Все границы условны
Поделиться:


Просмотров:  427

Николас ГарзузиТАЛАНТЛИВЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ С АРИСТОКРАТИЧЕСКИМИ МАНЕРАМИ НИКОЛАС ГАРЗУЗИ ЯВЛЯЕТСЯ CEO AUDEMARS PIGUET MIDDLE EAST ВОТ УЖЕ 18 ЛЕТ. ТАК ИСТОРИЧЕСКИ СЛОЖИЛОСЬ, ЧТО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО БРЕНДА НАХОДИТСЯ В БЕЙРУТЕ, НО ПОЧТИ КАЖДЫЙ МЕСЯЦ НИКОЛАСУ ПРИХОДИТСЯ БЫВАТЬ В ДУБАЕ. ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР «РУССКИХ ЭМИРАТОВ» ИРИНА МАЛКОВА ВСТРЕТИЛАСЬ С НИМ В ГОЛЬФ-КЛУБЕ ELS CLUB DUBAI, ГДЕ В ТОТ ДЕНЬ ПРОХОДИЛ 2-Й ЗАКРЫТЫЙ ТУРНИР AUDEMARS PIGUET ПО ГОЛЬФУ С УЧАСТИЕМ ЗНАМЕНИТЫХ ПОСЛАННИКОВ БРЕНДА.

Николас, можно сколько угодно рассуждать о том, почему тот или иной бренд становится культовым, но всё-таки хочется услышать ваше мнение. Как марка стала столь востребованной?

Николас Гарзузи: Сам бренд зародился в 1875 году, но культ начался в 1972-м с появлением часов Royal Oak. В то время все люди были шокированы тем, что мы выпустили часы в стальном корпусе, так как этот металл вовсе не был востребованным для производства эксклюзивных часов – тогда использовали золото или платину. Многие думали, что мы сумасшедшие, но вскоре почти все бренды стали использовать сталь. Так Royal Oak стала культовой моделью. Мы нарушили правила, но революционировали индустрию. С тех пор наше кредо звучит так: «Чтобы нарушать правила, вы должны сначала создать их».

Не так давно в Дубае была представлена новая коллекция другой вашей знаменитой линии часов – Millenary. Эти часы легко узнать по корпусу овальной формы и поразительному по красоте и сложности циферблату. Почему был выбран именно овал?

Николас Гарзузи: В древние времена форму овала имел римский Колизей. Тогда считалось, что это идеальный объект с точки зрения как науки, так и архитектуры. Если уменьшить Колизей и посмотреть на него сверху, вы увидите форму, напоминающую дизайн часов Millenary. Когда вы надеваете часы, то чувствуете, что они идеально ложатся на ваше запястье.

А выпустив в прошлом году «внесерийную» модель Diamond Punk, вы, пожалуй, превзошли по мастерству некоторые ювелирные бренды.

Николас Гарзузи: По традиции свои ювелирные часы мы представляем на выставке SIHH, часы Diamond Punk были показаны там в прошлом году. На их производство были потрачены месяцы и месяцы кропотливой работы.

Часы были созданы только в двух экземплярах и проданы в первые дни выставки. Но спрос был настолько велик, что нам пришлось сделать еще несколько моделей. На текущей SIHH мы представим часы в схожей манере, но более необычные.

В 80-е годы бренд стал активно сотрудничать с миром известных людей. Как вам удалось привлечь внимание к бренду многих знаменитостей – от голливудских актеров до государственных деятелей?

Николас Гарзузи: Подобных людей очень сложно к чему-то склонить или в чем-то убедить. У них уже есть слава, деньги и признание. Поэтому лучшей нашей рекламой были сами часы. Знаменитости стали покупать модели Audemars Piguet, они им нравились, им импонировали наши традиции, историческое наследие и инновации. Так постепенно складывалось наше сотрудничество. Мы поддерживали те же благотворительные проекты, что и они. И можно сказать, что они стали нашими независимыми посланниками по собственной воле.

Кто является вашим самым главным посланником на сегодняшний день?

Николас Гарзузи: Самый главный посланник – это наши часы. Сейчас наша стратегия сфокусирована на самом продукте. Нам не всегда нужны звезды, чтобы промоутировать ту или иную модель. Но мы по-прежнему очень благодарны нашим давним и надежным партнерам – известным игрокам в гольф, например. Кстати, наше сотрудничество с миром гольфа началось еще в 1989 году, когда Ник Фальдо был назначен послом бренда.

Кстати, а почему именно гольф?

Николас Гарзузи: Потому что это элегантный вид спорта и в то же время весьма соревновательный. Чтобы стать настоящим профессионалом в гольфе, нужно потратить много времени и усилий, и здесь легко провести аналогию с часовым делом. Часовщиками не рождаются. Нужны годы кропотливой работы, невероятного терпения, опыта и навыка, чтобы стать часовым мастером с большой буквы.

Похожие статьи:

#