Амаль Клуни fashion diaries
Поделиться:


Просмотров:  767

Амаль Клуни fashion diariesТекст: Дмитрий Константинов

САМЫЙ СТИЛЬНЫЙ И ФОТОГЕНИЧНЫЙ АДВОКАТ В МИРЕ – АМАЛЬ КЛУНИ – ЭФФЕКТНЕЙ ДРУГИХ РАЗРУШАЕТ СТЕРЕОТИП, СОГЛАСНО КОТОРОМУ СВЕТСКИМ КРАСАВИЦАМ ДОСТАЕТСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО СКАНДАЛЬНАЯ СЛАВА. ЕЕ ЛИВАНСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЛИШЬ УКРЕПЛЯЕТ ДОГАДКУ: В МИРЕ НАБИРАЕТ СИЛУ НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ЖЕНЩИН, ГАРМОНИЧНО СОЧЕТАЮЩИХ ТВОРЧЕСКУЮ АКТИВНОСТЬ И ЖИЗНЕННЫЙ УСПЕХ. И ЗВЕЗДА ЭТОЙ ГЕНЕРАЦИИ ВОСХОДИТ НА ВОСТОКЕ.

Амаль Аламуддин родилась 3 февраля 1978 года в Бейруте в аристократической семье, ведущей свою родословную с XIV века.

Девочке не исполнилось и двух лет, когда за окнами фамильной усадьбы начали стрелять и взрывать. С разгаром гражданской войны в Ливане семья Амаль эмигрировала в Великобританию, где поселилась в Букингемшире. Родители будущей миссис Клуни были людьми образованными и энергичными. Отец, Рамзи Алам Уддин, в 1972 году получил степень МВА в Американском университете Бейрута, а в Англии открыл туристическую компанию Comet. Мама Бария, которую называли «ливанской Элизабет Тэйлор», окончила тот же университет, редактировала газету «Аль-Хайят», брала интервью у Фиделя Кастро и руководила консьерж-агентством, обслуживающим мировых знаменитостей. Помимо Амаль к овсянке пришлось привыкать ее сестре Тале и двум сводным братьям от первого брака отца, Самиру и Зияду.

Отучившись в женской гимназии в пригороде Лондона Little Chalfont, Амаль Аламуддин поступила в Оксфорд на юридический. В 2000 году она получила там степень бакалавра и год спустя отправилась в Америку, чтобы продолжить образование в Школе права при Нью-Йоркском университете. Там, в Гринвич-Виллидже, она получила степень магистра и стажировку в Федеральном апелляционном суде под началом Сони Сотомайор, той самой, которую впоследствии президент Обама произведет в члены Верховного суда США.

Свидетели и судьи

Как и большинство юристов, карьеру свою Амаль Аламуддин начинала с уголовных дел, но с их масштабом девушке явно повезло. Еще студенткой подрабатывая в нью-йоркском бюро Салливена и Кромвеля, Амаль заполучила своих первых клиентов – обанкротившуюся в 2001 году энергетическую компанию Enron и «заинтересованную» ей аудиторскую фирму Артура Андерсена. Суд рассматривал иск о корпоративном мошенничестве в объеме 101 млрд долларов, крупнейшем в истории мировой юрисдикции. Защита в процессе «народ против непрозрачных компаний» была чисто символической, но, как говаривал Бернард Шоу, репутацию адвоката делает скорее не выигрыш дела, а серьезность судебных разбирательств.

Еще в университете Амаль Аламуддин удостоилась премии имени Джека Каца за успехи в международном праве. А получив в 2004 году диплом, отправилась по распределению не куда-нибудь, а в Гаагу, в Международный суд ООН, как одна из двух лучших студенток курса. Там она работала помощником судьи от России Владлена Верещетина и судьи от Египта, будущего генсека Лиги Арабских государств Набиля Аль Араби, принимала участие в деятельности Международных трибуналов по расследованию преступлений в Ливане и бывшей Югославии.

В 2010 году Амаль вновь перебирается в Великобританию и начинает работу в лондонской юридической компании Doughty Street Chambers. Как и все служащие здесь адвокаты, она становится барристером – защитником высшего ранга, имеющим полномочия отстаивать интересы клиента в любом из судов Объединенного королевства.

Если принять во внимание, что Лондон к тому времени стал своего рода убежищем для опальных олигархов, то новая работа оказалась весьма увлекательной: конфискации активов, экстрадиции, розыск по линии Интерпола. Здесь одним из ее клиентов становится основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж, для которого Амаль добивается в декабре 2010 года освобождения из-под ареста под залог 240 тысяч фунтов, однако все ее многочисленные апелляции об отмене экстрадиции в Швецию Верховный суд отклоняет. В 2012 году она «дистанционно» защищает интересы заключенной в украинскую тюрьму бывшего премьера Юлии Тимошенко.

«Амаль не просто перспективный адвокат, она как друг, который пойдет с тобой до конца, не боясь ввязываться ни в коррупционные скандалы, ни в политизированные процессы,» – так отзывался о своем защитнике Джулиан Ассанж в интервью Evening Standard.

Вопреки, а возможно и благодаря успешной карьере, до 36 лет Амаль остается незамужней. Университетская подруга Дже Ким считала, что восточная красавица выставляет своему Идеалу слишком высокий райдер-лист, и всерьез за нее беспокоилась. Вездесущие английские репортеры из Evening Standard в свое время намекали на ро-ман с главой совета директоров Google 58-летним Эриком Шмидтом, приводя в доказательство совместный пресс-тур в Мьянму и совместный же банкет в ночном клубе «Лу-Лу» на Мэйфейре, где также присутствовали принцесса Беатрис Йоркская и брат Кейт Мидлтон Джеймс. Но слухи эти не получили ни официальных подтверждений, ни дальнейшего развития.

В этой связи крайне любопытным кажется высказывание матери Амаль Барии из интервью 1987 года: «Обеим своим дочерям я постоянно внушала: старайтесь объективнее воспринимать свою красоту и духовное развитие, пытайтесь победить в себе комплексы, присущие женщинам Ближнего Востока. Причина этих комплексов заключена в изнурительной внутренней борьбе, которой подвержена каждая женщина: позволить себе случайные связи или сохранить имя в чистоте в глазах консервативного общества, родителей, будущего мужа».

Личная жизнь под прицелом

Осенью 2013 года в Сирии Амаль Аламуддин познакомилась с Джорджем Клуни. Голливудский холостяк-рекордсмен искал романтики приключений в горячих точках в стиле Хемингуэя и Монтана(однажды его даже арестовали за это в Судане), попутно помогая местному населению своим участием в гуманитарных проектах.

Она же в качестве советника бывшего генсека ООН, а ныне спецпосланника в Сирии Кофи Аннана, занималась юридическим обоснованием правомерности применения беспилотников против террористических формирований.

Когда Клуни впоследствии спрашивали, что в первую очередь привлекло его в будущей жене, тот отвечал: «Амаль удивительный человек, возможно, один из самых умных, что я встречал в своей жизни. Кроме того, она очень заботливая и обладает отличным чувством юмора». При этом актер отмечал, что ему пришлось целых 28 секунд простоять на коленях, прежде чем свободно говорящая на трех языках (английский, французский, арабский) неприступная избранница согласилась перевести отношения из деловой плоскости в романтическую.

Прежде чем объявить о помолвке (о которой первым, по его утверждению, узнал киноактер Эдвард Нортон), пара съездила на сафари в Танзанию, передохнула на Сейшелах и затем отправилась знакомиться с родителями – в Нью-Йорк к Нику и Нине Клуни и после этого в Дубай – к Рамзи и Барии Аламуддин. Версия о том, что Клуни также представлял невесту президенту США, малоосновательна. Скорее всего, просто красиво ухаживал – пригласил в кино на премьеру своего фильма «Охотники за сокровищами» в Белом доме, подарил колечко с семикаратным бриллиантом, выполненное по собственному эскизу. Будущая миссис Клуни в ответ бросила курить.

«К счастью, Амаль не имеет ничего общего с шоу-бизнесом, – характеризовала потенциальную невестку Нина Клуни. – Джорджу есть о чем с ней поговорить – они находятся примерно на одном интеллектуальном уровне». Опровергая слухи о том, что мать Амаль изначально была против брака по религиозным соображениям, Джордж Клуни основательно рассорился с английским таблоидом Daily Mail и впоследствии так и не принял от издания официальных извинений. Происхождение слухов базировалось на религии друзов, которую исповедуют родители Амаль, – допускающем возможность реинкарнации монотеистическом ответвлении ислама, категорически не приемлющем как расширения своего сообщества, так и браков «на стороне». Недавний визит четы Клуни в Бейрут подтвердил, что и в этой вере есть место толерантности: Джордж всем понравился: и новым родственникам, и их соседям. Но в любом случае решение Амаль вопреки родительским традициям связать судьбу с человеком иной веры заслуживает отдельного уважения.

«Мы с Джорджем хотели, чтобы все на нашей свадьбе было романтично и элегантно, – рассказала Амаль корреспонденту журнала Vogue. – Я не могла себе представить дизайнера, который способен был бы передать это настроение в свадебном платье лучше, чем Оскар де ла Рента. Он очень хороший человек и настоящий джентльмен».

Платье из 13 метров шантильского кружева и 14 метров тюля цвета слоновой кости начали шить в июле 2014 года, на примерки приезжали мама Бария и сестра Тала. Получив 7 августа в Великобритании разрешение на христианский брак, Джордж и Амаль сыграли свадьбу в Венеции 27 сентября 2014 года. Венчал молодых бывший мэр Рима и приятель Клуни Вальтер Велтрони. Событие широко освещалось в прессе, и с этого момен-та миссис Клуни стала предметом особого азарта папарацци. Впрочем, по словам коллеги и наставника, британского юрисконсульта Марка Стивенса, «Амаль еще со времен работы в ООН привыкла быть в центре внимания». Стройная, даже чересчур, красавица ростом 173 см, обладающая ученой степенью и превосходным чувством стиля, – это ли не редкое сочетание?

«С самого первого дня как мы встретились я был впечатлен ее безупречным вкусом, смелым, слегка эксцентричным отношением к моде, – признается мистер Клуни. – Что бы она ни надела, она всегда великолепна». При этом наблюдатели отмечают, что и сам актер после свадьбы стал выглядеть лучше. Поговаривают, что Амаль посадила его на собственную диету, исключающую алкоголь, мучное, жареное, сладкое и молочные продукты.

Когда и как Амаль Аламуддин впервые познакомилась с брендами и трендами – вопрос скорее риторический. Учитывая ее неоднократные странствия по оси Нью-Йорк – Лондон щепетильный, понимаешь, что не ориентироваться в мире высокой моды на этом маршруте – все равно что не уметь говорить по-английски. И потом, кто лучше адвоката понимает судьбоносную роль такого понятия, как дресс-код?

На бракосочетание в Венецию она привезла далеко не один только подвенечный наряд. Здесь и полосатое платье от Dolce & Gabbana, в котором уместно сойти на берег, и красное коктейльное мини от Александра Маккуина, и белый брючный костюм, вместе с изящной «английской» шляпой сработанный Стеллой Маккартни. В повседневном обиходе Амаль Клуни предпочитает обувь и солнечные очки Prada, кожаные куртки Marant, рваные джинсы Eliott, сумочки Balenciaga. И если для большинства из нас это имена брендов из мира высокой моды, то для Амаль это еще и друзья, соседи, иногда клиенты.

Пока появление детей не вошло для семьи Клуни «в список основных приоритетов», Амаль продолжает свою адвокатскую практику и пишет статьи – правда, теперь уже под фамилией мужа. С прошлого года начала преподавать – выступает с лекциями в Нью-Йорке, Лондоне и Гааге. Поддерживает благотворительный проект получения высшего образования ливанскими школьницами. Статус ее клиентов неуклонно растет – здесь уже и правительство Камбоджи в их территориальном споре с Таиландом, и экс-президент Мальдивской республики Мохамед Нашид, и султан Бахрейна. Наряду с этим она защищает права и интересы всех, кто в этом нуждается, – будь то журналистка из Азербайджана Хадия Исмаилова, корреспондент «Аль Джазиры» Мохамед Фахми или бывший начальник ливийской разведки Абдулла Аль Сенусси.

В 2014 году Амаль Клуни вошла в шортлист премии British Fashion Awards в номинации «британский стиль». Этим маем в Каннах, где среди других чествовали фильм Джоди Фостер «Финансовый монстр» и его главных героев в исполнении Джорджа Клуни и Джулии Робертс, Амаль в сережках от Cartier и асимметричном светлом платье от Versace с полутораметровым шлейфом, стелющимся по красной ковровой дорожке, удалось оказаться на голову выше даже самой Pretty Woman, явившейся на премьеру босиком. Видимо, что-то подобное и имел в виду знаменитый в прошлом петербургский адвокат Анатолий Кони, когда говорил: «Юрист немногого достигнет, убеждая и доказывая. Он должен доказывать и волновать».

Похожие статьи: