Greubel Forsey - вечность на двоих
Поделиться:


Просмотров:  1041

Greubel ForseyТекст: Лиза Эпифанова

В ЭТОМ ГОДУ ЧАСОВОМУ ДУЭТУ GREUBEL FORSEY ИСПОЛНИЛОСЬ 10 ЛЕТ. КАК РАССКАЗАЛ НАШЕМУ ЖУРНАЛУ ОДИН ИЗ ОСНОВАТЕЛЕЙ МАРКИ СТИВЕН ФОРСИ, ЭТО ОТЛИЧНЫЙ ПОВОД ДЛЯ КОЛЛЕКЦИОНЕРОВ И ЗНАТОКОВ СЛОЖНОЙ МЕХАНИКИ ОКИНУТЬ ВЗГЛЯДОМ ВСЮ ИСТОРИЮ ЭТОГО НЕОБЫЧНОГО И РЕВОЛЮЦИОННОГО БРЕНДА.

Волна и камень

Создатели марки Greubel Forsey неоднократно подчеркивали, что у них нет секретов от ценителей часового искусства. Даже стены их современной мануфактуры в Ла-Шо-де-Фоне, удивительным образом «вырастающей» из исторического здания XVI века, полностью прозрачные. Единственный вопрос, на который невозможно получить ответ, – кто же в этой компании главный? И Робер Грюбель, и Стивен Форси будут загадочно улыбаться и кивать друг на друга.

Многолетняя дружба англичанина из лондонского высшего общества и эльзасского француза из уважаемой часовой династии вызывает удивление и восхищение всех, кто хоть немного знаком с нравами современного часового искусства и знает, что часовщики – большие индивидуалисты. Вот, например, Вианне Альтер и Франсуа-Поль Журн так и не смогли ужиться под одной крышей и в результате разошлись по разным маркам. А за плечами Greubel Forsey – 15 лет сотрудничества, 10 лет существования бренда, 3 приза на Grand Prix d'Horlogerie de Geneve, 5 авторских изобретений – и все на двоих. Видимо, перед нами уникальный случай, когда таланты действительно дополняют друг друга, и в результате на свет рождаются часы, которые просто не могла бы воспроизвести фантазия только одного человека.

Пути мастеров пересеклись в 1992 году, когда оба стали работать в ателье сложной механики Renaud & Papi, взрастившем целую плеяду талантливых часовщиков современности. Через семь лет друзья объединились, чтобы основать собственную независимую компанию Complitime, и еще через пять лет интенсивной работы на выставке в Базеле был представлен первый результат совместного творчества – Double Tourbillon 30°, вышедший под маркой Greubel Forsey. Стивен Форси вспоминает о том времени: «Естественно, мы не были первым брендом, представившим собственный турбийон. Но наша конструкция отличалась от всех остальных тем, что была основана на принципиально новой архитектуре и понимании того, как устроен мир».

Взгляд под правильным углом

Уникальность Double Tourbillon 30° заключалась в том, что это был действительно первый турбийон со времен Авраама-Луи Бреге, который полностью адаптирован к наручным часам. Бреге разрабатывал турбийон для карманных часов, в которых баланс постоянно находился в вертикальном положении. Перенесенный в горизонтальный наручный механизм модуль не только не помогал справиться с эффектом гравитации, но зачастую ухудшал точность хода, поскольку потреблял много энергии. Отсюда родилась идея многоосных турбийонов, реализованная многими престижными производителями, но и у них были свои недостатки. В частности, приходилось уменьшать размер каретки, кроме того, угол в 90°, под которым были расположены внутренняя и внешняя оси друг к другу, сам по себе был источником позиционной погрешности. Стивен и Робер придумали оригинальную схему, еще невиданную в истории: двойной турбийон, где вторая каретка наклонена на 30° и помещена в первой. Внутренняя каретка вращается с традиционной для турбийонов скоростью – один оборот в минуту, а внешняя – в четыре раза медленнее. Таким образом удалость снизить позиционную погрешность до минимума и сохранить большой размер баланса, обеспечив и точность хода, и максимальную зрелищность.

Стивен Форси: «Хотя мы и производили все необходимые замеры и могли наглядно продемонстрировать, что наш механизм точнее и обычного плоского турбийона, и турбийона с прямым углом, коллекционеров в первую очередь привлекло в Double Tourbillon 30° то, как он выглядит. Нам говорили: это не часы, а произведение искусства! Мы с Робером не соглашались: мы же часовщики, а это часы, они показывают время... Нет, возражали коллекционеры, все смотрят на танцующий в двойном турбийоне баланс, а не на стрелки. Тогда мы поняли, что в часовом деле эстетика не менее важна, чем практичность».

После первого опыта партнеры выработали собственный принцип конструирования, которому не изменяют и сегодня – часы разрабатываются с самого начала комплексно, в тесном сотрудничестве инженеров и художников. Каждая функция, каждая индикация создается исходя из того, как она будет выглядеть в готовых часах. Естественно, приоритет оставался за многомерными конструкциями.

В 2006 году Greubel Forsey принял участие в проекте Opus для Harry Winston, сделав версию своего фирменного 30-градусного турбийона, а затем разработал еще более зрелищную и сложную конструкцию – Quadruple Tourbillon, в которой работают не один, а целых два наклоненных турбийона, вращающихся в разные стороны и соединенных дифференциалом. Впоследствии в истории марки оба эти изобретения получили соответствующие имена: Invention Piece 1 для Double Tourbillon 30° и Invention Piece 2 для «четырежды турбийона».

Вечные ценности

Tourbillon 24 Secondes ContemporainТем временем сама компания Greubel Forsey динамично развивалась. Партнеры выкупили старинное здание в Ла-Шо-де-Фоне и превратили его в современную мануфактуру, интегрировав в памятник архитектуры XVI века дополнительное пространство. Независимая компания настолько привлекла к себе внимание, что в нее инвестировала могущественная группа Richemont, в результате чего Greubel Forsey получила возможность представлять свои новинки на самом престижном часовом салоне мира – женевском SIHH.

Правда, Стивен Форси уверен, что главная ценность марки по-прежнему заключается в том, что она остается авторской, независимой и выпускает весьма ограниченное число высококлассных часов: «Мы создаем не более 100 экземпляров в год, поэтому у каждой модели очень лимитированный тираж. Многие клиенты вынуждены вставать в лист ожидания. Но ожидание того стоит, ведь каждый механизм, разрабатываемый Greubel Forsey, рассчитан на то, чтобы человек мог долгие годы наслаждаться его работой. Кроме того, помимо сложной конструкции наши часы отличаются очень тщательной финишной отделкой. Только один механизм Quadruple Tourbillon требует около восьми месяцев ручного труда».

В 2009 году настало время третьего изобретения, еще более зрелищного и динамичного – Tourbillon 24 Secondes. Хотя здесь у турбийона была всего одна каретка (естественно, наклонная, под углом 25°), она совершала оборот за 24 секунды.

Тем временем хорошо знакомый двойной турбийон предстал в неожиданном исполнении Double Tourbillon 30° Technique с частично открытым механизмом и увеличенным до 70 часов запасом хода, обеспеченным двумя последовательно соединенными барабанами. Именно эту модель создатели использовали в качестве плацдарма для экспериментов с неожиданными современными материалами – в 2013 году вместо привычного золота и платины коллекционеры увидели абсолютно черный турбийон в корпусе из титана с техничным ADSL-покрытием.

Постепенно мастера стали дополнять свои феерические турбийоны и новыми усложнениями. Органично и зрелищно, как принято у Greubel Forsey. В 2012-м на базе Tourbillon 24 Secondes появилась первая модель марки с мировым временем. И каким! Индикация 24 часовых поясов планеты осуществлялась настоящим глобусом, встроенным в корпус у отметки «7 часов». А в качестве одного из подарков на 10-летие марка преподнесла своим поклонникам, пожалуй, самую сложную на сегодняшний день модель QP a Equation – турбийон с вечным календарем и уравнением солнечного времени. Greubel Forsey продемонстрировала, что по-прежнему умеет удивлять, создав и второй юбилейный выпуск, предназначенный... прекрасной половине человечества. Стремительный турбийон Tourbillon 24 Secondes Contemporain предстал в изысканном ювелирном исполнении, украшенный 272 бриллиантами огранки «багет» общим весом 9,71 карата. Стивен Форси прокомментировал неожиданную премьеру: «Нас уже много лет просили сделать дамские часы. И мы решили, что сейчас самое время выпустить модель, предназначенную для женщин-коллекционеров, которая была бы не просто сложной, но и очень красивой».

Окно в искусство

Видимо, слова о часах как произведении искусства, сказанные в год дебюта, произвели на основателей Greubel Forsey большое впечатление, поскольку недавно они решились на самый необычный эксперимент в современном часовом деле.

В прошлом году состоялась премьера проекта Art Piece – рядом с 30-градусным турбийоном разместился настоящий художественный шедевр. Art Piece 1, созданный в сотрудничестве со знаменитым британским художником Уиллардом Уиганом, представляет собой микроскульптуру, спрятанную в корпусе часов. Объект настолько мал, что может буквально поместиться в игольное ушко. Поэтому мастера оснастили корпус уникальной линзой с 26-кратным увеличением и сложной оптической системой, позволяющей рассматривать драгоценное произведение искусства при естественном освещении. Каждый экземпляр создается только на заказ, поэтому существует в единственном экземпляре. Причем заказчик сам выбирает тему микрокомпозиции. Например, Уиган сделал плывущий по волнам корабль и сидящую на ветке колибри, но многие заказы авторы держат в секрете. Проект оказался настолько успешным, что лист ожидания уже растянулся на многие месяцы, а тем временем Стивен Форси говорит, что серьезно задумывается об Art Piece 2 и не исключает, что это будет совсем другой художник и другая концепция.

«Для меня сущность Art Piece заключается в том, что владелец часов получает возможность буквально заглянуть в другой мир. Радость открытия – это одна из величайших эмоций за Земле. Дарить ее клиентам вновь и вновь – вот философия Greubel Forsey».

Похожие статьи:

#