Золотые берега Аравии
Поделиться:


Просмотров:  3452

Золотые берега АравииТекст: Николай Гудалов, магистр международных отношений, специалист по истории и политике арабских стран

ДУБАЙ ИМЕНУЮТ «ГОРОДОМ ЗОЛОТА» И «БРИЛЛИАНТОВЫМ УЗЛОМ МИРА НА НОВОМ ШЕЛКОВОМ ПУТИ». СЕГОДНЯ ОБЪЕМЫ ТОРГОВЛИ ДРАГОЦЕННЫМИ КАМНЯМИ И МЕТАЛЛАМИ ИСЧИСЛЯЮТСЯ МИЛЛИАРДАМИ ДОЛЛАРОВ, ЗДЕСЬ МОЖНО ПРИОБРЕСТИ ЮВЕЛИРНЫЕ ИЗДЕЛИЯ САМЫХ ИЗВЕСТНЫХ МИРОВЫХ БРЕНДОВ. МЕЖДУ ТЕМ ЖИТЕЛИ ЗНОЙНОЙ АРАВИИ НЕ ЗАБЫВАЮТ И О СОБСТВЕННЫХ ЮВЕЛИРНЫХ ТРАДИЦИЯХ.

С пришествием эпохи нефтяного процветания Объединенные Арабские Эмираты все чаще и по праву стали называть «золотым берегом». Здесь представлены магазины всех крупнейших ювелирных домов, а в одном только эмирате Дубай сосредоточена четверть физического объема мировой торговли золотом (во время распродаж его здесь покупают больше 200 кг в день). На фоне сияния роскошных витрин в огромных торговых комплексах и на знаменитых золотых рынках традиционные серебряные украшения, которые веками изготовляли местные мастера и носили предки эмиратцев, выглядят неприметно. Однако именно в скромном очаровании «бедуинского серебра» сокрыто не только подлинное наследие самих ОАЭ, но и удивительная мозаика ювелирных традиций всего мира.

На самом деле переплетение глобальных достижений и местного колорита на эмиратских землях началось очень давно. Аравийские ювелирные традиции в этом отношении уникальны. С одной стороны, прибрежные зоны, особенно по Персидскому заливу, были издавна связаны морскими торговыми путями со многими регионами мира. Именно из Аравии расселились по всему Ближнему Востоку большинство арабов. Эти связи не могли не привести к взаимному обогащению художественных традиций. С другой стороны, пустынные районы аравийского полуострова все же были на протяжении истории относительно изолированы от внешнего мира. Поэтому если военные или торговые контакты однажды приносили сюда какую-либо культурную традицию, например в изготовлении украшений, то она могла веками воспроизводиться в первозданном виде и донести до нас дух ушедших эпох и далеких стран, где эти традиции давно пресеклись...

История ювелирного дела на землях ОАЭ может рассказать нам очень многое.На территории страны нет почти ни одного места археологических раскопок, где не были бы найдены древние украшения. Еще в позднем каменном веке (6–4 тысячелетия до н. э.) люди изготовляли цепочки и браслеты из ракушек, каменных и костяных бусин. Некоторые раковины демонстрируют умелую технику резьбы и работы с перламутром. В музеях эмиратов Фуджейры и Рас-Аль-Хеймы можно увидеть и немного драгоценных металлов (золота и серебра) того периода.

Удивительно, что еще в те незапамятные времена установились торговые и культурные контакты с цивилизациями долины Инда – контакты, важность которых не убывает вот уже много тысячелетий. Из этих регионов, особенно из Гуджарата, сюда привозили такие драгоценные камни, как агат и карнелиан (вид халцедона). В период культуры Умм ан-Нар (по названию острова в эмирате Абу-Даби), которая существовала с 2500 до 2000 г. до н. э., ювелирные украшения из многочисленных бусин надевали на усопших.

В захоронении ас-Суфух в Дубае было обнаружено около 13 тысяч бусин. Многие находки представлены в Музее эмирата. Широко использовались мелкие бусинки, которые изготовляли в долине Инда из так называемого мыльного камня или фаянса. Эпоха Умм ан-Нар навевает еще не-которые «драгоценные» ассоциации. В этот период современный полуостров Мусандам в Омане, а возможно и все земли Омана и ОАЭ, встречаются в шумерских клинописных текстах под названием Маган. Легенда повествует, что именно там находились знаменитые копи царя Соломона. Впрочем, за эту честь с Маганом могут поспорить Саудовская Аравия и Израиль…

К периоду Вади Сук (2000–1300 гг. до н. э.) относятся, кажется, самые ранние образчики ювелирных «излишеств», столь характерные для современных Эмиратов. Как и сейчас, их появление, вероятно, было обусловлено накоплением богатства. Регион успешно торговал медью, например, с древним месопотамским городом Ур. Отражением изобилия стали пластинки из золота или электрума (так называют самородки золота с примесью серебра). Они были выполнены в форме пары животных, спины которых были соединены, а хвосты часто скручены, как спираль. С упомянутым Уром связаны, по-видимому, и некоторые художественные влияния, проявляющиеся в традиционных украшениях бедуинов вплоть до наших дней. Этот город был знаменит своими мастерами по обработке золота и серебра, которые добывались в Курдистане.

Многие другие древние страны также повлияли на ювелирные традиции местных жителей. Например, ожерелья бедуинов из серебряных и цветных бусин разного размера выполнены в стиле, перекликающемся со стилем классической Античности. А особенности изготовления застежек для них почти полностью соответствуют технологии, которая использовалась в Древней Греции времен Аристотеля. Использование звенящих монет и колокольчиков было характерно еще для Древнего Рима и Византии. Со времен Античности идет и широкое употребление в «бедуинском» ювелирном искусстве фибул – застежек для одежды, служащих и как украшения. Греко-римские техники филиграни и плетения цепочек также были сохранены бедуинами. Финикийские купцы соединили Аравию с далекими кельтами: здесь можно найти испещренные узорами браслеты, указывающие на влияние их стиля. Заметное воздействие оказывала на ювелирные традиции арабов-кочевников и Древняя Персия. Наконец, знаменитый мотив глаза (обычно выполненного в виде синей бусины с голубыми, черными и синими точками), который распространен во всех арабских странах и, по мнению многих людей, предохраняет от сглаза (который арабы называют «завистливый глаз»), очевидно, ведет свою историю из Древнего Египта. Возможно, жители побережья Персидского залива с глубокой древности верили и в чудесные свойства мыльного камня.

Магическая сила украшений

Рождение ислама, конечно, оказало заметное влияние на ювелирное искусство арабов. Новая религия ввела принцип строгого единобожия, запретила изображать живых существ, призывала мусульман отказаться от излишней любви к золоту и ограничиться серебром. Но ислам не вытеснил многочисленные прошлые влияния, а, скорее, вступил с ними в удивительный симбиоз.

Кочевники Ближнего Востока по-прежнему верили в магическую силу некоторых украшений. У бедуинов все так же пользовалось популярностью, например, изображение головы змеи, которая должна была хранить хозяина от «дурного глаза». Арабские завоевания включили в культурную орбиту ислама и многие богатейшие цивилизации – например, персидскую и отчасти византийскую, что отразилось и на ювелирном искусстве. Так, арабы переняли персидские традиции гравировки, инкрустации и филиграни. На одной из цепочек из Иордании можно обнаружить и полумесяц (символ ислама), и христианский крест; на оманских украшениях – суры Корана и имя индийского божества Ханумана…

Главной художественной чертой исламских ювелирных изделий были тонко проработанные детали и многообразие цветов. Интересно, что драгоценные камни часто заменялись глазурью или стеклом даже в изысканных золотых украшениях: пусть эти материалы не имели большой ценности сами по себе, но зато придавали всему изделию необходимый цветовой колорит.

Из карнелиана или слоновой кости иногда делались четки (по-арабски – «мисбаха» или «тасбих»). На Ближний Восток четки проникли через Индию и стали использоваться христианами и мусульманами (есть основания считать, что католический розарий – традиционные четки – был заимствован именно у арабов). Их перебирание помогает запомнить число повторений той или иной ритуальной фразы, а в мирской жизни – сосредоточиться или расслабиться, выразить с помощью звука бусин всю гамму чувств. Четки обычно состоят из 33-х или 99-ти бусин. Для мусульман второе число – количество имен Аллаха. Христианам первое число указывает на длительность земной жизни Христа, а второе – на его произведение на три (т. е. Троицу). Но были в мусульманском мире и гигантские четки – состоявшие из 1000 бусин размером с яйцо, они использовались в Египте плакальщиками на похоронах при повторении исламской формулы вероисповедания 3000 раз!

Ювелирные чудеса Аббасидов

Конечно, самые роскошные ювелирные изделия изготовлялись вдалеке от пустынной Аравии – в многолюдных столицах мусульманских государств, таких как Дамаск, Багдад, Каир. Во времена династии Аббасидов, правивших в Халифате в VIII–XIII вв., Багдад превратился в модную столицу мира, а одежды – в подлинные драгоценности. Золотом расписывали даже халаты богатых людей. Самые знатные придворные дамы меряли изумруды и рубины не каратами, а килограммами! Некоторое представление о ювелирных чудесах аббасидского периода дает описание визита византийских послов ко двору халифа Муктадира. Государственные финансы уже тогда подавали признаки кризиса, и поразить иностранцев внешним великолепием было необходимо. Итак, прождав два месяца, византийцы направились к халифу сквозь ряды всадников с золотыми и серебряными седлами.

Вот какие «ювелирные» детали этого приема приводит историк Хиляль ас-Саби (простим ему некоторые преувеличения!). Взору послов представились, среди прочего, 38 000 занавесей золотой парчи; искусственные пруд и река из ослепительно сиявшего олова с четырьмя лодками, убранными золотом, серебром и парчой; дерево, изготовленное из золота и серебра, с птицами из этих же металлов (иногда дерево качалось, а птицы пели) и фруктами из драгоценных камней, – предмет зависти многих последующих монархов. Сам халиф восседал на троне из редкого эбена (вид древесины), был одет в золотую парчу, а по бокам от него были расставлены 16 рядов драгоценных камней…

Есть основания считать, что католический розарий – традиционные четки – был заимствован именно у арабов. Их перебирание помогает запомнить число повторений той или иной ритуальной фразы, а в мирской жизни – сосредоточиться или расслабиться, выразить с помощью звука бусин всю гамму чувств

Другим крупным центром ювелирного искусства в те времена была изобильная мусульманская Испания. В мастерстве обработки драгоценных камней, золота и серебра Кордове могла позавидовать Византия. Развитие здесь получили и техники работы со слоновой костью и перламутром. Некоторые специалисты указывают на удивительный пример взаимодействия культур – один из тех, которые в изобилии дает исламское ювелирное искусство. Они считают, что сходство в материале и дизайне украшений бедуинов и американских индейцев объясняется тем, что ювелирные традиции мусульман, развивавшиеся в Испании, были затем принесены в Новый Свет испанцами-конкистадорами. Примечательно, что до их прихода индейцы никогда не использовали серебро или бирюзу для создания украшений.

Тем временем жители суровых аравийских пустынь изготовляли гораздо менее притязательные, но полные очарования вещи. Несмотря на богатое разнообразие «региональных» материалов, стилей и обычаев, типичные «бедуинские» украшения объединяет несколько черт. Самым распространенным материалом было серебро. Ювелиры размягчали материал, ковали его, пока он не станет плоским, а затем придавали ему желаемую форму – например, разрезали или вили. Украшали металл гравировкой, чеканкой, эмалированием, гранулированием, инкрустациями. Часто на изделиях делали надписи, по большей части – цитаты из Корана. Серебро не только добывали из недр, но и переплавляли из популярных на Ближнем Востоке монет – талеров Марии Терезии и песо, а также старинных украшений. Украшения, которые были персональной собственностью женщины, она иногда продавала в трудные времена.

Так что в некоторых изделиях бедуинов, которые мы можем купить сейчас, вероятно, содержится серебро, которое многократно переплавляли на протяжении столетий. Эмаль, как и стекло, изготовлялась из смеси песка, калия, сурика и соды. Температура плавления этой смеси должна была быть меньше температуры плавления металла, а его поверхность – полностью обезжирена и очищена от пыли, чтобы эмаль приклеилась. Любопытно, что мусульманские ювелиры раньше любили использовать знаменитое муранское стекло при изготовлении эмали, а бусины часто производились для исламского мира богемскими мастерами (сейчас используются китайские).

Другие интересные материалы для изготовления украшений – кожа и веревка. Они широко использовались и на Аравийском полуострове. Например, серебряные изделия присоединяли к поясу с помощью кожаных креплений, а на веревку нанизывали бусины и таким образом создавали браслеты или ободки для головы. Комфорту владельца служила кожаная или хлопковая подкладка головного ободка, гибкие браслеты, серебряные звенья которых соединялись веревочками. Кожаные полоски часто искусно сплетались. На основе нитей делались и ожерелья, которые, однако, слишком быстро изнашивались. Сейчас на рынках очень трудно найти цепочку с целой нитью еще и по той причине, что увлеченные покупатели бесконечно переворачивают сложенные грудой старые украшения в поисках чего-нибудь оригинального.

Особенности стиля «бедуинских» украшений региона Персидского залива определялись, конечно, особым географическим положением на перекрестке торговых путей, тесными связями с Индией, а также широким использованием в украшениях жемчуга, которым столь богаты здешние воды.

Арабский стиль

Ювелирные украшения во все времена и у всех народов не были простыми безделушками, а выполняли важные социальные функции в жизни людей – от халифа до деревенской женщины. Так же обстояло дело и у предков современных эмиратцев. Ювелирные изделия указывали на социальный статус женщины. Они были невероятно разнообразны. Многочисленные цепочки, колье, серьги, ручные и ножные браслеты; кольца, которые носили на определенном пальце; ободки, обрамлявшие голову или лицо; украшения для подбородка, лба и волос; короны, фибулы, монетки, крепившиеся на шарфах; коробочки для хранения молитв; даже пояса, на которых умещались ящички для ношения ножниц, наперстков, прищепок, туши, духов и, наконец, дощечек из слоновой кости c карандашом для составления записок, – все это сопровождало женщин на каждом этапе их жизни. Ребенку, когда он начинал ходить, вешали на щиколотку браслет, чтобы он больше двигался. Определенного вида серьги, например, носили большей частью молодые девушки. Невеста имела приданое и получала от семьи жениха подарки прежде всего в виде драгоценностей. Затем муж обычно дарил жене украшения каждый раз, когда она дарила ему ребенка…

Однако украшения издавна имели и символическое значение. Считалось, например, что бирюза может защитить от сглаза, а также что этот камень сияет, когда его обладатель счастлив, и тускнеет, когда он грустит. Ту же функцию, как мы видели, выполняли бусины в виде глаз и головы змеи. А отгонять злых духов должны были маленькие звенящие колокольчики.

Особой популярностью пользуется образ ладони, который получил распространение как амулет еще до появления ислама, а после него стал ассоциироваться с рукой Фатимы – дочери Пророка Мухаммеда и жены его двоюродного брата Али. С ней связано и почитание числа пять – количества пальцев на ладони, столпов (главных принципов) ислама и ежедневных молитв мусульман. Ладонь может быть направлена пальцами вверх – тогда она выполняет защитную функцию, или пальцами вниз – в этом случае она символизирует благодать, нисходящую с небес.

Солнце, море и небо

Ассоциативное значение имеют и цвета. В «бедуинских» украшениях преобладают красный (символ крови и сердца, любви или опасности), синий (бирюза широко используется в Аравии для изготовления колец и подвесок), а также желтый и зеленый. Цвета в аравийских украшениях – это пойманные и заключенные в оправу мастерской рукой желто-золотой блеск солнца и пустынных песков, зелено-голубые переливы моря, бесконечная синева неба… А белый цвет ассоциировался с зарождением новой жизни и защищал кормящих матерей и их малышей.

С пришествием нефтяной эпохи «бедуинское» серебро стало уступать свое место золоту и модным западным изделиям. Изменился образ жизни бедуинов, сократилось разнообразие региональных стилистик. Еще в середине 1960-х гг. – до обретения Эмиратами независимости – Дубай превратился в крупный мировой центр торговли золотом. За первую половину этой декады через эмират было перевезено около 70 тонн металла, а только за 1971 г. (когда ОАЭ стали суверенным государством) – 215 тонн. Эмиратские торговцы заказывали золото в Западной Европе, хранили в бурно развивавшихся дубайских банках, а затем сбывали его в Индии, Пакистане, Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке. Сама транспортировка благородного металла была удивительным сочетанием современности и традиций. Из Лондона или Парижа золото доставляли на самолетах, а в Индию и Пакистан его уже переправляли по тысячелетнему торговому пути на традиционных лодках доу, но оснащенных дизельными моторами в 600 лошадиных сил…

Особой популярностью пользуется образ ладони, который получил распространение как амулет еще до появления ислама, а после него стал ассоциироваться с рукой Фатимы

Ювелирные рекорды

За годы современного развития Эмираты превратились в одну из ведущих стран по потреблению золота на душу населения. По данным Всемирного золотого совета, за 2013 г. эмиратцы купили свыше 77 тонн этого металла. Это примерно втрое больше, чем приобретения жителей остальных малых стран Персидского залива вместе взятых (кроме Саудовской Аравии, которую Эмираты тоже обогнали), и почти на 20 тонн превышает показатель Египта (в 10 раз более населенной страны).

Самое колоритное проявление непрекращающейся «золотой лихорадки» – знаменитые и всегда многолюдные базары Дубая (рынок по-арабски – «сук»). «Старый» золотой рынок находится рядом с площадью Бани Яс и одноименной станцией метро в районе Дейра, являясь частью целого торгового городка. По другую сторону Дубайской бухты, которую можно пересечь на традиционной лодке-абра за пять-десять минут, в районе Большой мечети расположилась еще одна группа базаров. На старом рынке можно найти украшения на любой вкус из 18-каратного (белого, желтого или розового), 21-, 22и чистого 24-каратного золота, которым сверкают перегруженные витрины более трех сотен лавок. Продаются также серебро и драгоценные камни. Есть украшения, выполненные в западной стилистике, и изделия, в которых творчески переработана арабская традиция. Изделия могут изготовить на заказ в максимально сжатые сроки. Здесь же представлены и сувениры вроде золотых купальников. Покупки можно совершать оптом и в розницу. Рынок манит к себе периодическими лотереями и розыгрышами (можно выиграть до 25 кг золота!) и одними из самых низких в мире ценами.

Разумеется, арабский сук – место, где торг не только уместен, но и необходим для обоюдной радости покупателя и продавца. Ниже всего цену можно сбить вечером, к концу рабочего дня. В Дубае появились и другие золотые рынки (например, в районе Бар Дубай на улице Мина). А на улице шейха Заеда построен целый «Парк золота и бриллиантов», объединивший 90 магазинов ведущих ювелирных марок и больше сотни мастерских. Наконец, крупные современные моллы (например, The Dubai Mall или центр Madinat Zayed в Абу-Даби) объединяют под одной крышей построенные в традиционном стиле, но с ультрасовременным лоском бутики известнейших западных брендов. Повсюду ведется очень жесткий государственный контроль качества ювелирных изделий.

Многие «ювелирные» рекорды Эмиратов получили большую известность и даже удостоились места в Книге рекордов Гиннесса. В 2008 году была отлита серебряная монета, покрытая золотом, которая имела метровый диаметр и весила 165 кг. Затем на Старом золотом рынке в Дейре было изготовлено самое тяжелое в мире золотое кольцо (весом почти 64 кг, из которых более 5-ти – масса драгоценных камней). За ним последовал очередной, но явно не последний шедевр – самая дорогая новогодняя ель…

Эмиратцы, однако, умеют не только тратить на драгоценные металлы и камни, но и зарабатывать на них. Страна все больше играет роль глобального центра торговли ювелирными украшениями – ту роль, которая исторически принадлежит ей по праву. Сейчас Эмираты стремятся возродить традиции Великого шелкового пути между Европой и Азией – по крайней мере, его южной, морской части.

Министр высшего образования и научных исследований ОАЭ шейх Нахаян бин Мубарак недаром приводил слова великого арабского историка IX–X вв. Мухаммеда ат-Табари: «Между нами и Китаем нет препятствий». По морю мог быть доставлен любой товар. Важной составляющей торгового обмена во все времена были и драгоценности. В наше время речь идет прежде всего о золоте и алмазах.

Через Дубай проходит не только четверть мировой торговли золотом – примерно за десятилетие эмирату удалось превратиться в глобальный центр купли-продажи и обработки бриллиантов и всерьез бросить вызов бельгийскому Антверпену, в котором бриллиантовая индустрия имеет более чем пятисотлетнюю историю. У Дубая есть все, чтобы подтвердить свои амбиции: выгодное географическое положение между ведущими странами Африки, где добывают алмазы, и главными рынками обработки камней и сбыта бриллиантов в Азии – Китаем и Индией, благоприятный деловой климат и безопасность. Эмират предпринимает меры для того, чтобы положить конец контрабанде драгоценных камней.

В Дубае проходят крупные профильные выставки. Например, в марте 2013 г. была организована «Дубайская конференция по бриллиантам», в декабре – «Международная дубайская ювелирная неделя». В эмирате были созданы Дубайская биржа золота и сырья, Дубайская биржа бриллиантов, Дубайская многосырьевая биржа (она разместилась в небоскребе под названием «Альмас», что по-арабски означает «алмаз»). Все это – крупные финансовые центры, обеспечивающие работу ювелирной отрасли.

Некоторые драгоценные материалы используются даже в эмиратской архитектуре. Так, поразительная по красоте мечеть шейха Заеда в Абу-Даби может похвастаться позолоченными люстрами. В роскошном отеле The Emirates Palace, тоже находящемся в столице, многие детали интерьера также покрыты золотом – более того, здесь установлены автоматы для продажи золотых слитков всем желающим, а фирменный капучино подают с россыпью съедобных золотых лепесточков…

Очень важно, что в стремительном ритме глобальной экономики и погони за «ювелирными» рекордами эмиратцы все же начинают уделять больше внимания поддержанию местных традиций. Есть местные фирмы, производящие украшения в старинном стиле. В Шардже работает специальный музей, посвященный традиционным ювелирным украшениям. Появились награды, предназначенные для самых успешных местных дизайнеров или создателей драгоценных шедевров в арабской художественной традиции. Таковы, например, специальные категории премий за ювелирный дизайн, премия «Ибдаа» (по-арабски – «творчество»). А в 2006 г. была выпущена даже специальная серия марок с изображениями лучших образцов традиционного ювелирного искусства. Можно предположить, что драгоценные элементы будут все шире применяться и в одежде благодаря молодому поколению эмиратских дизайнеров, сделавших ставку на развитие местных традиций в моде.

Арабское слово «джаухар» может переводиться и как «драгоценности», и как «существо (дела), сущность, вещество, материя». В Эмиратах, кажется, действительно придерживаются девиза: «Уж если делать вещь из какого-либо материала, то в идеале это должен быть материал драгоценный». Но с другой стороны, сущность ювелирных традиций Эмиратов все же не в бездушной материи, а в том, как удивительные творческие способности их мастеров в прошлом и настоящем придавали художественную ценность любому материалу – от стеклянной бусины до алмаза.

Похожие статьи:

#