Крис Фейд: «Делать людей счастливыми – моя работа»
Поделиться:


Просмотров:  668

Беседовала Ирина Малкова, фото Якуба Исламова Крис Фейд

С КРИСОМ ФЕЙДОМ, ВСЕОБЩИМ ЛЮБИМЦЕМ И САМЫМ ИЗВЕСТНЫМ РАДИОВЕДУЩИМ В ЭМИРАТАХ, ПОД ГОЛОС КОТОРОГО ПРОСЫПАЕТСЯ ПОЛСТРАНЫ, МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ В ХОЛЛЕ ОТЕЛЯ KEMPINSKI MALL OF THE EMIRATES, КАК РАЗ ПОСЛЕ ЕГО УТРЕННЕГО ШОУ НА VIRGIN RADIO DUBAI. ВЕСЕЛЫЙ, УЛЫБЧИВЫЙ И НЕВОЗМОЖНО СТИЛЬНЫЙ, ОН ВЫГЛЯДЕЛ БОДРЫМ И ЭНЕРГИЧНЫМ.

Беседовала Ирина Малкова, фото Якуба Исламова

Крис, как дела? Как вы обычно чувствуете себя после шоу? 

Крис Фейд: Сегодня я чувствую себя прекрасно. Иногда выходишь из эфира абсолютно опустошенным, так как шоу длится 4 часа, с 6 до 10 утра, на очень интенсивной волне – мы много говорим, шутим и смеемся, общаемся со слушателями, и это забирает очень много энергии. Иногда после эфира я прихожу домой, чтобы немного поспать, если, конечно, удается и если нет никаких встреч и переговоров.

Вы уже привыкли к раннему подъему? Не тяжело вставать каждый день в 4 часа утра?

Крис Фейд: Нет, я ненавижу вставать рано утром. Когда я получил свою первую работу в Дубае на радио, я вел дневное шоу, которое было для меня самым комфортным с точки зрения распорядка дня. Можно было поздно вставать, а вечером еще и успевать куда-то сходить. Я проработал так два года, а потом мне предложили вести утреннее шоу. Сначала я отказался, так как был не готов к ранним подъемам. Но в итоге все же согласился, ведь плюсов у утреннего шоу гораздо больше. На радио считается, что утреннее шоу задает тон всей радиостанции, и, если все хорошо утром, значит, все будет хорошо и потом. К тому же у нас собралась прекрасная команда, и сейчас я бы ни на что не променял эту работу.

Прити Малик и Биг Росси – ваши бессменные соведущие по утреннему эфиру. Как много времени вы проводите вместе?

Прити Малик и Биг Росси – это моя «ненормальная» семья. Я провожу с ними больше времени, чем со своей семьей и своими детьми. Прити – наполовину американка, наполовину индианка, Биг Росси из Англии, я австралийский ливанец, так что мы, по сути, являемся прекрасным примером разношерстного населения Дубая. И контент, который мы производим, адресован не конкретным социальным прослойкам, например экспатам из Англии или арабам, а всем без исключения. Наша задача – транслировать позитив и юмор без каких-либо национальных предпочтений. Если нам удается заставить кого-то засмеяться с самого утра, значит, наша работа сделана. Ведь люди стоят в пробках, иногда по два часа, некоторые едут из Шарджи, Абу-Даби, и мы понимаем, насколько это может быть изнурительно.

У вас есть какие-то секреты, как «разогнать» себя утром и передать эту энергию аудитории?

Крис Фейд: Когда ты ведешь шоу в прямом эфире, энергия идет и от слушателей, и от музыки. В конце концов, это моя работа – моя, Прити Малик и Бига Росси. Работая на радиостанции, мы должны делать людей счастливыми. Это наша обязанность. Даже если я простужен, я должен прийти в студию, потому что не хочу, чтобы люди расстроились, не услышав свое любимое шоу утром.

Вы планируете программу заранее или это экспромт?

Крис Фейд: Каждое шоу распланировано. Я, Прити и Биг Росси сидим и планируем накануне все темы. Но когда у тебя прямой эфир, в студию звонят слушатели и очень часто приходится импровизировать.

Как вы пришли в профессию? Живя в Австралии, вы были ведущим довольно популярного шоу. Что побудило вас переехать в Дубай?

Крис Фейд: После окончания школы в Сиднее я долгое время не знал, что мне делать дальше. Пока я раздумывал, успел четыре года проработать баристой в кафе. Параллельно два года я продавал мужскую одежду в магазине, потом год мыл машины. Вот чем я занимался с 18 до 23 лет. Потом я поступил в колледж, где изучал маркетинг, и по окончании пошел работать в одну крупную компанию. Однако через какое-то время мой босс сказал, что я слишком много болтаю, и посоветовал пойти работать на радио. Два года я развозил на машине рекламные листовки местной радиостанции, параллельно продолжая работать баристой. Мои родители уже стали беспокоиться за меня: ведь в 23 года у меня еще не было нормальной работы.

Моя девушка, с которой мы встречались 8 лет, ушла от меня, так как за это время стала успешным пиар-менеджером. Вскоре я все же получил работу на радио, и с 23 до 27 лет проработал ведущим.

Сначала было тяжело, но со временем стало получаться все лучше и лучше, и шоу набрало популярность. К 27 годам я был готов сменить работу и хотел поработать в других странах. На тот момент, а это был 2007 год, у меня было два предложения – уехать в КуалаЛумпур или Дубай. Тогда я ничего не знал о Дубае, но он был близко от Ливана, откуда родом мои родители. Я принял предложение от ARN и приехал работать на Virgin Radio Dubai.

У вас прекрасная дикция и хорошо поставленный голос. Вы занимались речью специально?

Крис Фейд: До 14 лет я вообще шепелявил, и в школе надо мной посмеивались. Я не занимался специально, но я так много говорю, что, наверное, голос настроился сам. Это как качать мышцы в спортзале. Мои друзья из Австралии до сих пор не могут поверить, что я работаю радиоведущим.

Какова на сегодня ваша аудитория в цифрах?

Крис Фейд: Точно не могу сказать, но кто-то говорил, что около 2,7 миллиона в неделю. Самое прекрасное – это то, что, куда бы я ни приехал, в Рас-Аль-Хейму, Шарджу или АльАйн, ко мне подходят люди и говорят, что слушают и любят наше шоу. Это очень приятно. Недавно я был в Париже, на Эйфелевой башне, и даже там меня узнали. А однажды я гулял в буддийском храме в Гонконге, умиротворенно бродил по тихой открытой площадке, и вдруг слышу: «Крис Фейд?! Можно с вами сфотографироваться?».

Представляли ли вы себе такой успех?

Крис Фейд: Никогда не мог представить себе ничего подобного. И главное, я специально ничего для этого не делал. Мой бывший босс всегда говорил: «Никогда не делай ничего ради славы. Нельзя преуспеть на радио или телевидении, если твоя единственная цель – получить популярность. Делай свою работу хорошо, рано или поздно люди это оценят и придут к тебе».

К сожалению, сегодня, с развитием соцсетей, можно наблюдать, как множество людей гонятся исключительно за славой, ничего собой не представляя, не имея ничего за душой, кроме красивых селфи. Я считаю, что, если вы в чем-то хорошо разбираетесь и являетесь профессионалом в своей области, у вас появится аудитория.

Вы сами задаете правила во время шоу или у вас гайдлайн?

Крис Фейд: В целом мы довольно свободны, но у нас, безусловно, есть некий гайдлайн. Например, некоторые темы мы никогда не станем даже затрагивать, потому что уважаем правила и традиции страны, в которой живем.

А каково ваше мнение о жителях Дубая?

Крис Фейд: Здесь живут совершенно разные люди. Есть те, которые сюда приезжают, чтобы быстро заработать денег и уехать. Они ездят на Феррари и делают фотографии из клуба Cavalli. А есть люди, которые живут здесь десятилетиями, очень много работают и едва сводят концы с концами. Также есть средний класс. Но в целом я считаю, что люди в Дубае вполне довольны жизнью. Мне не всегда понятно, когда люди начинают жаловаться на жизнь в Эмиратах. В конце концов, никто никого насильно тут не держит, это выбор каждого.

Ваше шоу слушают многие люди и иногда звонят с очень личными проблемами. Как вы к этому относитесь?

Крис Фейд: Один раз мы вели шоу 29 часов подряд без остановки – были глупыми, хотелось произвести впечатление. За это время позвонило около 300 людей. Среди них была девушка Мона, которая пребывала в глубокой депрессии. С помощью Virgin Radio мы подарили ей подарки, пригласили к нам в студию и попытались немного изменить ее жизнь. Это здорово – менять жизни людей. Однажды мы говорили с одной девушкой в прямом эфире и задали ей вопрос: осталась бы она со своим бойфрендом, если бы у него не было денег? Она по радио открыто заявила, что нет. Ее бой-френд, который собирался в тот вечер сделать ей предложение в Бурж Аль Арабе, услышал это и отменил помолвку. Спустя год мы говорили с ним и он сказал, что встретил другую девушку и счастливо женат. Так шоу кардинально изменило его жизнь.

Другими словами, это своего рода терапия…

Крис Фейд: Мне пишет довольно много людей, прося о помощи. Посредством радио между ведущим и слушателями возникает особая тонкая связь, люди проникаются доверием и полагают, что мы можем им помочь.

Мы всегда чувствуем это и стараемся прийти на помощь. Недавно я говорил о том, что хотел бы стать психологом и всерьез думаю получить психологическое образование. Мне действительно нравится говорить с людьми и помогать им.

Помимо радиоэфира вы также записали пару песен.

Крис Фейд: Я играю на гитаре и ударных, и так получилось, что мой хороший друг Two Tone, рэпер из Марокко, пришел ко мне с предложением записать один трек. Мы выпустили с ним сингл, прокрутили его на Virgin Radio и эта песня стала номером один на iTunes Middle East. Шесть месяцев спустя мы записали еще один трек, и ситуация повторилась. Не то чтобы это самые лучшие песни на свете, но я считаю, что у нас получилось. И скажу вам, что сидеть за микрофоном и выступать на сцене – это совсем разные вещи. Быть ведущим для меня легче.

Ваша семья отчасти уже вовлечена в ваше утреннее шоу, это правда?

Крис Фейд: Да, я приводил на шоу свою маму, после чего она завела себе Инстаграм и теперь пишет еженедельную колонку в журнал Ahlan. А в последний раз, когда она была в Дубае и гуляла по моллу, к ней подошли люди и попросили с ней сфотографироваться. Вообще, в нашей семье мы все очень близки и постоянно на связи. Мои брат и две сестры живут в Австралии. И если бы Австралия была бы чуть ближе к Дубаю, я бы никогда не покинул Эмираты и остался бы здесь на всю жизнь. Мой дядя, который всю жизнь прожил в Лондоне и сделал там карьеру, как-то сказал: «Знаешь, единственное, о чем я жалею, это то, что я не вернулся в Австралию. Делай то, что тебе нравится, но никогда не забывай про семью». Я предлагал родителям переехать в Дубай, но у них шестеро внуков, и им сложно на это решиться. Пока они просто приезжают ко мне два раза в год. Но думаю, что когда-нибудь я все же вернусь домой, чтобы быть ближе к ним.

Похожие статьи: