Текст: Лиза Епифанова

Похожие статьи: