Часовые хроники Паскаля Раффи
Поделиться:


Просмотров:  908

Паскаль РаффиБеседовала Ирина Малкова

В НАШИ ДНИ РЕДКО МОЖНО ВСТРЕТИТЬ ЧЕЛОВЕКА, СТОЛЬ СИЛЬНО ПРИВЕРЖЕННОГО СВОИМ ПРИНЦИПАМ. НО ИМЕННО ЭТО ДЕЛАЕТ ГЛАВУ ЧАСОВОЙ КОМПАНИИ BOVET ПАСКАЛЯ РАФФИ НЕ ТОЛЬКО ИНТЕРЕСНЫМ СОБЕСЕДНИКОМ, НО И ВЛАСТИТЕЛЕМ ДУМ, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ ДЛЯ КОЛЛЕКЦИОНЕРОВ ЕГО ЧАСОВ. ВОЗРОДИВ В 2001 ГОДУ КОМПАНИЮ, ОН НЕ ПРОСТО ИЗОБРЕТАЕТ НЕВЕРОЯТНО СЛОЖНЫЕ МЕХАНИЗМЫ, НО ЕЩЕ И СОЗДАЛ ЦЕЛУЮ ЧАСОВУЮ ФИЛОСОФИЮ. И ЕГО ВЗГЛЯД ВЕСЬМА ОРИГИНАЛЕН.

Господин Раффи, в этом году компания Bovet не принимала участие в главной часовой выставке SIHH в Женеве. Почему?

Паскаль Раффи: Потому что там нельзя курить!

А вы курите?

Паскаль Раффи: Из двух зол – алкоголь или сигареты – я выбрал второе. Я вообще не употребляю спиртное, но вот да, курю. И знаете, сигара в далеких путешествиях становится настоящим другом. Она не беспокоит тебя, не достает разговорами, но она всегда с тобой. Чем не друг?

Где вы сейчас живете?

Паскаль Раффи: По правде говоря, я живу в самолетах. Треть времени я провожу в Майами, треть в Швейцарии, в Женеве, где у нас штаб-квартира, и треть – в путешествиях.

Я смотрю, на вас сейчас те самые знаменитые часы Bovet, которые вы презентовали в январе этого года?

Паскаль Раффи: Это даже не часы. Это искусство, эмоции – Recital 18 Shooting Star. В них я выразил все то, во что я верю, свои убеждения, устремления, часовую традицию почти более чем двухсотлетней истории.

Но ведь вы пришли в часовую индустрию не так давно, в 2001 году, когда приобрели Bovet, старейший швейцарский часовой бренд. Чем вы занимались до этого?

Паскаль Раффи: До этого я был любителем и коллекционером – часы я коллекционирую с 24 лет. Я работал в фармацевтической индустрии, но любовь к часам всегда не давала мне покоя. Когда я отошел от дел, мне было 39 лет.

Тогда ко мне пришел мой банкир, мой друг, и сказал: «Почему бы тебе не заняться часами, если ты их так любишь?». Но ни одна часовая компания тогда не резонировала с моим внутренним настроем. Я, конечно, знал о Bovet – из книг, из истории, слышал о ней на аукционах, у меня даже было несколько карманных часов этой марки. Но вот когда я познакомился ближе с их новинками, то понял – это оно! Мне потребовалась всего одна неделя, чтобы принять решение.

При этом вы решили довольно кардинально изменить философию Bovet.

Часовые хроники Паскаля РаффиПаскаль Раффи: Дело в том, что в индустрии предметов роскоши действует одно главное правило, которому должен отвечать предмет, – он должен быть сразу же распознаваем, то есть уникальным в своем роде. И поверьте мне, далеко не все бренды, которые варятся в этой индустрии, выпускают по-настоящему уникальные вещи. 90 процентов – это просто маркетинг. Но потребитель, который, как правило, ведомый, а не ведущий, не всегда может распознать это сразу, думая, что ручного труда и традиций достаточно, чтобы вещь стала уникальной. Маркетинг же в наше время очень сильно испортил интеллект потребителя, а с ростом глобализации это стало происходить повсеместно.

Люди стали подражателями. У моего соседа такая машина, и я хочу такую же, только еще с тремя опциями, чем я хуже? Но когда потребитель покупает наши часы, он приобретает не социальный код признания, а образовательный. Ведь знание, образование – это то, что и определяет вашу жизнь: какие ценности вы оберегаете, чего хотите достичь, к чему стремитесь.

Именно это в конечном итоге либо приводит вас к успеху, либо нет. И знаете, какую вещь невозможно купить ни за какие деньги? Вашу искреннюю улыбку. Поэтому, производя наши часы, мы вкладываем в них в первую очередь свою искренность. Наши мастера и художники приходят утром не на работу – они приходят в свой второй дом. Только так этого можно достичь.

Вы производите невероятно сложные часы с огромным количеством усложнений. При этом дизайн каждой модели вы разрабатываете сами. Как вы это придумываете, не имея профильного образования?

Паскаль Раффи: Задайте этот вопрос моему генеральному директору. Она всегда говорит, что успех наших часов – это результат того, что я не являюсь часовщиком, а потому совершенно не ограничен никакими рамками. И мне совсем не нужен рядом со мной часовой мастер, который бы просто воплощал в жизнь мои эгоистичные представления о том, какими должны быть часы. Он должен быть творцом.

Что в вашей часовой вселенной для вас более важно – часовые усложнения или дизайн и эмоциональная сторона модели?

Паскаль Раффи: И то и другое. Что самое сложное на свете? Человек. Я люблю сложных людей за их разносторонность. Но, с другой стороны, важна также и эстетическая сторона вопроса. Так что сложность и элегантность должны идти вместе. Ведь, чтобы хлопать в ладоши, вам нужны обе руки.

Прикладной вопрос. Зачем коллекционерам собирать часы? Например, часы компании Bovet.

Паскаль Раффи: Человек может коллекционировать часы исключительно ради их красоты, совершенно в них не разбираясь, – при наличии, конечно же, средств для таких дорогих покупок. В данном случае часы приобретаются, чтобы иметь предмет разговора в сообществе коллекционеров. Но так поступают коллекционеры, которые являются подражателями. Я считаю, что тем, кто покупает часы Bovet, уже нет нужды что-либо доказывать и подтверждать свой статус среди коллекционеров. Этот этап для них пройден. Они коллекционируют не для признания, а потому что верят в такие часы. Им важны не только усложнения, но и яркое художественное выражение. Таков круг коллекционеров Bovet. И он не имеет ничего общего с маркетингом.

Тогда как же потребителю не попасться в сети маркетинга?

Паскаль Раффи: Прежде всего, доверять себе и своим принципам. Доверять своему глазу, который горит при виде на тот или иной предмет. Доверять своей интуиции, своим чувствам. У всех нас есть повседневная одежда, но когда вы идете к портному, который шьет вам костюм на заказ, вы будете ходить к нему на примерку хоть 15 раз. Потому что это вещь будет индивидуальной, только вашей. Это называется совершенством. Так и с часами.

Вы выпускаете довольно сложные часы и для женщин. Вам не кажется, что в последнее время женщины стали лучше разбираться в часах?

Паскаль Раффи: Абсолютно верно. Потому что они сами стали более сложными. Совсем недавно в музее московского Кремля прошла ваша совместная выставка с ювелиром Ильгизом Фазулзяновым. Расскажите о своих впечатлениях.

Паскаль Раффи: Прежде всего, в музее Кремля проходит всего три выставки в году. Поэтому, когда к тебе обращается директор музеев московского Кремля Елена Гагарина и просит выставить свои модели на экспозицию, это о чем-то да говорит. Представьте себе, какую честь мне оказали! Мы выставлялись вместе с Ильгизом Фазулзяновым – настоящим художником, истинным гением, одним из самых талантливых и оригинальных ювелиров своего поколения. Ему подвластны все техники эмалевой росписи, и особенно возрожденная им техника «горячей» эмали. На выставке были представлены, в частности, мужские и женские часы Bovet с живописными миниатюрами на циферблате, которые выполнил Ильгиз и в которых прослеживается прямая связь с историческими карманными часами братьев Бове. Поверьте, во время выставки время замедлило свой ход. Это была очень красивая история в моей жизни. И она до сих пор продолжается, так как с конца июля этого года выставка отправилась в путешествие по всей России.

Похожие статьи: