BAUME & MERCIER Золотые пропорции

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  2010

Как воздать дань уважения времени? Чем освятить эпоху, положившую начало его измерению? Для кого-то труднейшие из вопросов. Часовщики мануфактуры BAUME & MERCIER нашли ответы, представив в три новые модели коллекции WILLIAM BAUME и посвятив их УИЛЬЯМУ БОМУ (1885-1956), человеку, который в 1920-х сделал одну из старейших женевских марок по-настоящему современной.

Уильям Бом

178 лет в истории часового ремесла В женевской штаб-квартире компании Baume & Mercier висят портреты её отцовоснователей – начиная с достопочтенного Луи-Виктора Бома, создавшего в 1830 году вместе с братом Селестаном фирму «Братья Бом» (“Freres Baume”). Как и на всех прижизненных снимках выдающихся личностей начала прошлого столетия, вид у него немного испуганный, но торжественный. Луи-Виктор Бом оставил в наследство часовым мастерам дня сегодняшнего звучную фамилию в названии и лозунг при входе на мануфактуру: «Выпускать часы только лучшего качества». Тогда еще никто и предположить не мог, что начинание «Братьев Бом», собиравших первые механизмы в своей деревушке, это старт почти двухсотлетней борьбы за место в истории часового искусства. Надо сказать, справлялись они с возложенной на них миссией с честью. С 1892 года они десять лет были абсолютными рекордсменами хронометрической точности, получали награды Всемирных выставок в Париже, Лондоне, Филадельфии и Женеве, меняли статус марки и менялись сами. Причем делали это не только братья Бом, но и сыновья Бом, и внуки Бом.

Уильям Бом со товарищи

Уильям Бом, в честь которого названа новая серия, как раз – Бом-внук. Его портрет – это уже фотография человека из другого времени, опыт которого не заканчивался лишь горной деревушкой часовщиков. Он уже полулежит в деревянном шезлонге, одетый в белоснежную сорочку и жилет, из которого, кажется, вот-вот выскользнут золотые часы-луковица. Он – статен, высоколоб и весело улыбается в кадре. По всему видно, что жизнь удалась и ему есть чем гордиться. В 1918 году состоялась историческая встреча в Париже – часовщик Уильям Бом познакомился с ювелиром Полем Мерсье, и создал вместе с ним нынешнюю марку Baume & Mercier. С самого начала Мерсье и Бом, Бом и Мерсье стремились сделать ее современной, ориентированной на дизайн, а не на часовые рекорды. Им было важно, чтобы их продукцию носили на запястьях, а не выставляли в часовых музеях. Так что линия посвящена не только 178-летию марки, но и почти 100-летию знаменитой встречи, объединившей таланты Бома с Мерсье.

Уильям Бом вместе с Полем Мерсье черпали вдохновение в период, который пришелся на промежуток между двумя мировыми войнами. Это были «сумасшедшие» годы. Часовщику Бому и ювелиру Мерсье удалось совместить все технические и эстетические инновации того времени в каждой своей модели часов. Эволюция и выдающийся технический прогресс того удивительного века отлично прослеживается не только в работах мастеров фабрики Baume & Mercier, но и в первом «обтекаемом» локомотиве, представленном на суд старушки-Европы в 1930 году и унаследовавшем в себе черты первых подобных поездов, впервые появившихся за целых сто лет до этого, в 1830-м. Как раз в ту пору, когда дед Уильяма Бома открывал свое часовое производство.

Помимо широкого использования технологических инноваций, Уильям Бои и Поль Мерсье сформулировали философию марки, которая сегодня звучит даже более современно, чем когда-либо: «Создание часов, которые бы несли в себе не подвластный времени дизайн и подлинную элегантность».

В 1921 году, благодаря многочисленным изобретениям и новациям, мануфактура Baume & Mercier удостоилась чести ставить на своих часах знаменитое «Женевское клеймо» (“Poincon de Geneve”)

Три цвета времени

Три главные модели коллекции William Baume Collection напоминают о «бомовских» часовых победах и завоеваниях. Здесь есть, например, часы с турбийоном, а ведь Baume & Mercier не выпускали турбийонов чуть ли не с довоенных пор. Выходит, в недрах фабрики удалось сохранить секреты мастерства! Модель William Baume Tourbillon представляет собой крупные мужские часы в корпусе с диаметром 43 мм, с турбийоном на отметке «9 часов» и секундным циферблатом на «6 часах». Часы выпущены всего в десяти экземплярах. Интересно, кто уже стал их обладателем? Часы William Baume Retrograde получили ретроградную секундную стрелку. Она расположена в нижней части циферблата (между отметками «4» и «8 часов») и отсчитывает минуту в два движения: проходит 30 секунд, стрелка возвращается к нулю и отсчитывает еще 30. Это коллекционное усложнение на любителя, смысл которого можно найти в удобстве чтения: если вам нужно 45 секунд, вам незачем следить за первыми 30-ю, если 25 – вы не обращает внимания на вторые. Несомненное достоинство этой модели – большое окошко даты на отметке «12 часов» и автоматический подзавод. Этих часов выпущено ровно 178 экземпляров. И, напоследок, стоит рассказать о модели William Baume Ultraplate. Это классические часы к смокингу. Если вдуматься, то создание подобных часов является одной из сложнейших задач для любой часовой мануфактуры. Сверхтонкие и одновременно невероятно простые часы с двумя стрелками сделать иногда труднее и почетнее, чем «увесистые» модели с десятью турбийонами. К чести часовщиков, работавших и работающих в B&M, отметим, что с 1920-х годов фирма Baume & Mercier славилась своими сверхтонкими часами Black Tie.

Федерик ЧиматтиФедерик Чиматти: «что для меня значит время? Тик-так... время – это иллюзия, поэтому люди придумали часы, чтобы не потеряться в непознанном. Мы говорим: «У меня нет времени… Я бы хотел иметь чуть больше времени… Время – дорого». Похоже, время и есть самая большая роскошь, не правда ли?»  

Первый пошел

Поскольку название бренда состоит из двух фамилий, будем считать, что первая часть посвящений окончена. Уильям Бом, знаменитый часовщик, представитель династии, вписавший свое имя в историю высокого часового искусства (Haute Horologerie), получил коллекцию, созданную в его честь. Теперь дому Baume & Mercier стоит подумать над тем, каким образом отметить всемирно-историческую роль в Поля Мерсье в истории марки. Нам с вами, как его соотечественникам, разбросанным сегодня по всему миру, об этом было бы особенно интересно узнать как можно больше. Почему? Да потому, что если Уильям Бом – потомственный швейцарец, то Поль Мерсье – француз лишь по матери, которая трудилась модисткой у Ворта в Париже. Родословная Поля Мерсье по отцовской линии восходит корнями к России. И если уж произносить имя второго великого человека в тандеме Baume & Mercier, то уж точно на русский манер – Павел Чередниченко. Он был сыном русского гвардейца, артистом, художником, ювелиром и настоящим гением пиара, если воспользоваться современной терминологией. Пожалуй, он по праву заслужил если уж не именных часов, желательно из золота и с хорошей ювелирной отделкой, то уж точно марочного сорта французского бордо его имени.

Похожие статьи: