Швейцарские каникулы: Часы, альпы и сыр

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1438

Швейцарские каникулы: Часы, альпы и сыр Текст: Ольга Адигамова

НАШ САМОЛЕТ СНИЖАЕТСЯ НАД ЖЕНЕВСКИМ ОЗЕРОМ (ИЛИ ОЗЕРОМ ЛЕМАН), САМЫМ БОЛЬШИМ В АЛЬПАХ. ПОД КРЫЛОМ – БУЙСТВО ЗЕЛЕНИ НА ОБРАМЛЯЮЩИХ ВОДНУЮ ГЛАДЬ ГОРАХ, ЧТО ДОВОЛЬНО НЕПРИВЫЧНО ВЗОРУ ЧЕЛОВЕКА, ПРОЖИВАЮЩЕГО НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ, И В ОСОБЕННОСТИ ТОГО, КТО ЛЕТИТ В ШВЕЙЦАРИЮ ВПЕРВЫЕ. «МЫ» – ЭТО НЕБОЛЬШАЯ ГРУППА ЖУРНАЛИСТОВ ИЗ ОБЪЕДИНЕННЫХ АРАБСКИХ ЭМИРАТОВ, КОМУ ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ ПОЛУЧИТЬ ПРИГЛАШЕНИЕ НА ЧАСОВУЮ ФАБРИКУ ШВЕЙЦАРСКОЙ КОМПАНИИ PARMIGIANI FLEURIER, СПЕЦИАЛИЗИРУЮЩЕЙСЯ НА ВЫПУСКЕ СЛОЖНЕЙШИХ МОДЕЛЕЙ НАРУЧНЫХ ЧАСОВ КЛАССА «ЛЮКС». К СЛОВУ СКАЗАТЬ, ЭТА ЧАСОВАЯ МАНУФАКТУРА НЕ СЛИШКОМ ЧАСТО ОТКРЫВАЕТ СВОИ ДВЕРИ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ ПРЕССЫ.

Весь этот джаз!

Ощутив прохладную свежесть на выходе из здания аэропорта и мысленно поприветствовав тучи в небе (жители Дубая меня поймут), я подумала, что тур обещает быть приятным. Мы едем в Монтрё, город в кантоне Во, наш первый пункт назначения, жадно «поедая» глазами открывающиеся пейзажи. Пару раз мне даже удалось зацепить взглядом маскирующуюся среди облаков и постоянно ускользающую верхушку Монблана. Время от времени мы останавливались, чтобы сделать фотографии. Как заметил один из журналистов: «В Швейцарии, вероятно, есть нефотогеничные места, но я их еще не встречал».

Ближе к Монтрё склоны Альп густо усыпаны виноградниками. Как выяснилось, виноделие здесь достаточно хорошо развито, но об этом за пределами страны мало кому известно, так как большая часть производимого вина (кстати, весьма неплохого) потребляется в самой Швейцарии. Капризный виноград растет только с восточной стороны горного склона – на западной ему недостаточно дневного света. Все виноградники строго охраняются государством – их владельцы не имеют права вырубить посадки и построить на их месте, например, дом.

Мы заселились в отель и провели остаток дня в исследовании окрестностей, вдоволь помучив вопросами нашего проводника-водителя. Монтрё – это место проведения знаменитого международного джазового фестиваля, на который съезжаются лучшие музыканты со всего мира и который вот уже на протяжении многих лет поддерживает компания Parmigiani. Это, кстати, заслуга Жана-Марка Жако, официально – управляющего директора компании. Он настолько энергичен, что, кажется, может заразить своей энергией всех вокруг. Побывать на джазовом концерте в Монтре – это мечта многих поклонников джазовой музыки. Нам повезло – мы там побывали. Однако вернемся к часам.

Флерье. В царстве сложных часов

Мишель Пармиджиани, основатель компании Parmigiani Mesure et Art du Temps S.A. (PMAT).Наутро мы отправились во Флерье – городок кантона Невшатель с населением чуть более 3500 человек, где, в некотором удалении от знаменитой часовой долины, располагаются штаб-квартира и производственные помещения компании Parmigiani Fleurier. Во Флерье находятся офисы и фабрики двух других широко известных часовых компаний – Chopard и Bovet.

Вместе с ними, Parmigiani Fleurier и его дочерняя компания Vaucher Manufacture Fleurier основали Fleurier Quality Foundation, организацию, которая, разработав собственные стандарты, сертифицирует качество произведенных часов. С 960-метровой высоты, на которой находится ресторан Chapeau de Napoleon – весь Флерье виден как на ладони!

Мы начали свое знакомство с фабрикой с отдела реставрации. И это неслучайно. Основавший компанию швейцарец итальянского происхождения Мишель Пармиджиани начинал свою творческую карьеру именно с ремонта современных и реставрации старинных часов и сложных часовых механизмов. Мишель родился в 1950 году в швейцарском городе Кува. У него типичная судьба часового мастера. Еще в детстве он приобрел первые знания и навыки в часовом деле.

В 1975 году Мишель Пармиджани создает свою фирму Parmigiani Mesure et Art du Temps S. A. (PMAT). Предприятие Пармиджани специализировалось на реставрации старинных часовых раритетов и однажды получило подряд на восстановление знаменитых часов "Pendule Sympathique", созданных самим Авраамом-Луи Бреге. Мишель взялся за работу, которую не решался выполнить никто из его коллег. В 1991 году знаменитые часы были восстановлены и возвращены в экспозицию Лувра, а Мишель Пармиджани стал известен всему часовому миру.

В настоящее время производственная структура часового концерна Parmigiani выглядит следующим образом: AtoKalpa S. A. (г. Алле) – выпускает отдельные детали часовых механизмов; Bruno Affolter S. A. (г. Ла-Шо-де-Фон) – производит корпуса и циферблаты; Elwin S. A. (г. Мутье) – изготавливает винты и другие крепежные элементы. Наконец, сборка, регулировка и контроль собранных часовых механизмов осуществляется на головном предприятии Vaucher Parmigiani Fleurier S. A. в городе Флерье. Кроме того, компания разрабатывает и создает собственное производственное оборудование. Весь бизнес Parmigiani разделен на три направления: реставрацию, разработку и производство собственных моделей, конструирование новых механизмов (на самостоятельной фабрике Vaucher Manufacture).

Реставрация механизмов – и сейчас одно из самых важных направлений в деятельности компании, а Мишель Пармиджани является официальным реставратором музея Sandoz Foundation. Музеи и часовые компании обращаются к Пармиджани, когда требуется высочайший уровень профессионализма, ведь многие предметы, с которыми приходится работать, зачастую бесценны. За время существования отдела, его сотрудники «вернули жизнь» многим произведениям часового и ювелирного искусства. Среди них, например, два яйца работы мастерских Карла Фаберже со сложными механизмами внутри – «Яйцо Юсупова» и яйцо «Павлин», ныне принадлежащих Фонду Sandoz.

Надо сказать, что реставрация механических шедевров прошлого – это невероятно длительный и кропотливый процесс. К примеру, на восстановление механизма «Пистолета с птичкой», находящегося в собственности музея Patek Philipp, у мастеров компании Parmigiani ушло порядка 500 часов чистого рабочего времени.

Мы с удивлением отметили, что для работы, требующей безграничной аккуратности и усидчивости, большая часть сотрудников этого отдела слишком молода; однако, послушав их рассказы, поняли, в чем секрет: все они страстно увлечены своим делом.

Менеджер отдела реставрации Флавиен Гиганде (он же наш проводник по фабрике), говорит, что случайных людей в этом бизнесе практически не бывает: «Очень часто любовь к часовым механизмам передается из поколения в поколение, и у многих молодых людей, чьи родители или деды были часовщиками, выбор профессии предопределен». Кстати, бывает, что новички, приходящие устраиваться на фабрику, ничего, кроме этой любви, за плечами не имеют. Даже специального образования. И, несмотря на то, что в Швейцарии есть школы часовщиков, некоторым вещам можно обучиться только в процессе производства.

Искусство созидания

Мы переходим к осмотру других отделов, где создаются компоненты и происходит сборка современных сложных механических часов Parmigiani.

Как гласит история, поведанная нам Флавиеном, в начале 1990-х годов о талантливом мастере Мишеле Пармиджани узнала семья Сандоз и предложила Мишелю создать часы под его своим собственным брендом. Это уникальный случай в новейшей истории, когда имя известного часового бренда принадлежит ныне живущему и работающему талантливому часовщику.

Обычно название марка получает после кончины своего создателя. Что ж, этот факт еще раз подтверждает гениальность Мишеля Пармиджани, который кроме уникальных разработок для компании Bugatti, неповторимых турбийонов и хронографов еще и создал часы, отсчитывающие время по восточному лунному календарю Хиджры.

Искусство созидания Необходимо отметить, что Сандоз (Sandoz) – это одна из самых богатых фамилий в Швейцарии, которой принадлежит крупнейший в стране фонд – “Sandoz Family Foundation", созданный в 1964 году. Фонд занимается инвестициями в таких областях, как ювелирное производство и высокоточные технологии, а также поддерживает молодые дарования в этих сферах деятельности. Благодаря семье Сандоз компания Мишеля Пармиджани была оснащена самым современным оборудованием и приобрела производственную автономию.

В 1995 году Мишель Пармиджани укрепил свои позиции в часовой отрасли, благодаря модели "FLeur d'Orient", ставшей образцом современных настольных часов. В 1996 году "Sandoz Family Foundation" покупает 51 % акций Parmigiani Mesure et Art du Temps S. A., а Мишель Пармиджани становится президентом и главным часовым мастером компании. Некоторое время спустя партнеры приобретают в собственность три предприятия, и компания "Parmigiani" преобразуется в мануфактурное объединение, полностью независимое от внешних поставщиков.

Сегодня Parmigiani Fleurier является настоящей часовой мануфактурой. Согласно постулатам хорологии (науки о механизмах, измеряющих время), для того, чтобы носить это гордое звание, часовая компания должна самостоятельно производить если не все, то большую часть необходимых для сборки часов компонентов.

Parmigiani Fleurier самостоятельно производит абсолютно все, от механизмов до корпусов, за исключением, пожалуй, всего лишь одной детали: ремешки из высококачественной кожи по заказу Parmigiani изготавливает и поставляет французский Дом Hermes. В наше время лишь немногие часовые компании могут похвастаться таким полным циклом производства.

Молочные реки, сырные берега

Молочные реки, сырные берега Побывать в Швейцарии и не увезти с собой тонну самого лучшего шоколада и сыра в мире? Вы шутите! Мы купили самые разные сорта сыра в одной из многочисленных деревушек, встретившихся нам на пути из Невшателя в Женеву в маленькой частной сыроварне. Так она выглядит!

И, напоследок, мне удалось увидеть, то, что я искала с момента приземления в этой удивительной стране – пейзаж с рекламных роликов шоколада, знакомый с детства – сытые довольные коровы на зеленом лугу.

На шее у каждой (реклама не обманула) – колокольчик, или я бы даже сказала колокол. Кстати, они виртуозно забираются на горы и спускаются с них. «Это благодаря специальному устройству ног», – шутит наш проводник. Вот они – швейцарские буренки! На этом всё. До свидания, Швейцария. До новых каникул.


Автор благодарит компанию Parmigiani Fleurier за удивительную поездку.

Похожие статьи: