Родом из Франции

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  2541

СЛОВО «РОСКОШЬ» ИЛИ LUXURY НАСТОЛЬКО ПРИЖИЛОСЬ В ПОВСЕДНЕВНОМ ЯЗЫКЕ ЖИВУЩИХ В ЭМИРАТАХ ЛЮДЕЙ, ЧТО НЕЗАМЕТНО ДЛЯ СЕБЯ ОНИ НАДЕЛЯЮТ ЭПИТЕТАМИ «РОСКОШНЫЙ» ПРАКТИЧЕСКИ ВСЁ – ОТ ДОРОГО БЛЮДА В РЕСТОРАНЕ ДО ВЫСОЧАЙШИХ НЕБОСКРЕБОВ ПЛАНЕТЫ. НО ЕСЛИ ВДУМАТЬСЯ, ТО В ЭТО МОЛОДОЕ ГОСУДАРСТВО ИСТИННЫЕ БОГАТСТВО И РОСКОШЬ ПРИШЛИ НЕ ТАК ДАВНО. НАВЕРНОЕ, ПОЭТОМУ БОЛЬШОЙ ИНТЕРЕС У ГОСТЕЙ И ЖИТЕЛЕЙ ОАЭ ВЫЗВАЛ ПРОВЕДЕННЫЙ В НОЯБРЕ 2010 ГОДА В ДУБАЕ ПЕРВЫЙ В РЕГИОНЕ ФЕСТИВАЛЬ «ФРАНЦУЗСКОЙ РОСКОШИ». ЕГО ОРГАНИЗАТОРОМ ВЫСТУПИЛА ФРАНЦУЗСКАЯ АССОЦИАЦИЯ COMITE COLBERT.

Елизабет Понсоль де Порте,
президент и исполнительный директор Comite Colbert

Это уникальное событие проводилось в стенах крупнейшего на Ближнем Востоке торгового центра The Dubai Mall в тесном партнерстве с его руководством. В фестивале приняли участие 30 французских марок категории «люкс», среди которых были Baccarat, Bernardaud, Caron, Cartier, Chanel, Chloe, Christian Dior, Christofle, Guerlain, Hermes, John Lobb, Lacoste, Lancome, Louis Vuitton, Pierre Frey, S.T.Dupont, Van Cleef & Arpels, Yves Delorm и другие, являющиеся членами Comite Colbert.

Напомним, Comite Colbert («Комитет Кольбера») был основан в 1954 году по инициативе Жан-Жака Герлена. Это ассоциация, которая сейчас объединяет 75 марок и 11 кандидатов в члены, производящих предметы роскоши – от модной одежды до деликатесов, причем, это и бренды, ныне принадлежащие группам LVHM, PPR, Richemont, и самостоятельные марки Mellerio, Leonard и Bernardaud. Все бренды Комитета стремятся к распространению и продвижению в мире исторических традиций, сохранению опыта и секретов профессионального мастерства, сочетанию истории и инноваций. Comite Colbert выполняет роль посланника французской культуры, а также гаранта подлинности изделий, произведенных во Франции. В настоящее время Comite Colbert представляет наиболее динамичный сектор французской индустрии. Экономическое влияние брендов, входящих в состав ассоциации, в мировом масштабе говорит о неоспоримом лидерстве сегмента. Компании Comite Colbert располагают штатом более 115 тысяч человек; около 82% продаж на международных рынках формируется этими компаниями; за пределами Европы члены ассоциации обладают довольно высокой экономической силой, сравнимой с объемами автомобильного производства Франции и в 10 раз превышающей объемы железнодорожной индустрии. Члены Comite Colbert представляют 1/4 мирового рынка люксовых товаров, что превышает итальянский рынок «люкса» почти в 2 раза и американский в 2,5 раза. И потому Comite Colbert в 1997 году посетил Гонконг, Токио и Нью-Йорк, в 2005 году – Шанхай, в 2007 году – Москву, а в 2010 году пожаловал в Эмираты. Выступая перед многочисленными гостями на церемонии открытия фестиваля в Дубае, президент и исполнительный директор Comite Colbert Елизабет Понсоль де Порте, сказала: «Основная цель нашей ассоциации – распространять культурные ценности всех наших брендов, сохраняя их наследие и предоставляя им возможности для инноваций. Comite Colbert также создает подходящую среду для общего и индивидуального развития всех марок с целью дальнейшего развития французской индустрии люкса. Проекты, организуемые Comite Colbert, в том числе и нынешний фестиваль, – это культурные мероприятия высочайшего уровня, позволяющие создать ассоциативную связь между французской культурой и предметами роскоши, продуктами марок. Подобные мероприятия обеспечивают поддержку всем компаниям комитета, способствуя приобретению новых контактов среди представителей высших политических кругов и обеспечивая рост разных рынков в мире. Comite Colbert также продвигает искусство и ремесла своих членов и осуществляет тщательную защиту их интеллектуальной собственности (в частности, борется против контрафактной продукции)». Совершенно очевидно, что образцы продукции мировых брендов индустрии роскоши часто являются настоящими произведениями искусства. И они несут в себе невообразимый багаж культурного материала. Даже современные шедевры. Они лишь комбинируют и по-новому трактуют то, что копилось у французских ремесленников веками. Поэтому любой бутик, ресторан, гостиница, даже фабрика, принадлежащая марке, входящей в Comite Colbert, – это живой действующий музей, в котором бережно хранится традиция и в котором она воссоздается снова и снова.

Вот с этой конструктивной мыслью обычный человек, непривычный к миру головокружительной роскоши, должен заходить в соответствующие бутики. Иначе не избежать нервного срыва, даже если крупные денежные суммы сами плывут к вам в руки, и вы готовы тратить их на всё, не задумываясь. В Дубае таких бутиков много, в них – дорого, красиво, не для всех. Оказываясь в любом из них, сначала испытываешь легкий шок, а затем перестаешь отвлекаться на различную мишуру для нуворишей и обращаешь внимание только на действительно интересные вещи.

Наверное, этого и добивались организаторы ноябрьского фестиваля роскоши в Дубае. Показать роскошь, которая бросается в глаза всем и сразу, и ту, что скромно дожидается, пока и до неё дойдет очередь быть оцененной по достоинству. Наряду с банальным туром по фирменным бутикам The Dubai Mall, в каждом из них можно было попасть на довольно интересные выставки и презентации. Из самых запомнившихся: презентация коллекции «объектов вожделения» Caron, среди которых были знаменитые фонтаны духов «Светлый табак» и «Французский канкан» в роскошных хрустальных флаконах Baccarat с заявлееной стоимостью от 250 до 350 тысяч дирхамов ОАЭ; оригинальная экспозиция Van Cleef & Arpels, на которой присутствовала дизайнер Дома, предлагавшая всем желающим сделать «Эскиз украшения своей мечты»; выставка высокого ювелирного искусства Дома Сartier; фарфор, хрусталь и столовое серебро Hermes, Baccarat, Bernardaud и Christofle.

Огромный интерес, как и положено, фестиваль вызвал у выходцев из России и стран СНГ, отдыхавших в это время в Дубае и постоянно проживающих в Эмиратах. Так исторически сложилось, начиная с XVIII века, члены комитета Comite Colbert были тесно связаны со многими странами Европы, в том числе и с Россией, особыми отношениями. Плодотворное сотрудничество началось с особых заказов люксовых французских товаров русскими царями и до сих продолжается, благодаря взаимовыгодным контрактам между Францией, Россией и соседними с ней странами.

Кстати, во многом, Россия вдохновляет представителей Домов французского люкса на новые творения. В свою очередь российское общество, его творцы и художники, восхищаются французским стилем и искусством жить, отдавая предпочтение французским брендам. Для того чтобы возродить время, когда русские говорили по-французски, Comite Colbert при сотрудничестве с Пушкинским музеем в свое время даже воздал должное давним связям двух стран и организовал три года назад потрясающую встречу в «Декабрьские вечера Святослава Рихтера» в Москве. Поскольку мы представляем в Эмиратах русскоязычный сегмент рынка, то наш интерес к представленным на фестивале французской роскоши в Дубае брендам, был искренним и неподдельным. Более того, нам удалось даже пообщаться с президентами и главными исполнительными директорами таких популярных компаний по производству столового фарфора, хрусталя и серебра, как Bernardaud, Baccarat и Christofle. Итак, знакомьтесь…

Мишель Бернардо, президент Bernardaud

Мишель Бернардо. Человек-фарфор

Он абсолютно уверен, что фарфор должен удовлетворять всем вкусам, кроме дурного. Представитель пятого поколения знаменитой семьи настроен решительно – продолжать дело своих предков так, чтобы фарфор Bernardaud был узнаваем всегда, каким бы годом выпуска он не датировался. В ответ на наш вопрос о том, что значит красота в его жизни, Мишель Бернардо сказал: «Истинные ценители красивой жизни понимают, что красота – это не только то, что на нас надето, но и то, что нас окружает. Красота обихода, красота манер… К счастью, лучшим учителем Art de Vivre может стать мир роскоши с его тонким хрусталем и нежным фарфором, например, таким, как наш, знаменитый лиможский».

Считается, что фарфоровые изделия появились на стыке эпох: приблизительное время их происхождения датируют интервалом между 185 г. до н. э. и 88 после. Однако это китайский фарфор, ввезенный в Европу Марко Поло, над разгадкой секрета производства которого билось немало светлых голов. Настоящая фарфоровая лихорадка, подобно клондайкской золотой, охватила Европу в начале XVIII века – все пытались раскрыть секрет производства благородного прозрачного фарфора сродни китайскому. И когда в 1710-х годах европейцы наконец-то преуспели, начался глобальный поиск сырья. Открытие каолинового месторождения под Лиможем в 1768 году привело к закономерному созданию Королевской Лиможской мануфактуры, на базе которой было создано более сорока керамических производств. Одна из самых старинных фабрик – Bernardaud, основанная в 1863 году.

Bernardaud овладела технологией и «алхимией» превращения сырья в готовые фарфоровые изделия непревзойденной элегантности, полупрозрачности и чистоты. Из небольшой мастерской в Лиможе дело выросло в мировой бренд класса «люкс», ставший частью успеха Comite Colbert.

Мишель, что Вы привезли на фестиваль французской роскоши в Дубай?

Наши лучшие коллекции фарфора, в том числе и ту, в основе которой лежат эскизы Марка Шагала, если вам это интересно. В 1951 году перед женитьбой художник лично расписал набор из 69 предметов. И выяснилось, что тот дожил в целости и сохранности до наших дней! Однажды родственники Шагала пришли ко мне и попросили сделать его точную копию. Когда я посылал за сокровищем водителя, страшно волновался. Дал ему строгие инструкции не превышать скорость 30 км/ч, так как очень боялся, что по дороге что-нибудь случится. Так что сегодня сервиз Марка Шагала можно купить в свободной продаже. Но только целиком, все 69 предметов.

Есть среди привезенных и продаваемых нами в ОАЭ образцах вещи, слегка перенасыщенные богатством, которые так любят покупатели из стран Ближнего Востока и России. Мы используем в коллекциях традиционный материал так, чтобы он выглядел современным. У нас есть не только тарелки с цветочками. Мы всегда работали и будем работать с приглашенными дизайнерами, причем в подобном сотрудничестве дизайнер получает полный карт-бланш. Я никогда не скажу: «Нет, этого мы не можем сделать». Так говорят только непрофессионалы. Настоящий художник знает: нет ничего невозможного. Наверное, поэтому наши работы так любят во всем мире.

А у вас есть любимый сервиз Bernardaud?

У себя дома я часто меняю сервизы, под настроение. Но есть один, к которому я отношусь особенно нежно. Все тарелки в нем отличаются друг от друга и изображают архитектурные памятники в разных уголках мира. Символично, что первая тарелка сервиза, выпущенная в 1991 году, была посвящена Москве. Это – не антиквариат, а просто интересная работа. Мы в Bernardaud призываем людей жить сегодняшним днем и пользоваться красивыми сервизами здесь и сейчас. Когда-то мы начали производить фарфор и из года в год совершенствовать процесс как раз для того, чтобы сделать изделия более доступными. Постоянное внедрение новых технологий позволяет нам при этом придерживаться лучших традиций французской роскоши. И хорошо бы нас хватило еще на 150 и более лет.

Херве Мартан, исполнительный директор Baccarat

Херве Мартан.

Хрустальный мир Baccarat

Baccarat – это старейшая компания Франции по производству хрусталя, её изделия украшают музеи и королевские дворцы. История этого Дома началась в 1764 году, когда король Людовик XV распорядился организовать производство стекла в местечке Баккара на востоке Франции. С тех пор идет «хрустальное завоевание» мира, и неудивительно, что Baccarat сегодня является символом достатка и роскоши. Хрусталь Baccarat, белый, черный или красный прозрачен, как слеза и отражает свет

Херве, Вы являетесь главным исполнительным директором Дома Baccarat с 2008 года. Чем Вас очаровала эта марка?

Тем, что она заставляет увидеть истинную красоту, воплощенную руками самых талантливых художников мира в хрустале. Таком хрупком, но очень выразительном материале.

Что Вы представляете на фестивале французской роскоши в Дубае?

И на фестивале, и в своих фирменных бутиках на территории стран Персидского залива мы представляем наши коллекции люстр, канделябров, бра, подсвечников, разнообразных ваз и столового хрусталя, созданных разными дизайнерами – известными и не очень, молодыми и теми, кто уже вписал свое имя в анналы мировой культуры. Нам, так же как и нашим покупателям интересным инновационные подходы к огранке и обработке хрусталя, к его цветовым решениям – от белого и черного в видении Филиппа Старка до ярко-алого, созданного специально к осенне-зимнему сезону 2010-2011 года. Еще один немаловажный аспект нашего творчества – это изготовление ограниченных серий флаконов для знаменитой и нишевой парфюмерии. Здесь, на фестивале их можно увидеть, например, в экспозициях Caron и Guerlain. Кроме того, хочу отметить коллекции нашей бижутерии, адресованные молодым поклонникам роскошного образа жизни и впервые запущенные в 1992 году.

Среди поклонников продукции Baccarat немало русских покупателей. Что привлекает их в первую очередь?

Высочайшее качество, проверенное почти 250-летней историей. Наша приверженность традициям и желание создавать подлинные шедевры. Еще мне лично очень приятно, что узнав о нашем выходе на рынок элитное недвижимости, многие российские инвесторы сразу вложили свои средства в дубайский проект Dubai Pearl, где будут созданы брендовые отели и резиденции Baccarat. Это говорит только об одном – нашей взаимной любви к прекрасному.

Тьерри Орье, президент Christofle

Тьерри Орье.

Серебряная печать Christofle

Торговая марка Christofle обязана своим рождением получению ювелиром Шарлем Кристофлем в 1830 году патента на создание во Франции первого производства изделий из серебра. В настоящее время продукция марки Christofle включает в себя кроме серебряных декоративных изделий, столовой посуды и приборов, письменных принадлежностей, высокохудожественные коллекции из фарфора и хрусталя.

Тьерри, что Дом Christofle значит для Вас, как для его нынешнего президента?

Не побоюсь показаться банальным, но изящество и элегантность в сочетании с традициями старых мастеров – это и есть Christofle. Как для меня, так и для наших поклонников.

Что необычного Вы привезли на фестиваль роскоши Comite Colbert?

Мы представляем на фестивале нашу экстраординарную коллекцию скульптур из серебра ‘Haute Orfevrerie’, выпущенную ограниченным тиражом. Ключевыми фигурами в коллекции являются «Слон» (‘The Elephant’), «Английский жеребец» (‘The English Horse’), «Арабский скакун» (‘The Arabian Horse’) и «Тигр» (‘The Tiger’), созданные художницей Эллисон Хоукис, а также уникальную люстру «Древо» размером 1,2 метра, работы Ора Ито и декоративный «нос» корабля ‘Voilier’ скульптора Дарко Младеновича.

Что в этих работах такого особенного?

Все изделия в коллекции ‘Haute Orfevrerie’ полностью изготовлены вручную с использованием старинных методов обработки металла. Их создали наши лучшие мастера, настоящие специалисты по серебру, которых мы считаем «живыми сокровищами», хранящими традиции и секреты Christofle. Эти работы – вечны, и я полагаю, они заинтересуют серьезных коллекционеров.

Пожелав всем нашим собеседникам успехов в наступающем году, мы еще раз осмотрели экспозиции участников первого в истории Ближнего Востока фестиваля французской роскоши Comite Colbert. Между строк у каждого из тех, кто представлял свои лучшие творения, читалось «побольше бы нам русских покупателей». Что ж, этот, вполне оправданный интерес к России и её покупателям у luxury-брендов, кстати, не только французских, но и английских, итальянских, и даже американских, связан с фантастическим объемом российского потребительского рынка.

Фантастическим традиционно: русские аристократы не могли жить без французских вин, высококлассного фарфора, хрусталя, драгоценностей и платьев. Глядя на Париж жил весь мир, но русские это делали с размахом, от которого захватывало дух у самих французов. Сейчас мир изменился, а вот мы, русские, по-видимому, нет. Иначе как объяснить, что 10% продаж брендов класса «люкс» приходится на нищую по меркам богатого и сытого Запада Россию, в которой прибыль Домов-членов Comite Colbert выросла за 2008 докризисный год на 60% и составила порядка 600 млн евро.

И хотя гостившие в Дубае президенты дизайнерских Домов говорили и о большом интересе к их продукции со стороны самых состоятельных людей ближневосточного региона, включая членов правящих фамилий нефтеносных монархий, все они прекрасно понимали, что даже в ОАЭ большой процент продаж приходится не столько на местных жителей, сколько на выходцев из России и стран СНГ, «с младых ногтей» влюбленных во всё то, что родом из Франции.

Похожие статьи: