Звёздный час
Поделиться:


Просмотров:  658

ULYSEE NARDIN Planetarium CopernicusТекст: Лиза Эпифанова

В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ВСЕ БОЛЬШУЮ ПОПУЛЯРНОСТЬ НАБИРАЕТ ТРЕНД, КОТОРЫЙ МОЖНО ОБОЗНАЧИТЬ КАК «АСТРОМЕХАНИКА» – ТО ЕСТЬ ЧАСЫ С  АСТРОНОМИЧЕСКИМИ УСЛОЖНЕНИЯМИ. ИНЖЕНЕРНАЯ МЫСЛЬ ЧАСОВЩИКОВ ВЫШЛА ЗА РАМКИ ВРЕМЕНИ И ОБРАТИЛАСЬ К ТАЙНЕ ДВИЖЕНИЯ НЕБЕСНЫХ СВЕТИЛ.

ПАРАД ПЛАНЕТ

Все часы с астрономическими функциями можно разделить на три основные категории: практические, эстетические и фантастические. Последние не только наиболее редки, но и безумно интересны.

В древние времена само понятие времяисчисления определялось движением светил, поэтому многие известные памятники часового искусства объединяли ход стрелок с космической феерией. Сегодня эту традицию продолжают лишь несколько мастеров, и их творения сразу становятся сенсациями.

Знаменитый доктор Людвиг Охслин еще в начале 90-х мгновенно вывел Ulysse Nardin в высшую лигу часового дела, создав знаменитую трилогию – Планетарий, Астролябию и Теллурий. Это полноценные астрономические приборы в фантастическом миниатюризированном исполнении.

Так, Astrolabium Galileo Galilei кроме времени и календаря может рассказать также о фазах Луны, времени восхода и захода Солнца, времени восхода и захода Луны, времени начала рассвета и сумерек, положении Солнца, Луны и звезд, о солнечных и лунных затмениях. А Planetarium Copernicus показывает на небольшом циферблате знаки зодиака, положение планет относительно Земли и Солнца и вращающуюся вокруг Земли Луну. Наконец, Теллурий – частный случай Планетария, предназначенный для наглядной демонстрации годового движения Земли вокруг Солнца и суточного вращения Земли вокруг своей оси. После Галилея и Коперника третью часть трилогии в Ulysse Nardin решили посвятить Иоганну Кеплеру. Кстати, Tellurium, премьера которой состоялась в далеком 1991 году, стала первой моделью Ulysse Nardin, в которой марка соединила изощренную механику с техникой перегородчатой эмали cloisonne, в которой была выполнена потрясающе натуралистичная карта Земли.

К настольным планетариям периодически обращаются самые известные часовые марки. Достаточно вспомнить две сенсации трехлетней давности: Jupiterium от Panerai, воспроизводящий положение нашей планеты относительно Солнца, Луны, Юпитера и малых планет Европы, Ганимеда и Каллисто – тех объектов, которые впервые мог наблюдать в 1610 году Галилей с помощью изобретенного им телескопа. А также Louis Moinet Meteoris – набор из четырех моделей наручных часов с турбийонами и циферблатами, изготовленными из среза четырех метеоритов, найденных в разных точках земного шара.

Ну а главным на сегодня профильным специалистом в области часовой астрономии, пожалуй, стоит назвать члена AHCI, независимого нидерландского мастера Кристиана Ван дер Клау. Его обширная коллекция наполнена всеми возможными астрономическими усложнениями, модули для которых он разрабатывает самостоятельно. Самый известный на сегодняшний день наручный планетарий Ван дер Клау – механизм для Complication Poetique Midnight Planetarium в исполнении Van Cleef & Arpels. Эта модель, представленная в 2014 году в Женеве, воссоздает миниатюрную Солнечную систему с шестью планетами на циферблате золотого корпуса диаметром 44 мм, выполненными из полудрагоценных камней, таких как авантюрин, змеевик, хлоромеланит, бирюза, красная яшма, голубой агат и сугилит. Период обращения планет соответствует реальному движению небесных тел.

Так, Меркурий делает оборот за три месяца, Земля – за год, а Сатурн движется по кругу 29 лет. Текущее «земное» время показывает миниатюрная комета, движущаяся вдоль 24-часового циферблата. Естественно, такая философская концепция не предполагает минутной стрелки – к чему такие частности перед лицом Вселенной?

Еще более революционный планетарий в прошлом году создал Jacob&Co. Его Astronomia Tourbillon объединяет турбийон с макетами Земли и Луны. Турбийон калибра JCEM01 с 72-часовым запасом хода имеет три оси : на первой каретка вращается с частотой 60 секунд, на второй – 5 минут, на третьей – 20 минут. Все детали часов находятся в постоянном движении – вокруг своей оси и вокруг центра циферблата. В прошлогодней версии корпус диаметром 47 мм был изготовлен из розового золота, зато в 2015-м трехмерный турбийон стал еще и ювелирным – его полностью покрыли багетными бриллиантами.

ВЕЧНЫЙ СПУТНИК

MONTBLANC Tourbillon Cylindrique Geosphères Vasco da GamaИз всех астрономических и в целом часовых функций, пожалуй, самое популярное на сегодняшний день усложнение, обошедшее даже хронограф, – это указатель фазы Луны.

Несмотря на свою относительную статичность (оборот лунного диска составляет 28 дней, или 29,5 у прецизионных календарей), он способен оживить и украсить любой циферблат, а само изображение спутника предполагает большую творческую фантазию. Хотя многие признают, что фаза Луны – это в первую очередь зрелищный « довесок », от этого усложнения есть и практическая польза. Например, Ханнес Пантли, член совета директоров мануфактуры IWC, рассказывает, что всегда пользуется своими Portugieser Grand Complication (погрешность лунного календаря составляет всего сутки за 500 лет), поскольку сам является страстным охотником, а в этом деле очень важно знать точную фазу цикла. Также по лунной активности определяется сила прилива, что полезно дайверам и яхтсменам.

Неудивительно, что новинок с лунным календарем становится все больше. Например, фаза Луны обрела новое звучание в премьерной коллекции этого года от Montblanc – Heritage Chronometrie. Поскольку линия связана с плаванием Васко да Гама, неудивительно, что в дизайне была использована астрономическая тема, напоминающая о древних навигационных приборах. Например, в Chronometrie Quantieme Complete Vasco da Gama годовой календарь дополнен окошком Луны у отметки 6 часов, окруженным звездным небом Южного полушария с изображением созвездия Южного креста.

Лунная тема получила продолжение и в премьерах Базеля. В новой вечерней коллекции Slim d ' Hermes ее самая сложная модель – Perpetual Calendar – представляет Луну как единственное яркое пятно на бледном, почти полупрозрачном циферблате. Longines в Conquest Classic Moonphase представила самое трендовое сочетание лунного календаря и хронографа. Одной из самых стильных и оригинальных интерпретаций этого усложнения является Eclipse от Jaquet Droz. Луна представляет собой статичный золотой диск в нижней части циферблата, который постепенно накрывает другой диск под цвет циферблата, напоминая скорее не смену фаз, а затмение, на что и намекает название модели. Выполненный в технике горячей эмали циферблат также украшен восемью звездами, чье количество напоминает о цифре, являющейся талисманом Jaquet Droz.

СВОЯ ВСЕЛЕННАЯ

SURPANEVA Northern LightsНо все же на многих ценителей роскошных часов практическая составляющая астрономических функций нагоняет скуку. Например, многие владельцы тех же приборов с уравнением времени признаются, что так и не научились пользоваться этой странной шкалой. Главное не точные цифры, а красота подачи. И обаяние звездного неба уже прочувствовали многие часовые производители : от дизайнерских брендов до традиционных мануфактур.

Так, финский независимый часовщик Стефан Сарпанева давно претендует на звание создателя самых выразительных «лунников» – его сердитая Луна в серии Korona навсегда отпечатывается в памяти, стоит ее хоть один раз увидеть. А в 2015 году Сарпанева решил усилить эффект, добавив к лунному свету фосфоресцирующий циферблат, напоминающий северное сияние. Название эти часы получили соответствующее – Korona Nothern Lights.

И, конечно, нельзя не вспомнить о шедевре сложной механики от Patek Philippe Grand Complications 6102, который в этом году «оделся» в корпус 44 мм из розового золота. Хотя калибр 240 LU CL C обладает множеством астрономических функций, включая сидерическое время и пересечение Сириусом земного меридиана, главный восторг вызывает потрясающий глубокий циферблат, изображающий галактику Млечного пути. Что неудивительно – ведь звездное небо и сегодня вызывает у человека почти мистическое благоговение. Здесь и романтика, и страх неизведанного, и жажда открытий, и манящая притягательность вечности.

Похожие статьи:

#