A.Lange & Soehne - Обретенное время
Поделиться:


Просмотров:  465

A.Lange & SoehneТекст: Лиза Епифанова

В ДЕКАБРЕ 2015 ГОДА САКСОНСКАЯ МАНУФАКТУРА ОТМЕТИЛА 200-ЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ СВОЕГО ОСНОВАТЕЛЯ ФЕРДИНАНДА АДОЛЬФА ЛАНГЕ. САМОЕ ВРЕМЯ ОГЛЯНУТЬСЯ НАЗАД, ЧТОБЫ УВИДЕТЬ, КАКОЙ УВЛЕКАТЕЛЬНОЙ БЫЛА ЕЕ ИСТОРИЯ, НАПОЛНЕННАЯ СТРАСТЬЮ И МАСТЕРСТВОМ. А ПОМОГ НАМ В ЭТОМ РАМЗИ НОЕЛ, ДИРЕКТОР LANGE & SOEHNE НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ И В ИНДИИ.

«Октябрь 1994 года. Ситуация в Восточной Германии драматическая. Когда я прибыл в Гласхютте, то не увидел прекрасных лугов и цветов в долине Мюглиц, которые остались в моих воспоминаниях...»

Так начинается книга «Возрождение времени», написанная Вальтером Ланге, представителем уже четвертого поколения знаменитой часовой династии, благодаря которому мануфактура сумела не только возродиться после воссоединения Германии, но и покорить вершину часового Олимпа, став одной из самых авторитетных марок среди коллекционеров, люксовым брендом номер один в стране, настолько важным, что на открытие здания новой фабрики A. Lange & Soehne этой осенью в Гласхютте лично приехала канцлер Ангела Меркель.

Впрочем, любовь сильных мира сего для A. Lange & Soehne – обычная история, начало которой было положено еще в XIX веке. Столица Саксонии Дрезден тогда славилась часовыми мастерами. Среди них Иоганн Генрих Зейфферт, Иоганн Фридрих Шуманн и Иоганн Христиан Фридрих Гюткес, бывший часовщиком королевского двора Саксонии и создавший знаменитые часы для дрезденского оперного театра Земпера: механические, но с дисковой индикацией, – их отражение уже в нашем веке нашло оригинальное воплощение в модели Lange Zeitwerk. Свою дочь Гюткес выдал за любимого ученика – Фердинанда Адольфа Ланге, который принял неожиданное решение покинуть королевские мастерские и перебраться в небольшую деревеньку Гласхютте, соединенную с Дрезденом лишь одной малопроезжей дорогой.

Там Ланге в 1845 году построил фабрику, набрал учеников из местных, расширил дело... Вскоре город было уже не узнать: десятки мастерских, сотни мастеров, новые дома и дороги. Ланге первым в Саксонии применил систему разделенного труда, когда один мастер отвечает за подготовку деталей, а другой – за сборку. Естественно, главный благодетель города вскоре получил и титул бургомистра.

Об искусном мастере и его фабрике прослышал российский император Александр II. Царь заказал у Ланге часы, и был настолько потрясен их красотой, качеством и виртуозной отделкой, что послал в подарок немецкому часовщику золотую булавку с большим бриллиантом. Можно догадываться, насколько хорош был этот экземпляр часов, раз удостоился личной награды от российского венценосца, избалованного лучшими часовыми шедеврами от французских и английских мастеров того времени. Между тем сам Ланге был очень тронут высочайшей оценкой и выслал в ответ свое фото, на котором он был запечатлен с царским подарком. И это единственный портрет мастера, который дошел до наших дней.

Little LangeДело отца продолжили сыновья Рихард и Эмиль Ланге, тогда к названию фирмы и добавилась приставка «& Soehne». К концу XIX века мануфактура уже специализировалась на точных морских хронометрах, для производства которых в 1895 году была налажена телефонная связь с Берлинской обсерваторией – оттуда передавались сигналы точного времени. Фирма получала национальные и международные награды, а название А. Lange & Soehne стало синонимом высочайшего качества и аристократичности стиля. Даже в годы экономической депрессии после Первой мировой войны изделия саксонской мануфактуры не утратили своего элитарного статуса, хотя производство заметно снизилось.

Сумела бы A. Lange & Soehne приспособиться к новой эпохе, органично перейти на наручные часы и пережить кварцевый кризис? Ответов на эти вопросы мы не узнаем. После Второй мировой войны фабрики Ланге были экспроприированы правительством ГДР и на сорок лет их вектор развития полностью сменился.

Объединение Германии дало Вальтеру Ланге шанс возродить семейное дело. Уже в 1990 году он вернулся в родной Гласхютте, где приобрел старое здание часовой фабрики Strasser & Rohde (первые попытки выкупить фамильную фабрику у государственной часовой компании GUB окончились неудачей, историческое здание вновь перешло в собственность А. Lange & Soehne лишь в 1998 году) и начал набирать мастеров.

В своих мемуарах он пишет, как к нему на собеседование приходили молодые люди, называвшие себя потомками мастеров прежней А. Lange & Soehne, которых Вальтер еще помнил лично. От желающих работать в новой компании не было отбоя, хотя GUB всячески мешала появлению конкурента, и зачастую эффективными социалистическо-бюрократическими методами. Тем не менее в октябре 1994 года возрожденная мануфактура А. Lange & Soehne торжественно заявила о себе на весь часовой мир, представив первую новую модель под старым именем – знаменитый хронометр Lange 1 с «большой датой» и смещенным от центра циферблатом часов и минут. Сегодня этот дизайн знаком каждому коллекционеру и знатоку престижной механики.

Тут надо отметить, что возвращения А. Lange & Soehne на историческую родину не случилось, если бы не еще один человек – глава тогдашнего объединения LMH (Les Manufactures Horlogeres), в которое входили марки Jaeger-LeCoultre и IWC, Гюнтер Блюмляйн. Он поверил в казавшийся безумным план Вальтера Ланге отстроить на руинах плановой экономики традиционную часовую мануфактуру, которая со временем будет сама задавать стандарт качества. И не прогадал.

Вслед за Lange 1 последовали Langematik (первые автоматические часы с одним из лучших калибров своего класса Sax-O-Mat), Lange 31 с месячным запасом хода, Lange 1 Time Zone с мировым временем, турбийон с вечным календарем Lange 1 Tourbillon Perpetual Calendar и, наконец, сенсацию прошлого года: Zeitwerk Minute Repeater с цифровой индикацией и минутным репетиром. И, конечно, самые дорогие наручные серийные часы в мире – сложнейшие Grand Complication. Мануфактура также известна тем, что, несмотря на просьбы поклонников, принципиально не производит моделей из стали. Она продолжает тем самым традицию самого Фердинанда Адольфа Ланге и Иоганна Гюткеса, создававших часы для королей. Отказ от показного популизма компенсируется наивысшим качеством. Известный независимый мастер и непререкаемый авторитет в часовом деле Филипп Дюфур говорит, что среди современных серийно выпускаемых механизмов только A. Lange & Soehne достигают того уровня отделки, который демонстрировали мастера-виртуозы XIX века.

А в 2013 году Вальтер Ланге получил награду Фонда высокого часового искусства (FHH) как признание успеха мечты всей его жизни – возрождения A. Lange & Soehne. Награда носит имя Hommage a la Passion, что как нельзя точно описывает главную особенность философии династии Ланге. Под лаконичным золотым корпусом и сдержанным саксонским дизайном скрывается настоящая страсть к своему делу.

Похожие статьи:

#