SIHH: виртуозное время
Поделиться:


Просмотров:  757

JAEGERLECOULTRE Rendez-Vous CelestialНЕСМОТРЯ НА ОТСУТСТВИЕ ЯРКО ВЫРАЖЕННЫХ СЕНСАЦИЙ, ПРЕМЬЕРЫ НАРУЧНОЙ МЕХАНИКИ, ПОКАЗАННЫЕ НА ЖЕНЕВСКОМ САЛОНЕ ВЫСОКОГО ЧАСОВОГО ИСКУССТВА В ЯНВАРЕ 2015, ПРЕДСТАВЛЯЮТ СОБОЙ, ПОЖАЛУЙ, ЛУЧШИЕ ОБРАЗЦЫ СОВРЕМЕННОГО ЧАСОВОГО МАСТЕРСТВА.

Текст: Лиза Эпифанова

На виду

В этом году Женевский часовой салон SIHH прошел в 25-й раз: впервые экспозиция дебютировала в 1991 году в том же самом выставочном зале Palexpo, и тогда в ней приняли участие всего пять брендов: Cartier, Baume & Mercier, Piaget, Gerald Genta и Daniel Roth. За прошедшие годы изменилось многое. Изменился и существенно расширился состав участников Салона (теперь в нем представлено 16 марок), даты проведения сместились на январь, интерьер выставки был концептуально изменен арт-директором Richemont Джампьеро Бодино – чтобы подчеркнуть, что SIHH представляет не просто новинки часовых домов, а лучших из лучших, crème de la creme, которые будут в течение всего года определять часовые тенденции.

Естественно, и уровень часового мастерства за прошедшие четверть века существенно повысился. Швейцарским мануфактурам сейчас не надо подтверждать свой статус, гнаться за рекордами, стараться привлечь к себе внимание рискованными концептами. Фактически, наступило время, когда клиенты прекрасно знают, что они желают получить от часовых марок, а для самих производителей физически нет ничего невозможного – десятилетия инвестирования в новые технологии, мастеров и строительство новых фабрик привели к тому, что бренды могут творить с часовой механикой все, что захотят.

Именно поэтому в этом году выделить явную общую тенденцию в механике довольно трудно. Каждый Часовой дом приготовил то, над чем он сейчас работает и что у него наилучшим образом получается. Audemars Piguet поразил концептом (единственным на Салоне) нового минутного репетира, разработанного совместно с тех-нической школой Лозанны, чей звук в 10 раз громче обычного наручного устройства. Первый собственный репетир представила и саксонская мануфактура A. Lange & Sohne – отличие Zeitwerk Minut Repeater в том, что он отбивает 10-минутные интервалы вместо четвертей часа.

Cartier продолжила развивать тему своих фирменных усложнений: Astrotourbillon и «мистического турбийона», будто парящего в воздухе, представив их скелетонизированные версии. К тому же мануфактура, словно подводя некий итог многолетних исследований, создала Rotonde de Cartier Grande Complication – свои самые сложные на данный момент часы, механизм которых 9406 MC включает турбийон, минутный репетир, вечный календарь и микроротор автоподзавода – и все это выполнено в виде тщательно декорированного скелетона.

Если поставить в этот ряд потрясающий Cartier Crash Skeleton – модель, у которой скелетонизированный калибр 9618 МС сделан изогнутым по знаменитой асимметричной форме корпуса, то становится очевидно, насколько скелетоны увлекают современных часовых мастеров. Например, мануфактура Roger Dubuis в этом году приготовила также целую коллекцию разнообразных скелетонов – от шикарного Excalibur Double Tourbillon до дамской версии Excalibur Broceliande и авангардной Excalibur Spider.

«Обнажили» механизмы также Piaget (Emperador Coussin Skeleton) и Parmigiani (Tonda 1950 Squelette). Эта тенденция вполне закономерна: при конструировании скелетона часовой мастер ощущает себя практически архитектором, работающим в трехмерном пространстве, «строящим» дворец времени на запястье. Изготовить скелетон намного сложнее и техничнее, поскольку в нем нет места, чтобы спрятать огрехи, в нем все на виду, поэтому скелетон, а особенно с усложнениями, – это высшее проявление часового мастерства.

Звездная пыль

Если максимальная открытость часовой механики – это скорее технический тренд, то главной тематической составляющей коллекций SIHH, безусловно, можно назвать астрономию. Магия звездного неба, загадочные метеориты, созвездия и различные звездно-навигационные функции (скорее красочные, чем полезные) послужили источником вдохновения сразу для нескольких брендов. Мануфактура Laeger-LeCoultre представила целую коллекцию астрономических моделей: от переиздания хорошо знакомой Master Grande Tradition Grande Complication, в которой турбийон совершает круг по циферблату с созвездиями за 23 часа 54 минуты, показывая тем самым сидерическое время, до классической Master Calendar – но с циферблатом, изготовленным из метеорита. Прекрасный пол также получил астрономические новинки: Rendez-Vous Moon с огромным лунным календарем и RendezVous Celestial с зодиакальным диском, причем не традиционного синего, а ярко-красного цвета.

Компания Montblanc к январю представила лимитированную серию новой коллекции Heritage Chronometrie, посвященную путешествию Васко да Гамы, и, воспользовавшись случаем, поместила на циферблат карту звездного неба Южного Полушария и прочие навигационные функции, а в модели Heritage Spirit Orbis Terrarum показала карту звездного неба со стороны Северного полюса, на которой с помощью специального фильтра отображается время суток.

Кстати, весьма романтично эту функцию обыграл и дом Cartier: в модели Reves de Pantheres калибр 9916 МС совершает полный оборот, сменяя звездное небо солнечным днем, а за этим «наблюдают» три пантеры, помещенные на циферблате в виде скульптур из белого золота. И, конечно же, не могла обойти звездную тему и Parmigiani, изготовившая лимитированную серию Tonda 1950 с циферблатами из метеорита черного или темно-синего цвета.

Секретный сад

Идеальные изнутри, романтичные снаружи – эта особенность современных часов все больше напоминает известную цитату Канта про «звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас». Очевидно, что чем совершеннее становится часовая механика, чем она проще и удобнее – тем больше у брендов желания покорить не только мужскую, но и требовательную женскую аудиторию. Чтобы этого добиться, одной бриллиантовой инкрустации недостаточно.

И премьеры SIHH продемонстрировали сочетание сложных механизмов с тем, против чего так трудно устоять, – с прекрасными цветами. Roger Dubuis увил мосты скелетонизированного калибра RD505SQ ювелирными ветвями и листьями, напоминающими о сказочном лесе Броселианд, куда фея Моргана ссылала провинившихся рыцарей Круглого стола. Vacheron Constantin украсил узорами на мотив флоры механизмы новой коллекции Metiers d'Art Mecaniques Gravees, но самое смелое решение предложил Richard Mille – в его новой модели RM 19-02 Tourbillon Fleur турбийон прячется в распускающемся цветке магнолии.

И, естественно, не мог не обойти столь важную тему Ювелирно-часовой дом, у которого романтичные цветочные символы заложены в самой истории – Van Cleef & Arpels. В коллекции Charms Extraordinaire Langage des Fleurs три модели, выпущенные в корпусе 38 мм пронумерованной серии, украшены букетами на циферблате, «составленными» по законам тайного языка цветов, чтобы гарантировать своей владелице любовь, удачу и радость.

А сюжетом линии Poetic Complications в этом году стала тема смены дня и ночи, на этот раз происходящая в прекрасном саду, созданном с помощью эмали champlevé и росписи по перламутру. Цикличность природных процессов символизирует и еще одна новинка Van Cleef & Arpels – часы-браслет Carpe Koi, вдохновленные одноименным кольцом из коллекции Palais de la Chance. Японский золотистый карп, созданный из бриллиантов, спессартинов и желтых сапфиров, крепко обвивает запястье и служит символом любви и душевного покоя.

Гениальное просто

В этом году у марок, участвующих в SIHH, было довольно много значимых юбилеев, что не могло не отразиться на специальных выпусках коллекций. Audemars Piguet отметила 20-летие Millenary женскими ювелирными новинками, в честь десятилетия сотрудничества с Bugatti мануфактура Parmigiani представила коллекционный юбилейный сет из самых знаковых моделей серии, в том числе и легендарную первую – Bugatti 370 с передачами и индикацией, вертикально расположенными в корпусе.

А самый громкий юбилей – 260-летие – в этом году отмечает Vacheron Constantin, и неудивительно, что мануфактура не просто подготовила новые модели, а запустила сразу целую новую коллекцию часов в подушкообразном корпусе Harmony.

Пожалуй, среди по-настоящему новых впечатлений на прошедшем Салоне можно выделить два: хронографы Harmony, представляющие неожиданный взгляд на стиль Vacheron Constantin, и серию Cle de Cartier, в которой реализована простая и в то же время гениальная находка: заводная головка в виде вытянутого вдоль корпуса брикетика с сапфировым кабошоном. Ее достаточно повернуть поперек корпуса, чтобы легко подхватить за выступы, вытянуть и вращать, не ломая при этом ногти.

В Cle de Cartier представлены и мужские, и дамские модели, во всех установлен новый мануфактурный калибр 1847 МС. Интересно, что наряду с исключительными образцами часового и ювелирного искусства участники SIHH представили много практичных и повседневных моделей. Наверняка бестселлером года станет Rotonde de Cartier Annual Calendar – еще одна модель этого класса в удобном корпусе диаметром 40 мм из белого или розового золота.

Даже Greubel Forsey, авторское ателье, выпускающее не больше сотни часов в год, впервые представило «просто турбийон»: Tourbillon 24 Secondes Tourbillon Vision в уменьшенном корпусе (43,5 мм), без привычных апсид и с обычным циферблатом, а по цене доступнее обычных моделей марки. Но главное, что осталось на своем месте, – огромный 30-градусный турбийон в окне у отметки «9 часов». Чтобы не нарушать гармонию циферблата, выступающую стеклянную сферу для него сделали с обратной стороны корпуса.

Так что определенно неправы те, кто предсказывал скорый закат классического часового искусства, истощение фантазии и утрату традиций мастерства. Наоборот – судя по женевским премьерам, у брендов только закончился период ученичества во всех дисциплинах современного Haute Horlogerie. Теперь наступают времена академической виртуозности.

Похожие статьи:

#