Dream, design and play
Поделиться:

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  703

Dream, design and playТекст: Дарига Масенова

ЧТО СВЯЗЫВАЕТ СЕУЛ, КАННЫ И СОЛНЕЧНУЮ КАЛИФОРНИЮ? САМЫЕ ПОСЛЕДНИЕ КРУИЗНЫЕ КОЛЛЕКЦИИ 2016 ГОДА. КАРЛ ЛАГЕРФЕЛЬД, РАФ СИМОНС И НИКОЛЯ ГЕСКЬЕР ВЫБРАЛИ ИХ ДЛЯ СВОИХ ПОКАЗОВ, СДЕЛАВ СТАВКУ НЕ ТОЛЬКО НА МОДУ, НО И НА АРХИТЕКТУРНЫЙ РЕЗОНАНС МЕСТА.

#DiorCruise

«Пузырчатый дом» розовато-терракотового цвета расположен между Каннами и Монако. Это одно из самых интересных и необычных современных зданий, и сегодня оно принадлежит уважаемому в мире моды человеку – Пьеру Кардену. 92-летний модельер начинал свою карьеру в Dior в 1947 году. Теперь же он гостеприимно принял в своей резиденции показ более молодого дарования, а именно гения бельгийского происхождения Рафа Симонса.

В этой атмосфере юга Франции, столь дорогого отцу-основателю Dior Кристиану Диору, Симонс и представил свою коллекцию, в которой присутствуют переработанные им архивы стиля new look и совершенно новая версия знаменитого костюма Bar – комбинация жакета с округлыми линиями и юбкой с акцентом на талии. Летящие ткани, остроконечные ботильоны на шнурках (как у Марии-Антуанетты), изобилие узоров разных цветов и длина мини освежили, казалось бы, архивные фасоны Дома Christian Dior. Кроме того, невероятно современная, функциональная одежда, созданная Рафом Симонсом, всегда выглядит актуально, и круизная коллекция – не исключение. Последовавший вслед за показом Каннский кинофестиваль подхлестнул коммерческий интерес мировой публики, тем более что Канны – прекрасная «витрина» для люксовых брендов и завсегдатаев красной ковровой дорожки. Юг Франции – прекрасная идея для отпуска. Тем более, что в резиденции Кардена устраивают частные экскурсии! Не откладывайте путеводители, далее нас ждут Южная Корея и Калифорния...

#ChanelCruiseSeoul

Карл Лагерфельд – фигура мирового масштаба. Благодаря неисчерпаемым ресурсам Дома Chanel он стирает культурные и географические границы. И вот вслед за Дубаем, где проходил показ круизной коллекции в прошлом году, Лагерфельд переносит нас на другую параллель – в восточную Азию, Сеул.

Настоящий трендсеттер, он обратился именно к столице южной Кореи, а не к Японии или Китаю, набирающим популярность в сегменте люксового рынка. Для показа дизайнер выбрал, как и следовало ожидать, футуристический интерьер «самого странного здания в Корее» – выставочного центра Тондэмун Дизайн Плаза (общей площадью 86,574 кв. м!), расположенного в сеульском округе Чунгу и открытого 21 марта 2014 года. Название комплекса «Dongdaemun Design Plaza» имеет аббревиатуру DDP, которая расшифровывается как Dream – мечта, Design – дизайн, и Play – исполнение.

Именно здесь, внутри зала с сюрреалистичными изогнутыми контурами, Лагерфельд «поженил» французский шик Chanel с современной корейской поп-культурой. Объемные силуэты и контрастные цветовые сочетания лишь слегка напоминали о ханбоке – корейском эквиваленте кимоно. В одной из собственных версий национального платья Лагерфельд использовал идею лоскутов «пэтчворк», присущую корейскому прикладному искусству.

К фольклору и легендам о драконах отсылали объемные юбки, текстура которых напоминала серебристую чешую. Кстати, на создание туфель формы mary janes с квадратными носами дизайнера тоже вдохновила восточная культура – они напоминали традиционные лодочки-«комусин». Корейский вариант легендарного твидового жакета (как же без него!) добавил показу роскоши, а исторические парики времен корейского театра – нужной концентрации «лагерфельдовской» драмы!

#LVCruise

Николя Гескьер – любимец публики, чувствующий биение современной моды. Для показа очередной коллекции Louis Vuitton он отправился в Палм-Спрингс, Калифорнию. Действие развернулось в доме Боба и Долорес Хоуп – настоящей архитектурной достопримечательности, спроектированной модернистом Джоном Лотнером. Кстати, Лотнер – представитель австрийского модернизма – долгое время терпеть не мог западное побережье Америки. Однако переехав сюда из Висконсина, он изменил свое мнение.

Более того, творчество Лотнера стало олицетворением природы и духа Калифорнии. В его работах присутствуют два цементирующих элемента, связанных непосредственно с показом Louis Vuitton, – это понимание жилого пространства как выражения индивидуальности и пристальное внимание к конструкции и технологии. Гескьер «положил глаз» на дом Боба Хоупа около пятнадцати лет назад, и несмотря на то, что ему пришлось ждать, триумф того стоил. Сенсацией коллекции стал силуэт юбки-макси в сочетании с грубыми сапогами для сафари и укороченными топами. Гескьер использовал и свое ноухау – фантастическую работу по коже, которую можно увидеть на юбках макси и платьях в пол.Немного 30-х, немного Голливуда, «Безумного Макса», немного «пустынного модернизма» – Геськер, как всегда, продолжает экспериментировать.

Похожие статьи: