Полотна с механизмом

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1074

Jaeger-LeCoultreТекст: Лиза Эпифанова

КОГДА СЛОВА «ЧАСЫ» И «ЖИВОПИСЬ» ПРОИЗНОСЯТСЯ ВМЕСТЕ, БОЛЬШИНСТВУ НА УМ ПРИХОДИТ КАРТИНА ДАЛИ «ПОСТОЯНСТВО ПАМЯТИ». НО НЕ ТОЛЬКО ПРИБОРЫ ИЗМЕРЕНИЯ ВРЕМЕНИ ЗАВОРАЖИВАЛИ ХУДОЖНИКОВ. ЧАСОВЫЕ МАСТЕРА НАХОДИЛИ И ПРОДОЛЖАЮТ НАХОДИТЬ ВДОХНОВЕНИЕ В ТВОРЧЕСТВЕ ВЕЛИКИХ ЖИВОПИСЦЕВ.

Romain Jerome

Мануэль Эмш, глава компании Romain Jerome, сам являющийся коллекционером современной живописи, не упускает возможности посотрудничать с различными художниками. В 2012 году в рамках проекта Art-DNA была представлена ограниченная серия, созданная совместно с известным швейцарским художником Джоном Армледером, который известен тем, что во всех своих росписях и полотнах использует изображение черепа, что по замыслу должно отсылать зрителя к культуре американских индейцев. Эмш и Армледер придумали оригинальную интерпретацию 46-мм стальных часов: на циферблате, будто бы небрежно побитом молотком, закреплена стальная плашка в форме черепа, покрытая изнутри цветным лаком. Если смотреть на часы под углом, кажется, будто череп светится. Всего было выпущено 10 экземпляров, каждый в своем уникальном цвете. А в 2014 году, к 25-летию падения Берлинской стены, Romain Jerome выпустила лимитированную 25 экземплярами модель Berlin-DNA в корпусе из матовой черной керамики с автоматическим калибром RJ001-A. Циферблат украсило объемное изображение центральной части Берлина, на котором красной полосой отмечена Берлинская стена, а голубым – русло реки Шпрее (в темноте они светятся люминесцентным светом). Но самое интересное скрывается на задней крышке: там выгравирован рисунок «Братский поцелуй» по мотивам картины русского художника Дмитрия Врубеля, вдохновленной фотоснимком 1979 года, на котором изображен знаменитый поцелуй советского лидера Леонида Брежнева и восточно-германского лидера Эриха Хоннекера.

Jaeger-LeCoultre

Практика украшения часов миниатюрными копиями живописных полотен хорошо известна еще с начала XVII века, когда появилось само искусство эмальерной росписи, оказавшееся в дальнейшем практически на грани исчезновения с переходом на наручные часы, и, как следствие, исчезновением крышки, которая служила «полотном» для часовой картины. К концу ХХ века лишь несколько известных брендов создавали серии часов с расписанными эмалью циферблатами, и то в основном на простые темы. Не стоит удивляться, что пионером в области перенесения часовых полотен на часы в наше время стала мануфактура из Ле Сентье Jaeger-LeCoultre.

У нее для этого существовала идеальная модель Reverso: ее переворачивающаяся конструкция позволяет наносить эмаль не только на циферблат, но и на крышку корпуса, а прямоугольная форма соответствует формату картины. Именно так рассуждал в середине 90-х часовой мастер Jaeger-LeCoultre Миклос Мерцель – ему потребовалось четыре года, чтобы изучить классические техники эмальерной живописи, выработать свой собственный уникальный стиль и в 2001 году представить первую линию Reverso, расписанную в стиле арнуво по мотивам полотен Альфонса Мухи. Сам Мерцель в год мог расписывать всего 26 экземпляров, но вскоре у него появились ученики, и сегодня в ателье мануфактуры в Ле Сентье, обложившись каталогами живописи, работают несколько художников-эмальеров. В серии Reverso a Eclipse (часы, в которых циферблат не только переворачивается, но и закрывается раздвижными «шторками») начиная с 2006 года появлялись модели с копиями картин Огюста Ренуара в стиле ню, Доминика Энгра и Густава Климта. А в декабре 2011 года в честь 80-летия коллекции Reverso мануфактура представила лимитированную серию Reverso a Eclipses Kazimir Malevich в корпусе из розового золота 46,5×29,3 мм с механизмом JLC 849, на циферблатах которой воспроизведена картина Казимира Малевича «Крестьянка», написанная художником в 1931 году.

Vacheron Constantin Vacheron Constantin

Женевская мануфактура Vacheron Constantin также хорошо известна восстановлением редких техник росписи часов. В частности, прошлогодняя серия Metiers d’Art Hommage a l’Art de la Danse представляла собой часы из белого золота диаметром 40 мм с циферблатами, покрытыми эмалью «гризай» и Grand Feu на сюжеты картин Эдгара Дега. Но, пожалуй, самая художественно изощренная коллекция Vacheron Constantin – это серия Metiers d’Art Chagall & l’Opera de Paris, вдохновленная знаменитым плафоном оперного дворца Гарнье, созданным 77-летним Марком Шагалом по заказу правительства Шарля де Голля. Плафон Шагала посвящен композиторам с мировым именем и балетным и оперным шедеврам, поставленным на их музыку.

В 2007 году Vacheron Constantin запустила проект по мотивам росписи плафона, в рамках которого будут в течение нескольких лет выпущены 15 моделей, каждая в единственном экземпляре. Росписи на циферблате выполнены знаменитой эмальерной художницей Анитой Порше, создавшей, например, легендарные коллекционные циферблаты Patek Philippe. Первая модель была представлена в 2010 году и являлась миниатюрной копией центральной части фрески Шагала, остальные 14 моделей посвящены фрагментам постановок произведений знаменитых композиторов: Адама, Мусоргского, Моцарта, Вагнера, Берлиоза, Рамо, Дебюсси, Равеля, Стравинского, Верди, Бетховена, Глюка и Бизе.

Так, вторая модель Hommage to P. I. Tchaïkovski, выпущенная в 2011 году, изображает фрагмент балета «Лебединое озеро», а третий релиз Hommage to W.A. Mozart, как следует из названия, посвящен опере «Волшебная флейта». Все часы представлены в корпусе из желтого золота диаметром 40 мм, внутри которого установлен автоматический калибр 2460 SC с 40-часовым запасом хода, отмеченный «женевским клеймом».

Jacob & Co

Иногда часовая марка не просто выпускает лимитированную коллекцию, навеянную творчеством известного художника, а буквально обязана этому художнику своим появлением. Так, знаменитый абстракционист начала ХХ века Пит Мондриан привел к первому успеху часовую марку Jacob & Co. В 1917 году Мондриан создал собственную теорию живописи, названную неопластицизмом. В соответствии с ней можно было использовать только минимальные цвета: белый, серый, черный и наиболее интенсивные тона красного, желтого и синего. Картины свои художник для удобства называл по номерам. В 60-х годах на основе картины «Композиция № 10» модельер Ив Сен-Лоран представил коллекцию Mondrian (1965), в которой платья были покрыты принтом из разноцветных квадратов. А в 2002 году мотив «Композиции № 10» использовал Джейкоб Арабо для создания часов 5 Time Zones своей марки Jacobs & Co. Впоследствии коллекция часов разрослась, обретя более шикарные и ювелирные формы – в 2012 году она преобразилась в новую коллекцию World is Yours Two Faced, где корпус 47 мм с кварцевым механизмом, показывающим время в пяти часовых зонах, украшен со стороны циферблата геометрической картой, выложенной разноцветными драгоценными камнями, и узором Мондриана на задней крышке.

Вовсе не обязательно принадлежать к элите часового искусства, чтобы быть выразителем искусства как такового. Что блистательно демонстрирует марка Swatch, известная своими художественными сериями, которые пользуются огромным спросом у коллекционеров. Swatch одной из первых стала придумывать проекты с художниками. В 1985 году Николас Г. Хайек пригласил французского авангардиста Кики Пикассо создать серию моделей для летней коллекции. Линия Kiki Picasso была лимитирована 120 экземплярами. Впоследствии из нее выросло целое направление «клубных» часов. В 2014 серию Sliding Doors сделал британский художник Александр Горлицки. Он украсил циферблаты и ремешки геометрическим узором, вдохновленным мотивами индийской архитектуры.

Quinting

Выражения в часовом деле заслуживает и распространенное уличное искусство – граффити. В 2012 году марка Quinting, известная тем, что создает часы с абсолютно прозрачным циферблатом (по запатентованной технологии, объединяющей классическую механику и микроинженерию), представила коллекцию Street Art. В ней сапфировые стекла циферблата расписаны цветной эмалью на сюжеты, ассоциирующиеся с городами, их районами и улицами, за которыми в мире закрепилась слава центров стрит-арта. В первом выпуске было представлено четыре модели: по мотивам граффити 6-й Авеню и Бронкса в Нью-Йорке, бульвара Канабьер в Марселе и Нанкинской улицы в Шанхае (эта модель была также инкрустирована 60 бриллиантами). Позже коллекция пополнилась моделями в честь лондонской Оксфордстрит, Пенсильвания-авеню в Вашингтоне и улице Биньцзяндао в Тяньцзине. Каждая из моделей выпущена в стальном корпусе 43,8 мм с запатентованным калибром Quinting Tech 5, к ней прилагается оригинальный рисунок, послуживший вдохновением для циферблата.

Greubel Forsey

Основатели независимого ателье сложной механики Робер Грюбель и Стивен Форси считают, что традиционные ценности часового искусства (качественный механизм, богатая отделка, престижный бренд) все больше замещаются ценностями истинного искусства, которое подразумевает свободу творчества и самовыражения. Мастера даже запустили в начале 2015 года передвижную выставку Time Art Gallery, в которой часы представлены наравне с десятком произведений известных современных художников. Естественно, Greubel Forsey также создает и совместные проекты с творческими людьми. В 2013 году свет увидел первый выпуск серии Art Piece, в котором часовой механизм с турбийоном, наклоненным на 30 градусов, был дополнен микроскульптурой Уилларда Уигана. Через два года появилась специальная версия под названием Robert Filliou Art Piece. Она посвящена французскому художнику неодадаисту Роберу Филиу, скончавшемуся в 1989 году. В корпусе 43,5 мм из белого золота также прячется очередная скульптура Уигана – миниатюрная шляпа-котелок, – навеянная одной из самых известных работ Филиу «Couvre-Chef(s)-D’oeuvre(s)». Циферблат украшает фирменная печать художника, которую можно было видеть на многих его работах: «Хорошо сделано; плохо сделано; не сделано».

Похожие статьи: