Правила жизни Нино Катамадзе
Поделиться:

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  893

Нино КатамадзеИМЯ ГРУЗИНСКОЙ ПЕВИЦЫ НИНО КАТАМАДЗЕ СЕГОДНЯ, ПОЖАЛУЙ, ЗНАКОМО ВСЕМ, КТО ЛЮБИТ И ЦЕНИТ ХОРОШУЮ МУЗЫКУ. НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО ПОЕТ ОНА НА СВОЕМ РОДНОМ ЯЗЫКЕ, ЕЕ ПЕСНИ ИЗВЕСТНЫ СЛУШАТЕЛЯМ ПО ВСЕМУ МИРУ. В ПРЕДДВЕРИИ СВОЕГО ЕДИНСТВЕННОГО КОНЦЕРТА В ДУБАЕ 6 МАЯ МЫ ПОБЕСЕДОВАЛИ С НИНО О ЗАБЫТЫХ ИСТИНАХ, ВНУТРЕННЕЙ СВОБОДЕ И, КОНЕЧНО ЖЕ, ОБ ЭМОЦИЯХ ДЖАЗА.

Беседовала Ирина Малкова

Нино, расскажите, что больше всего повлияло на формирование вашего вкуса?

Нино: Я родилась возле моря и жила в горах. Мой горизонт – это море, закат солнца, горы, светлячки и звезды. Это мой джаз. В доме абсолютно все пели, это грузинская традиция. К тому же село, где я выросла, наполовину было греческим, и в школе на грузинском отделении учились грузины, а на русском – греки. И мы постоянно слышали греческую речь. Все было настолько переплетено, что это не могло не повлиять на мое творчество.

Ваш стиль нередко характеризуют как «умную музыку для ценителей серьезного искусства». Как вы сами могли бы его описать?

Нино: Наверное, сразу скажу, что наша музыка – это не джаз в чистом виде, просто у нас такая свобода, как в джазе. А мое свободное дыхание в музыке – это от места, где я родилась. Большим везением было встретиться с музыкантами из группы Insight. Наш совместный стиль сформировался как-то сам собой, ничего специально мы не придумывали – хотели лишь сохранить то, что спонтанно появилось в нашем творчестве.

В мире музыки действует негласный закон: музыкант-экспериментатор обращается к джазу, находясь в духовных поисках. Чем больше импровизируешь, тем ясней осознаешь собственные, не навязанные обществом стремления. Куда направлены ваши устремления?

Нино: Для меня отношение к моей музыке происходит через благодарность. Не через ноты и через гармонию, хотя иногда гармонии мне не хватает. Но я не могу ее найти в книгах или еще где-то, поэтому я ищу ее в общении со зрителями. Я должна постоянно общаться с ними и понимать, какие чувства я им посылаю через свои песни. Я должна прислушиваться к ним и понимать, когда им больно, а когда хорошо.

Самая лучшая для вас музыка?

Нино: Я слушаю достаточно много джаза, рока и world-music, но при этом обязательно слушаю и классику. Глубоко уважаю творчество каждого исполнителя и верю, что именно у этого музыкального проекта есть своя аудитория, свой слушатель. С удовольствием хожу на концерты друзей и знакомых – покупаю билеты, как обычный зритель, приобретаю самостоятельно музыкальные диски – даже если могу получить их в подарок.

Многие утверждают, что вас нужно видеть, потому что если только слушать – до конца понять нельзя. Вы разговариваете со зрителями с помощью жестов и пластики и возвращаете к джазовой традиции – совмещать песню и танец.

Нино: На наши концерты не приходят случайные люди – они знают, куда идут. А зритель у нас удивительный – интеллектуальный, искренний, самых разных возрастов. Он тонко чувствует фальшь, разрушающую все светлые чувства, к которым мы так трепетно относимся и которые преумножаем. Поэтому надо всегда быть честным перед слушателями.

«Black», «White», «Red», «Blue», «Green» — так вы называете свои альбомы. В какой цвет окрашена ваша жизнь в данный момент?

Нино: Клянусь, не знаю! Когда мы писали последний, зеленый, один из музыкантов предложил поменять название на «ультрабелый». Все остальные участники группы возмутились: как тебе не стыдно, мы же записывали его несколько месяцев как зеленый! Дело в том, что мы заранее обсуждаем, какие песни войдут в пластинку, и из них обычно и вырисовывается цвет. Могу пока точно сказать, что сейчас не ультрафиолет – не то у нас состояние. Пока ничего нет, даже новых записей. Нужно отдохнуть и немного подумать. А может, мы вообще больше не будем называть альбом по цвету.

Одна из ваших самых красивых песен, которую можно слушать много раз подряд, это песня Olei. О чем она?

Нино: Cкажем, слово Olei ничего не значит. Это даже не слово, а чувство. Я просто как-то утром встала и выдохнула: «Olei...»

Джаз называют «музыкой свободы». Где лично для вас находится грань между внутренней свободой и внутренним рабством?

Нино: Верить в себя и в свои возможности мне помогает импровизация. Каждый раз, импровизируя, я получаю новый опыт и становлюсь свободней. А вообще, свобода, в моем понимании, – это стремление к любви. Это важнейшее качество души человека, который старается идти туда, где свет. И кстати, любовь, которую я получила в детстве, подарила мне ощущение свободы и способность любить самой. Я думаю, меня не столько формировала среда, сколько люди: каждый человек, который встречался мне в жизни. Соседи, семья, люди, с которыми я училась, – все они, капля за каплей, наполняли мою душу. От их признания, любви и доверия я стала такой, какая есть.

У вас есть любимый джазовый фестиваль, где вам больше всего нравится выступать?

Нино: У каждого джазового фестиваля есть свой характер. Но я люблю этнические фестивали, например, Artgeni, который проводится в июле месяце в Тбилиси, его организовывают мои друзья. Вся самобытность Грузии, ее открытость – это встреча с нашими бабушками и дедушками, от которых всегда исходит лишь доброта и любовь. Такова в моем понимании жизнь простого человека.

Скажите, а Грузия вашего детства и Грузия сегодняшняя отличаются?

Нино: Если вы приедете в Грузию, то увидите, что у многих здесь большие дома. Они построены такими вовсе не от жадности. Просто в этих домах самая большая комната – гостевая. Люди всю жизнь работают, вкладываются и строят дом, чтобы туда пришли гости. И то, как они накрывают на стол и чем угощают, всегда делается с душой! Проблема в том, что мы сейчас обленились. Живем в городе, потому что тут больше денег и потому что город кормит. Не надо возделывать землю, кормить индюков, воспитывать детей: ты просто ходишь на работу, твой ребенок ходит в детский сад или школу. Мы живем, не зная земли, не чувствуя запахов, не слыша птиц. Мы отказываемся от человечности. Все время думаем только про работу, превращаемся в роботов и теряем себя. И вот что я заметила: люди, которые когда-то общались или общаются с землей, совсем другие.

А что является главным движущим мотивом вашей жизни?

Нино: Самое удивительное – это созидательный процесс, его постоянство и непрерывность. Ведь мы все постоянно развиваемся и движемся вперед. А для меня музыка – это не просто движущий мотив, это и есть сама жизнь.

Похожие статьи: